Виген Акопян: Плоды бархатной бескровной революции Пашиняна (Сопредельные государства бывшего СССР: Армения) (29.05.2019)

«Бархатная бескровная революция» Никола Пашиняна могла бы стать для Армении событием поистине историческим, возыметь позитивный эффект на нерадостные реалии республики. Но надежды на это день ото дня все меньше. Скорее всего, она с течением времени станет эпизодом истории, похожим на «оранжевый майдан» в Киеве, а Пашинян уйдет с лаврами армянского Ющенко.
 
«Бархатная бескровная революция» Никола Пашиняна — не вещь в себе. Ни для самого Пашиняна, ни для поверившего в него армянского народа она не завершилась с отставкой Сержа Саргсяна в апреле 2018 года и внеочередными парламентскими выборами 9 декабря, а только началась. Как говорится, шаг сделан, а путь предстоит дальний.

Плоды этой «революции» армянский народ жаждет узреть, и он их узрит. И только по этим плодам будет судить об исторической миссии Пашиняна. А это для действующего армянского премьера вопрос жизни и смерти.

Сразу после «бархатной бескровной революции» я сделал в сети «Фейсбук» запись примерно следующего содержания: «Я уверен, что Никол Пашинян сегодня готов отдать жизнь за армянский народ, но, боюсь, в дальнейшем он наломает таких дров, что жизни придется отдавать армянскому народу». Ведь может случиться и так, что «бархатная бескровная революция» Пашиняна дискредитирует в итоге саму себя, а ее плоды окажутся не такими уж и сладкими?

Дело в том, что Пашинян организовал крупнейшее потрясение государственной системы Армении, которую в таком потрясенном виде сам и возглавил, продолжая сотрясать до сегодняшнего дня. При этом Пашинян оказался, мягко говоря, заложником ситуации. Потому что, во-первых, возглавил систему лишь частично. В управление сферами внешней политики и безопасности он входит постепенно, а в остальные вынужденно рекрутировал тех, кто «шагал с ним рядом по просторам». А это были в основной своей массе кадры из финансируемых глобальным авантюристом Джорджем Соросом НКО — профессиональные активисты, заточенные еще и на русофобский лад. Но о них ниже. Пашинян лично делегировал последним власть. И вот сегодня, когда между государственной безопасностью и этими людьми возник априори неминуемый конфликт интересов — ибо одни находятся на страже интересов государства, а вторые, не понимая этого, разрушают его основы — Пашинян оказался на лезвии ножа.

Необходимо заметить, что к моменту прихода к власти Никола Пашиняна государственная машина Армении работала хоть и крайне неэффективно, но выглядела довольно монолитно. Власть отождествлялась с правящей партией, а ее лидер держал на личном контроле вопросы внешней политики и безопасности. Жить, как говорится, было тяжело, но не опасно для жизни. При этом сохранялась должная дистанция государственной системы Армении от сообщающейся с нею в целом системы власти в Нагорном Карабахе. Никаких поползновений перекинуть что-то из Еревана в Степанакерт или наоборот никто из чиновников с двух сторон не демонстрировал. В настоящее время данная субординация с подачи Пашиняна пошла вразнос.

Озвучивая для внутренней аудитории заведомо невыполнимые намерения вернуть Карабах за стол переговоров с Баку, Пашинян на деле планомерно разрушает непризнанную официально Ереваном карабахскую государственность, выставляя на передний план идею объединения Арцаха (армянское историческое название Нагорного Карабаха) с Арменией. А это означает, что армянский премьер всерьез намерен или разрешить карабахскую проблему миром, или же взорвать ситуацию, чтобы добиться разрешения проблемы по итогам новой войны. И у него нет иного выхода. Без решения проблемы Карабаха Армению не поднять ни морально, ни экономически, а если нет, то и «революция» будет неминуемо обесценена, оплевана, а страдающий от нищеты народ продолжит голосовать ногами.

Пашинян прекрасно понимает, что итоговая оценка его «бархатной бескровной революции» теперь уже зависит и от дальнейшей судьбы Арцаха.

Эта незримая связь стала явной с арестом первого президента Нагорного Карабаха и второго президента Армении Роберта Кочаряна и в дальнейшем лишь укреплялась. Символичным с этой точки зрения стал приход президента Арцаха Бако Саакяна и бывшего карабахского лидера Аркадия Гукасяна в суд в Ереване для того, чтобы обеспечить личными гарантиями освобождение под залог Роберта Кочаряна. Таким образом, армянская внутренняя политика после «бархатной бескровной революции» Пашиняна влилась во внутрикарабахскую повестку дня, а затем обернулась бумерангом для Пашиняна, который заявил о подготовке заговора против себя с использованием карабахского фактора.

Итак, внутри Армении Пашинян получил конфликт части правительства с госбезопасностью, а с карабахского направления — угрозу заговора. Ситуация довольно нервная. Не случайно партия «Армянская революционная федерация «Дашнакцутюн» призывает премьер-министра к серьезности, показав ему на митинге 23 мая «желтую карточку» за безответственные действия на внутренней и внешней аренах.

Призыв блокировать здания судов из уст высшего руководителя страны — экзотика даже для стран «третьего мира». Что же касается довольно истеричных и безапелляционных обвинений премьер-министра в подготовке войны в Карабахе с тем, чтобы свалить затем всю вину на него, то для успокоения народа их были вынуждены опровергать министр обороны Армении Давид Тоноян и фактически глава соседней страны — Бако Саакян. Явление беспрецедентное, позволившее азербайджанским СМИ писать о наличии острого конфликта между Ереваном и Степанакертом.

Таким образом, Пашинян получил публичный афронт и сбавил обороты. Он признал, что в целом недоволен своей работой на посту премьер-министра. А это означает, что державшийся достаточно высоким его рейтинг отныне будет только падать. Тому будет способствовать, прежде всего, отсутствие подвижек в экономике страны. Народ после революции ожидал их в экстренном режиме как результата обещанной масштабной борьбы с коррупцией. Но на деле увидел выборочные репрессии, связанные с личными обидами Пашиняна и его внешними обязательствами, как-то арест генерального секретаря ОДКБ генерала Юрия Хачатурова.

Однако и это не самое печальное. Во внешней политике Никол Пашинян оказался в подвешенном состоянии, поскольку доверительный и самое главное продуктивный диалог с Москвой ему выстроить так и не удалось, а ожидаемой поддержки с Запада он не получил и уже вряд ли получит. А если все-таки получит, тем хуже для него.

Американская внешняя политика, конечно, рассчитана на годы вперед, но годы эти быстро пролетают, а ситуация меняется с калейдоскопической скоростью. Победа Дональда Трампа на выборах в США стала причиной своеобразного сбоя не только во внутренней американской политике, но и на некоторых участках ее внешнего курса, когда выстроенная прежней демократической администрацией машина вмешательства во внутренние дела других стран с помощью фондов, подобных «Открытому обществу», оказалась временно или частично не востребованной самими же США и ее новым президентом, заявившем об отказе США от таковой практики вмешательства.

«Революционеры» после триумфа ожидали продолжения поддержки, а получили закрытие программ USAID, коррпунктов радиостанции «Свобода» и сокращение финансирования по всем фронтам. Поэтому Пашинян может спокойно советовать Владимиру Зеленскому, как тому выстраивать доверительный диалог с президентом России Владимиром Путными, но, к сожалению для него, не может внятно объяснить, как тому договориться с Трампом. А это на сегодня не менее важно.

При этом все претензии за реальные проблемы в армяно-российских отношениях Пашинян может предъявить самому себе за пламенную борьбу против ЕАЭС, а также членам навязанной ему западными НКО команды, до прихода к власти замеченным в ведении информационной войны против России на западные гранты. Это идейные русофобы, которых Пашинян не может заставить полюбить Россию. С этой точки зрения долгосрочное воздействие деятельности западных НКО на армяно-российские отношения можно считать наиболее тяжелым ударом по государственной безопасности Армении. И удар этот по большому счету был нанесен с попустительства прежних властей, давших законодательный простор для работы иностранным структурам, занимающимся общественно-политической сферой. Но это отдельная история.

Так или иначе, призыв Пашиняна в адрес России «подстроиться» под новые постреволюционные реалии Армении был принят к сведению. Тем более, что Москва начала выстраивать свою региональную политику с опорой на Азербайджан еще до армянской «бархатной бескровной революции». Роль нейтрального Баку как площадки для обсуждения региональных и глобальных проблем за последние годы лишь нарастала, как и военно-политический и экономический потенциал Азербайджана. Особенно активно работает азербайджанская дипломатия на региональном треке — в трехсторонних и четырехсторонних форматах с участием России, Турции и Ирана. Периодически в столице Азербайджана проходят консультации между высокопоставленными военными РФ и НАТО. В условиях активного российско-иранского и российско-турецкого взаимодействия (Астанинский формат) в Сирии, вероятность конфликта между ними в Закавказье стремится к нулю. А это означает, что армянский форпост против Турции в некоторой степени теряет для Москвы свое насущное значение. По причине экономического спада и внутренней политической нестабильности Армения теряет позиции в регионе, демонстрируя тенденцию к сближению с Грузией до степени полного объединения, что исходит из интересов США.

Хочет того Пашинян или нет, но его «бархатная бескровная революция» возымела именно тот внешнеполитический эффект, который и должна была возыметь. Вне зависимости от того, что ее цели и задачи корректировались по ходу с учетом внешних и внутренних обстоятельств.

Разбалансированность системы власти, резкое повышение рисков вокруг Нагорного Карабаха и внешнеполитический цугцванг — таковы текущие позиции лидера «бархатной бескровной революции». При сохранении подобных «трендов» Никол Пашинян растеряет свой рейтинг до конца текущего года, а то и раньше, если им не будут предприняты экстраординарные действия по всем трем указанным трекам. При этом разрешение карабахского конфликта и восстановление внешнеполитической инициативы и регионального веса Еревана — наиболее актуальные и сложные вызовы. Это не конкурентов по камерам пересажать. Прежде чем действовать, необходимо проанализировать текущую ситуацию и наметить цели. В определенной степени это постарался сделать не Пашинян, а бывший посол Армении в Ватикане Микаэл Минасян.

Его программная статья в российской «Независимой газете» под заголовком «„Два государства — одна цель“. Необходима новая архитектура армяно-российского союзничества» оказалась незаслуженно обойдена вниманием российских экспертов.

В частности, Минасян предлагает наполнить новым смыслом «армяно-российские стратегические союзнические отношения», выстроив их по «удачному», как ему видится, примеру взаимоотношений Соединенных Штатов Америки и Государства Израиль.

«Россия на сегодня больше, чем когда-либо, нуждается в такой успешной модели союзнических отношений, которая будет служить источником гордости. Модели, которую можно будет демонстрировать ближайшему окружению и всему миру так же, как на протяжении десятилетий мир ссылается на удачный пример взаимоотношений Соединенных Штатов Америки и Государства Израиль», — пишет Минасян.

Примечательно, что данная довольно смелая инициатива бывшего посла республики прозвучала в момент, когда армяно-российские отношения испытывались на прочность фигурой Пашиняна.

В статье Минасяна самое главное это, конечно же, сама статья. Обращение к России за поиском нового модуса взаимоотношений зять экс-президента Сержа Саргсяна, которого до революции многие прочили в его преемники, озвучил в ситуации разрушения прежней модели взаимоотношений по линии Москва-Ереван, персонифицированной с армянской стороны Сержем Саргсяном. Так с кем же России строить «Израиль» в Закавказье? С Николом Пашиняном? И главное против кого? Во-первых, даже в самих США и особенно сейчас, когда Трамп объявил Иерусалим столицей Израиля и идет рука об руку с Биньямином Нетаньяху против Ирана, идет жаркая дискуссия вокруг того, кто кем собственного говоря управляет — собака хвостом или хвост собакой. Не случайно, соответствующая карикатуране где-нибудь, а на страницах The New York Times, вызвала буквально на днях серьезный скандал. Издание было вынуждено извиниться перед своими читателями.

Зачем Армении такой «удачный пример» — понятно, но что с этим дальше делать Москве? При этом очевидно, Израиль на Ближнем Востоке нужен США настолько же, насколько он нужен еврейской общине США, встроенной в американскую государственную машину и стоящую во главе ряда корпораций. Согласимся, такого присутствия во власти и влияния у армянской общины в России, а равно фигур масштаба Шелдона Адельсона нет, и вряд ли когда-либо будет. А значит, и лоббировать «израилизацию» Армении в Москве некому.

С другой стороны, Израиль противостоит Ирану — региональному противнику США, сдерживает арабские монархии и, по признанию израильских же экспертов, выступает для США в качестве «полигона» для обкатки передовых технологий противоракетной обороны во всех её форматах — от тактического до близкого к стратегическому уровнях. Нужно ли это Армении и способна ли она на сопоставимый израильскому вклад в это общее с Россией дело — большие вопросы.

Таким образом, сегодня Армения оказалась в точке перелома. Времени на эксперименты более нет, любой последующий шаг может оказаться необратимым.

Возможно, стабилизирующим элементом внутри Армении и по всему периметру её внешнего фронта станет миссия номинального главы государства в парламентской республике — президента Армена Саркисяна. Инкорпорированный в тело армянской системы государственного управления ещё при Серже Саргсяне, армянский президент, избираемый парламентом, представляется многим компромиссной фигурой. И внутри, и извне Армении. Другой вопрос, насколько эту компромиссность и публичную равноудалённость Саркисяна от внешних центров силы можно поставить на службу армянским национальным интересам и как-то совместить с нахождением реальной власти в руках премьер-министра страны Никола Пашиняна.

Подсказку, как можно понять, пытается озвучить сам Армен Саркисян, сегодня, в день отмечаемого в Армении праздника Первой республики, призвавшего к формированию «единой национальной повестки» и началу решения задач общенационального значения. Такие задачи, по словам президента, могут решаться только всенародными усилиями, используя все возможности и весь потенциал Армении, Арцаха и армянской диаспоры.

Осталось только наполнить содержательностью общеармянскую повестку, определить задачи на пути её реализации и конечные цели создания безопасной и процветающей страны. У Армении своя миссия в этом мире, ради неё можно даже становиться на время «закавказским Израилем». Главное, не разрушать своими личными амбициями триединство Армения — Арцах — Диаспора и стараться быть поменьше революционером, но здравомыслящим государственным деятелем и прожжённым прагматиком.
 
29.05.2019

Виген Акопян





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта