Лукас Готтсен, (Svenska Dagbladet, Швеция): Питерсон: Радикальный феминизм — однобокая и озлобленная идеология (07.12.2018)

Проблемы мальчиков и молодых людей — из-за феминизма, считает Джордан Питерсон (Jordan B Peterson), психолог и писатель с неоднозначной репутацией. Исследователь, занимающийся маскулинностью, Лукас Готтсен (Lucas Gottzén) встретился с ним, чтобы взять интервью перед лекциями, которые тот проведет в Стокгольме 5 и 10 ноября. Все билеты на лекции были полностью распроданы.
Глядя на Джордана Питерсона, невозможно не вспомнить про архетипы. На этого канадского психолога, ставшего своего рода интеллектуальным законодателем мнений, сильно повлияла теория Юнга о том, что мифы и символы наследуются биологически.

Сам Джордан Питерсон играет с классической «мужской мифологией», усвоив ковбойскую манеру и подчеркивая, что вырос на канадском западе. Сапоги, он, очевидно, оставил дома, но, когда фотографировался в отеле «Людмар» в Стокгольме, в своем полосатом костюме и жилете он напоминал шерифа. Архетип, который приходит в голову первым, — это герои Джона Уэйна (John Wayne).

Во всяком случае, похоже, именно так его видят его сторонники. Для всех консервативных участников общественных дебатов он — просто подарок небес. Они в нем видят противоядие от слишком уж ориентированной на Запад культурной риторики, в которой резко критикуется политика идентичности. Профессор всегда говорит корректно и конкретно и прибегает к рациональным аргументам, выходя победителем из дуэлей с взбешенными противниками.

У него много поклонников, в особенности среди молодых мужчин, которым, по их мнению, помогает его строгий призыв перестать жаловаться и самому взяться за свою жизнь. Журналист Юнатан Локсдаль (Jonatan Loxdal), который под выдуманным именем этим летом побывал в лагере для мужчин, рассказал, что участников вдохновлял именно Питерсон. Ведущая фигура современного мужского движения Александр Бард (Alexander Bard), который выступал в лагере, восхвалял его в Твиттере: «Джордан Питерсон — Мессия!»

Но многие и разгневаны. В особенности представители научного мира, ведь Питерсон выбирает из пирога науки только те изюмины, которые ему подходят. Отталкиваться от Юнга в сфере североамериканской академической психологии тоже едва ли бесспорное решение, ведь там психоанализ никогда не имел большого успеха.

«Когда я писал диссертацию, меня попросили никогда ни с кем не обсуждать мою увлеченность юнгианством», — рассказал он, пока мы усаживались в кресла дизайнерского отеля.

Его жена, сопровождающая его в мировом турне, сидит в другом конце маленькой комнаты и разбирается с расписанием мужа в мобильном телефоне.

Питерсон разделяет интерес к юнгианству представителей «мифопоэтического» мужского движения, которое в 1990-х годах возглавлял американский поэт Роберт Блай (Robert Bly). В Швеции его представлял психотерапевт Оке Хёгберг (Åke Högberg), который на курсах пытался помочь мужчинам найти своего внутреннего дикаря через мифотворчество и ритуалы.

Однако Джордан Питерсон с сомнением относится к бубнам, барабанам и танцам «мифопоэтов».

«Создавать ритуалы очень тяжело, они должны органически развиваться сами. Ритуалы — это скорее что-то вроде драм, в которых мы участвуем невольно. Вероятность сконструировать работающий ритуал мала».

Если сторонники Джордана Питерсона видят в нем героя, сам он, похоже, предпочел бы представать как другой архетип: мудрый мужчина, предостерегающий о тиране. Десятилетия он посвятил критике фашизма. Сейчас же он обратил свой взор на то, что, по его мнению, стало новыми репрессивными силами: постмодернизм, неомарксизм и в особенности феминизм.

Обычно очень корректный и конкретный, он, однако, будто стреляет очередями, когда заговаривает о феминизме. Так же, как и в книгах и лекциях, его критика феминизма просто разгромная, при этом оказывается, что он удивительно мало читал на эту тему. Он словно сам выстраивает манекен, на который очень удобно нападать.

Он называет феминизм источником большинства проблем молодых мужчин и мальчиков, в особенности в школе. Так называемый кризис мальчиков (когда парни отстают в учебе), по его мнению, еще усугубляется тем, что мужчин выставляют притеснителями.

«В гуманитарных и общественных науках, а также в общественных дебатах сейчас все больше доминирует нарратив о том, что общество — это тиранический патриархат. Это основополагающая аксиома радикального феминизма, которую потом, как ярлык, наклеивают на современных мужчин и мальчиков. Считается, что они унаследовали незаслуженные привилегии и склонны к тирании».

Так вы считаете, что проблемы, с которыми сталкиваются мальчики сегодня, порождены феминизмом?

«Конечно. Он пронизывает всю систему образования от детского сада до университета».

По моему мнению, сказать, что именно феминизм — причина плохих оценок мальчиков в школе, — значит свести целый ряд социальных процессов к одному простому вопросу идеологии. Но Джордан Питерсон заявляет, что феминистки толкуют амбиции мальчиков как стремление запугивать и притеснять.

«Как заставить молодых диких мужчин быть продуктивными членами общества? Это трудно. Нужно, чтобы они преодолели потребность получать немедленное удовлетворение и занялись самодисциплиной. Нужно их за это поощрять. Если же мы наказываем их амбиции, видя в них проявление патриархальной тирании, то мы заставляем молодых людей отказаться от борьбы. Вы даете им оправдание и повод не брать на себя ответственность».

Но есть ли что-то справедливое в том, что феминизм говорит о неравноправии?

«Возможно, по каким-то конкретным вопросам. Но весь нарратив мне не нравится».

Он считает, что феминизм переписывает всю историю, выставляя мужчин деспотами.

«Такое толкование истории вы можете дать, только если вы ничего не знаете об истории или если у вас нарушена способность строить отношения с противоположным полом. Это деструктивное и пугающее учение».

Однако гендерная история, которую я сам изучал в университете, рассказывала не о том, какие мужчины деспоты, а о том, что женщины часто считались хуже мужчин и вообще другими, и это имело серьезные последствия для обоих полов. И далеко не все мужчины выиграли от наведения гендерного порядка.

Когда я спросил Джордана Питерсона о кампании #metoo, он стал говорить более рационально и поддержал жертв насилия, которым часто приходится проходить через жестокий судебный процесс.

«Подаешь заявление об изнасиловании — платишь за это высокую цену. Но чаще всего человек бывает в ужасном состоянии, как бы он ни поступил».

Он также говорит, что и работодатель несет определенную ответственность, даже если из-за его вмешательства могут нарушиться отношения на рабочем месте.

Но в следующий же момент он обвиняет жертв Харви Вайнштейна (Harvey Weinstein) в том, что они молчали, так что Вайнштейн в результате мог продолжать выбирать все новых жертв. То, что женщины боялись дурных последствий для себя, по его мнению, не избавляет от моральной ответственности заявить о преступлении.

«Они знали, что он — хищник, который продолжит охотиться на других. Возможно, им было бы лучше самим начать разбираться с этой катастрофой, чтобы избавить других от этой участи».

Вам не кажется, что жертвы сексуального насилия могут думать, что добиться правосудия будет тяжело?

«Конечно, ведь они замешаны в грязном деле».

И он молниеносно возвращается к своему излюбленному «пугалу» — феминисткам. По словам Джордана Питерсона, они требуют создать параллельное правосудие.

«Радикальные феминистки думают, что наша система правосудия защищает только нарушителей. Они не правы. Такое представление — логическое следствие этой однобокой и озлобленной идеологии».
07.12.2018

Лукас Готтсен, (Svenska Dagbladet, Швеция)
Источник: https://inosmi.ru/social/20181206/244153499.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта