ДеГро Дэвид, Духанов Сергей: Пентагон подозревается в сверхприписках (17.07.2018)

В Пентагоне потерялись следы 21 триллиона долларов американских налогоплательщиков. Это – данные Службы генерального инспектора, а также Службы финансов и бухгалтерии министерства обороны США. Помогу осознать масштаб произошедшего: 1 триллион – это 1 000 миллиардов.
Вот выдержки из резюмирующей части доклада Службы Генерального инспектора МО США по аудиту финансового менеджмента:

системы финансового менеджмента МО США, введенные в действие для контроля и мониторинга денежных потоков «не позволяют МО США собирать и докладывать такую финансовую информацию…, которая была бы точной, надежной и своевременной» (стр. 4);

МО США часто вносит «не подтвержденные фактическими данными» (т.е. вымышленные) средства в свои отчеты (стр. 13) и использует эти цифры для того, чтобы сводить балансы (стр. 14);

инвентарные записи не проверяются и не уточняются; для предоставления отчетности об инвентарных запасах используются неточные данные, а закупки производятся на основании искаженных инвентарных записей (стр. 7);

менеджеры МО США не знают, сколько денег находится на их счетах в министерстве финансов или когда они используют больше средств, чем те, что были ассигнованы конгрессом (стр. 5);

МО США «не ведет учета, не собирает сведений, не сверяет и не докладывает» о средствах, полученных от других ведомств или от общественности (стр. 6);

МО США не отслеживает средств ни покупателей, ни продавцов при осуществлении расчетов с другими ведомствами (стр. 12);

«отсутствует достоверная отчетность об издержках и амортизации собственности, предприятий и оборудования МО США» (стр. 8);

«отсутствует достоверная отчетность о стоимости собственности и материальных ценностей МО США, находящихся в распоряжении подрядчиков» (стр. 9);

МО США не располагает сведениями ни о том, кто должен ему деньги, ни о том, как много ему должны (стр. 10.).

При этом ситуация только ухудшается:

«Аудиторские журналы» содержат «недостаточно детализированные данные», что означает: никто не в состоянии отследить движение средств.

Инструменты «внутреннего контроля» МО США, предназначенные для отслеживания денег, не действуют. Таким образом, отчеты об издержках и финансовые отчеты неточны, а размер и даже направление (т.е. определение, являются ли эти величины положительными или отрицательными) ошибок невозможно установить, и Пентагон не соблюдает многие из тех законов, которые регулируют всю эту сферу.

Дело выглядит так, что статьи конституции США об отчетности и ассигнованиях являются просто показухой, за которой процветают многочисленные поражающие воображение должностные преступления.

Конгресс и Пентагон ежегодно отчитываются и проводят слушания о недостатках в финансовой отчетности МО США и иногда вводят в действие новые законы. Но многие из них просто дозволяют Пентагону игнорировать предыдущие, а остальные представляют собой очковтирательство.

Если у вас система, которая точно не знает, сколько и чего она расходовала в прошлом, если она не знает, сколько и чего она расходует сейчас (и не желает исправлять сложившееся положение вещей), то как вы можете ожидать, что она произведет компетентную и честную оценку будущих расходов?

Самоочевидно то, что невозможно разумно управлять такими действиями, которые допускают неточные и непроверяемые данные. 

Ошибки в расходах, сроках и результатах не являются случайными. Оказывается так, что фактические расходы всегда намного, зачастую в десятки раз, превосходят первоначальные оценки, сроки всегда оптимистичны, а результаты – раздуты.

Пентагон, оборонная промышленность и их подручные в конгрессе требуют увеличения денежных вливаний в систему, чтобы делать вид, что они улучшают ее.

Психология чрезмерной секретности порождает страх и идеологическую веру в то, что высоким издержкам и оружию высокой сложности альтернативы нет. Тогда и огромные бюджеты легче оправдать, особенно если никто не может выяснить, как на самом деле Пентагон тратит деньги.

Ключ к проблеме их расходования – введение реальной финансовой отчетности. Никакую систему нельзя ни понять, ни исправить, если ее невозможно точно измерить. Меж тем никакого ощущения срочности, чтобы что-то предпринять, в Пентагоне нет. В 1990-х обещали, что проблема с отчетностью будет решена к 1997-му. В начале 2000-х обещали, что ее решат к 2007-му, потом – к 2016-му, затем – к 2017-му… Необходимо задать следующий вопрос: если после 20 лет обещаний Пентагоном не было сделано ничего, чтобы положить конец проблеме с отчетностью, то не является ли высшее руководство просто некомпетентным? Или искомым результатом является избежание ответственности?

Нынешняя система и ее неконтролируемые финансы наносят смертельный урон обороне, это – мошенничество по отношению к налогоплательщикам и бездумное раздувание бюджетов Пентагона и других федеральных ведомств.

Любая реформа, которая не решит эту самую фундаментальную проблему, станет лишь еще одной обреченной попыткой сохранить ту систему, которая преуспевает на лжи и обмане.

Уильям Хартунг, директор проекта по вооружениям и безопасности в Центре международной политики, суммировал кризис отчетности в Пентагоне такими словами: «Называйте это хоть иронией, хоть характерным для министерства обороны образом жизни, но анализ, проведенный Проектом «Надзор за властью», отмечает, что на «исправление» проблемы с аудитом Пентагон уже израсходовал примерно 6 миллиардов долларов – а решения проблемы и не видно. Если что-то и изменилось в практике финансовой отчетности министерства обороны, то только в худшую сторону».
17.07.2018

ДеГро Дэвид, Духанов Сергей
Источник: https://vpk-news.ru/articles/43744




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта