Анатолий Вершини: По «Пути Ильича» к депутатству (Россия: Политическая жизнь) (04.04.2019)

«Мне печально сознавать, что во многих районах на глубоко сельских территориях люди забросили хозяйство. У них нет коров. Чай белят из тетрапакетов. Это же совсем неправильно», — говорит депутат Законодательного собрания Забайкальского края третьего созыва, экс-директор Забайкальского аграрного института, профессор Анатолий Вершинин. В интервью ИА «Чита.Ру» он назвал пути возрождения сельского хозяйства региона, рассказал о непростой ситуации, в которой оказался родной вуз, объяснил, почему пошёл в заксобрание от ПАРТИИ ДЕЛА и чем наполнены его депутатские будни.

— Почему вы решили вернуться в заксобрание третьего созыва? Что сподвигло?

— Я - коренной забайкалец. Мне небезразлично, что происходит в нашем регионе, особенно в области социально-экономического развития. В первую очередь — сельского хозяйства. С молодых лет — от комсомольской работы до настоящего времени — я участвовал в общественно-политической жизни региона. Вольно-невольно на какой бы должности ни был, а в общественной и политической жизни на протяжении 40 лет участвовал. Потому наработан определённый опыт. Трижды избирался в наш региональный парламент, был депутатом областного Совета народных депутатов, Читинской областной Думы, депутатом первого созыва Законодательного собрания. Есть опыт руководящей работы. В своё время пришлось руководить Газимуро-Заводским районом. Более 20 лет возглавлял Забайкальский аграрный институт. В связи с вышеупомянутым созрел до решения, что готов работать над теми проблемами и законами, которые могут двигать наш регион хотя бы по чуть-чуть, но к лучшему.

— Почему от ПАРТИИ ДЕЛА?

— В 2016 году, когда я был директором Забайкальского аграрного института, по просьбе министерства сельского хозяйства мы открыли демонстрационную площадку для сельскохозяйственной техники. Основным поставщиком техники на ней стал завод «Ростсельмаш». В результате этой работы завязались производственные контакты с Константином Анатольевичем Бабкиным. Это президент компании. Он также является лидером ПАРТИИ ДЕЛА. Наладился контакт и с Алексеем Сергеевичем Лапушкиным — секретарём Федерального Совета партии. Совместная производственная деятельность началась с организации демонстрационной площадки, затем с помощью «Ростсельмаша» у нас в аграрном институте появился учебный класс, при их непосредственной финансовой поддержке. Они наполняют этот класс содержимым.

Константин Бабкин принял решение о предоставлении Забайкальскому краю заводской скидки на поставляемую технику. Это было сделано только для трёх регионов — Татарстана, Башкортостана и Забайкальского края. Партия зашла в край в 2016 году. Активно поработала в Ононском, Акшинском, Кыринском районах и в Чите. Много благотворительных дел, спонсорской помощи, а также проведение различных культурных и спортивных мероприятий.

— Производственные контакты переросли в политические?

— Да. Когда мне в 2018 году предложили баллотироваться от партии на выборах, я дал согласие. Хотя мучительные размышления были больше года. Но конкретные практические дела, которыми занимается лидер партии и сама партия, меня убедили, что надо идти.

Пошёл по Акшинскому избирательному округу. В него входят три района: Акшинский, Кыринский и Ононский. Это моя родина. Я родился в селе Верхний Ульхун Кыринского района, на берегах Онона. Десять лет после института работал именно в этом районе, в родном колхозе «Путь Ильича».

К тому же, там я знаю многих людей. Когда работал в аграрном институте, было множество контактов с руководителями районов, теми, кто занимается сельским хозяйством. Меня знают на территории.

— Как оцениваете нынешний состав Законодательного собрания? Можно говорить о слаженной и продуктивной работе? Со стороны кажется, что много какого-то сопротивления ради сопротивления.

— Коллектив вполне трудоспособный. Здесь сплав опыта и молодости. Немало депутатов со значительным опытом депутатской и производственной работы. Пришло и немало молодых активных депутатов. Впервые избранные напористо берутся за решение проблем и наказов избирателей. Коллектив работоспособный, а вот мнение у каждого своё. Я считаю, мы можем решать вопросы, которые стоят перед Законодательным собранием.

— Над чем работает ваш комитет по аграрной политике и природопользованию?

— Обилие каких-то законопроектов мы не можем выпускать в силу объективных причин: есть много законов федерального и регионального уровней, регулирующих деятельность в сельскохозяйственном производстве. Есть те законы, над которыми ещё надо работать. Много острых животрепещущих вопросов, поставленных жителями перед заксобранием, перед властью: заготовка валежника, вопросы рыбной ловли, охоты.

В настоящее время для нас актуален вопрос о «Дальневосточном гектаре» в Забайкальском крае. После вхождения в ДФО начинаем всё прорабатывать. Будем вносить свои предложения в законопроект. С июля он уже должен заработать, времени очень мало.

— Как оцениваете нового министра сельского хозяйства? Советовались ли с комитетом, назначая его?

— В обсуждении кандидата на пост министра комитет не участвовал. Оценку дадим по его делам. Что касается Дениса Юрьевича Бочкарёва, если оценивать его послужной список и анкетные данные, то человек он вполне подготовленный. Прошёл хорошую школу в руководстве сельскохозяйственным производством, 10 лет работал в департаменте сельского хозяйства Приморского края. Последние два года руководил департаментом.

У нас уже было несколько рабочих встреч. Он хорошо ориентируется во многих вопросах. Не новичок в этой отрасли. По крайне мере, впечатление от встреч такое, что он человек знающий. Нам нужно сейчас не наблюдать и оценки давать, а взяться всем вместе и помогать, потому что это очень тяжёлая ноша. Министр — непростая должность. В сельском хозяйстве, учитывая его специфику, особенно тяжело. Засучив рукава нам нужно всем вместе работать, а не наблюдать со стороны.

— А форма его избрания и в целом «Забайкальский призыв» вам нравится?

— В самой форме «Забайкальского призыва» при назначении министров окончательное слово за губернатором. И это правильно. Он формирует свою команду. «Забайкальский призыв» позволяет выявить людей, которые в дальнейшем могут работать на ключевых должностях в отрасли. Это те люди, из которых можно создать кадровый резерв, сформировать номенклатуру кадров. Это плюс, когда в зону внимания попадают необходимые специалисты. Форма такая была наработана ещё в советское время. Тогда хорошо была поставлена работа с кадрами.

— На что нужно опираться, чтобы развивать сельское хозяйство в регионе? Или оно всегда будет убыточным?

— Мириться нельзя. Вижу три отправные точки в развитии сельского хозяйства Забайкальского края. Я об этом многократно говорил как человек причастный к науке. На территории Забайкальского края природой и богом созданы все условия для трёх отраслей: овцеводства, мясного скотоводства и табунного коневодства. Если принять серьёзные меры для развития этих трёх отраслей, то нам больше ничего изобретать и не надо. Читинская область входила в тройку лидеров по развитию овцеводства в нашей стране. Это о многом говорит. Это не искусственно что-то создавалось. В 1978 году поголовье овец составляло почти 5 миллионов.

— А сейчас?

— Сейчас 420–430 тысяч. Эти три отрасли соответствуют мировым тенденциям развития сельского хозяйства. Они малозатратные по сравнению с другими и намного экономичнее. И в экологическом плане они связаны с зелёной экономикой, органическим сельским хозяйством. Создана рабочая группа по развитию овцеводства до 2030 года. Есть такое поручение Александра Осипова. Я думаю, это правильный подход.

— То есть мириться с убыточностью нельзя?

— Ни в коем случае. Нужно искать пути решения. Активно работать над этим. Искать подходы, чтобы наше сельское хозяйство было рентабельным. Овцеводство вообще было одной из самых высокорентабельных отраслей. Оно нам давало свыше 40% всех денежных доходов, которые зарабатывало всё сельское хозяйство. Одно овцеводство! И та социальная сфера, которая до сих пор на селе существует, — дома культуры, детские сады, школы — были построены на те деньги. А сейчас мы их даже содержать не можем, не говоря о том, чтобы активно строить. Понятно, что экономические отношения поменялись, системы поменялись, люди уезжают из сёл. Но если слаженно и системно работать, это даст плоды.

— Удаётся преподавать?

— Нагрузка у меня как у преподавателя и профессора самая минимальная. Но больше взять пока не могу. Я делаю это для того, чтобы не терять связь с родным институтом, которому отдана большая часть моей трудовой биографии, не терять профессиональные навыки. Кроме преподавания участвую в научно-исследовательской работе, которую институт проводит. Ещё одно направление — научная работа с соискателями.

— В ноябре 2018 года была информация о сложной ситуации, в которую попал Забайкальский аграрный институт из-за долгов головного вуза. Всё разрешилось?

— Ситуация довольно непростая. Пока сохраняется. Но я хочу подчеркнуть, что вины Забайкальского аграрного института в этом нет. Мы как филиал стали заложниками той огромной задолженности, которую создал головной вуз в Иркутске. Она существует в течение нескольких лет. Проблема не разрешается. Трудности с финансированием. Счета постоянно закрыты и в головном вузе, и у нас. Есть обещание министерства сельского хозяйства, что ситуацию помогут решить. Сроки назывались такие: сначала до конца 2018 года, потом сдвинули — первая половина 2019 года. Ситуация сложная. Но жить и работать надо.

— То есть сейчас вуз не финансируется?

— Финансирование текущее идёт. Но всё время возникают трудности. Сложная ситуация с оплатой за коммунальные услуги из-за закрытых счетов. Живём в каком-то нехорошем режиме больше 3 лет. Но хочу ещё раз подчеркнуть, что вины Забайкальского института в этом нет. Мы ни копейки никаких долгов не накопили.

— Сформулируете основные цели своей работы на эти неполные пять лет?

— Одна из самых главных — добиться взаимопонимания с руководителями Акшинского, Кыринского и Ононского районов, с главами сельских поселений, населением. Помогать, поддерживать, вместе решать проблемы. Обнадёживает, что в настоящее время разрабатывается федеральная программа по развитию сельских территорий. Наша задача, чтобы мы использовали все механизмы вхождения в эту программу. У нас сейчас есть поручение для аграрного комитета — собирать предложения для решения тех проблем, которые стоят у нас по развитию сёл. Мы эти предложения будем собирать, систематизировать и направлять в федеральный центр для разработки той большой программы.

Важна активная работа в комитете, чтобы деятельность его была системной, продуктивной, направленной на решение острых проблем аграрно-промышленного комплекса Забайкалья и жизни на селе.

Третье — работа с избирателями, населением. Люди как обращались, так и будут обращаться. К сожалению, решить все острейшие проблемы не в силах депутата и исполнительной власти. Но можно приложить максимум усилий.

— Никогда не хотели уехать из Читы? Комфортно вам здесь?

— Я живу в селе Черново. Это в двух километрах за чертой города. Мне там намного комфортнее жить, чем в городе. Наверное, в городе уже не смогу жить. Я себя хорошо чувствую в сельской обстановке, когда есть свой дом и двор, небольшое хозяйство, огород.

— Корова?

— Нет. Это слишком серьёзно. Времени не хватает. Это не такой простой вопрос. Хотя, мне печально сознавать, что во многих районах на глубоко сельских территориях люди забросили домашнее хозяйство и у них нет коров. Чай белят из тетрапакетов. Это совсем неправильно. Мысли о переезде у меня никогда не было. А вот по Забайкальскому краю я поездил немало. Была руководящая партийная сила, которая нам говорила, где работать. Я в Кыринском районе 10 лет отработал, в колхозе работал, была дана команда работать в райкоме комсомола, потом в райкоме партии, потом из райкома партии перевели в Читинский обком партии, из него — в Газимуро-Заводский район. И у меня все записи в трудовой — в связи с переводом. Нет других причин. Хоть и мысли о переезде не было, но поездить пришлось.

Были серьёзные предложения, связанные с наукой. Предлагали переехать в Новосибирск, Иркутск. Но я на них не откликнулся. Это было, конечно, давно. Тогда, когда активно занимался наукой. И дальше куда-то уезжать у меня мыслей нет. Мир стал очень динамичным и подвижным. Но идею космополитизма я не разделяю. Будем жить в родном Забайкалье и стараться, чтобы здесь было лучше.

Источник: https://www.chita.ru/articles/128248/


/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
04.04.2019

Анатолий Вершини





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта