Кристиана Денисенко: Почему Германия выбрала "Меркель-2"? (15.12.2018)

Новый председатель ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр должна вернуть партии доверие электората и отыграть голоса у ультраправых националистов
Седьмого декабря в Гамбурге состоялась главная репетиция выборов канцлера Германии — избрание председателя правящей партии «Христианско-демократический союз» (ХДС). По результатам тайного голосования 1001 делегата им стала любимица Ангелы Меркель и генеральный секретарь ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр (АКК, как называют нового главу ХДС в немецкой прессе). 
Во втором туре она получила 517 голосов (51,75%). Впервые за восемнадцать лет христианским демократам выпала возможность избрать нового лидера, но они растерялись и выбрали вторую Меркель — хотя сторонники партии давно устали от политики старой Меркель в духе «продолжаем все по-старому». Но решал не народ, а партийная элита, которая в целом осталась лояльной Меркель и поддержала ее фаворитку.

Еще одна фрау


Мой приятель из Дюссельдорфа, столицы крупного немецкого региона Северный Рейн — Вестфалия, скептически относится к выбору на пост председателя ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр, полагая, что христианские демократы тем самым продемонстрировали излишнюю осторожность и косность: они «остались верны старому курсу, доказавшему свою несостоятельность». Он уверен, что при «мини-Меркель», как называют АКК сами немцы, ХДС не удастся провести разворот вправо, который необходим партии, чтобы вернуть расположение избирателей. «Они просто заменили Меркель на еще одну фрау, — возмущается он. — Только ее имя будет сложнее скандировать во время митингов».

Мой собеседник (к слову, представитель ядерного электората ХДС) не сексист и не мизогинист, он уважает женщин, но не боится предъявить претензии партии и ее новому лидеру. А они сегодня у немцев вполне конкретные: сдайте вправо на политической оси и решите наконец вопрос с беженцами. Ведь пока пресса обсуждала сексуальную ориентацию министра здравоохранения ФРГ Йенса Шпана и бизнес-карьеру бывшего лидера блока ХДС/ХСС Фридриха Мерца (двух других кандидатов на пост главы ХДС), самих немцев больше волновало, по какому пути поведет христианских демократов их новый лидер и не заведет ли этот путь в тупик.

К слову, Мерц и Шпан могли бы обеспечить разворот вправо с большей вероятностью. Оба выходцы из Северного Рейна — Вестфалии, самой населенной из федеральных земель Германии, направившей на съезд ХДС больше всего делегатов. Правда, Йенс Шпан, будучи представителем внутрипартийной оппозиции и выходцем из правого крыла партии, мог бы переборщить с разворотом. Осторожные немцы боялись этого, поэтому Шпан вылетел еще в первом туре, получив всего 157 голосов (15,7%).

Во втором туре ожесточенная борьба развернулась между Мерцем и Крамп-Карренбауэр. Фридрих Мерц — фигура посолидней Шпана. В начале 2000-х именно Мерц возглавлял фракцию консерваторов в бундестаге, но ушел из политики из-за конфликта с Меркель. В случае избрания его главой правящей партии они могли снова не поладить, что плохо сказалось бы на будущем всего политического истеблишмента. Так что и тут немцы решили не рисковать — Фридриху Мерцу во втором туре отдали свои голоса 482 делегата (48,3%). Разрыв между Мерцем и АКК оказался небольшим, что подтверждает неуверенность христианских демократов в выбранном курсе. Однако выбор сделан, и лидеру ХДС теперь нужно сконцентрироваться на решении главных вопросов партийной повестки.

Сегодня больше всего опасений у немцев возникает по поводу дальнейшего будущего «большой коалиции». СДПГ, состоящая в партийном альянсе с блоком ХДС/ХСС, многим пожертвовала, чтобы сформировать правительство. Во-первых, партии пришлось вернуться из оппозиции, позволив ультраправым националистам стать самой значительной протестной силой в парламенте. Во-вторых, очередное участие в правительстве Меркель вызвало массовый отток избирателей СДПГ, из-за чего партия рискует полностью исчезнуть с политической арены, как это уже случилось с французскими социалистами. Если АКК продолжит осторожную центристскую линию Меркель, это повлечет за собой дальнейшее падение рейтингов народных партий и возможный развал «большой коалиции», альтернативе которой, как показал провал переговоров о создании коалиции «Ямайка» (ХДС/ХСС, СвДП и «Зеленые»), пока нет.

Между тем нового главу ХДС нельзя назвать абсолютной копией канцлерин. Хотя их позиции во многом совпадают, они не идентичны. Так, АКК позволяет себе более резкие высказывания касательно ситуации с беженцами и отношений с Россией. Кажется, АКК нужна Меркель на посту главы ХДС для того, чтобы партия смогла «переобуться» по некоторым вопросам и не потерять лицо. Что до самой «мини-Меркель», то в качестве приоритетов своей политики она заявляет безопасность, «чувство дома» и обеспечение экономического процветания ФРГ. АКК также хочет перенести центр выработки решений из правительства в партийные структуры, которые сейчас в большинстве своем вынуждены лишь одобрять готовые предложения. Однако, прежде чем перейти к реализации своей программы, АКК придется разобрать беспорядок, оставленный ее предшественницей.

Наследие «девочки Коля»


Ангела Меркель занимала пост главы ХДС на протяжении восемнадцати лет, однако ее партийная карьера в Христианско-демократическом союзе началась еще в 1990-х. В ХДС, где исторически доминировали мужчины-католики из Западной Германии, новопришедшей протестантке из ГДР едва ли удалось бы стать их лидером, не будь у нее в покровителях одного из таких мужчин. Смышленая дочка священника быстро стала протеже тогдашнего лидера ХДС и канцлера Германии Гельмута Коля, который называл ее «моя маленькая девочка». Интересно, как бы отреагировал отец объединения Германии, увидев, во что превратила партию «его девочка»? По крайней мере, его собственная афера с финансированием ХДС была направлена на благо союза. Что до фрау канцлерин, то, заняв кресло главы союза ценой предательства своего наставника, она довела партию до кризиса и добровольно сложила полномочия ее председателя, оставив другим разбираться с недоверием избирателей и усилившейся партией ультраправых.

Если бы выборы в бундестаг состоялись в начале этого декабря, то за альянс ХДС/ХСС, по данным социологического института Emnid, проголосовало бы всего 28% избирателей. На втором месте с 19% были бы «Зеленые», третье место с результатом 15% разделили бы социал-демократы и крайне правые националисты. При этом показатели «Альтернативы для Германии» (АдГ) не опускаются ниже 15% уже с начала этого года. Более того, по итогам официальных выборов 24 сентября 2017 года АдГ стала третьей по численности партией в бундестаге. Что до блока ХДС/ХСС, то в минувших выборах его рейтинг упал на 8,6% и составил всего 32,9% голосов. Такого не происходило даже в 1998 году, когда союз проиграл выборы и ушел в оппозицию. Ниже показатели альянса были разве что во время первых демократических выборов в Западной Германии в 1949 году — 31% голосов.

Но самой тяжелой для ХДС/ХСС выдалась нынешняя осень. Результаты региональных выборов в Восточной Баварии и Западном Гессене, состоявшиеся уже после формирования четвертого правительства Меркель, воспринимались немцами как промежуточный итог работы кабинета министров. Итоги оказались неутешительными. На выборах в местный парламент (ландтаг) Баварии ХСС показал худший результат с 1950 года. Партия получила 37,2% голосов, на 10,5% меньше показателей 2013 года. Это большая потеря не только для правящего в этой земле ХСС, но и для ХДС. Дело в том, что ХДС действует на всей территории ФРГ, кроме Баварии, где работает его младший партнер по фракции ХСС. В этот раз ХСС с работой не справился и потерял абсолютное большинство в ландтаге. Так, 7,6% прежних избирателей ХСС выбрали «Свободных избирателей», а 5,5% предпочли АдГ. Вишенкой на прощальном торте для председателя ХДС стали провальные выборы в ландтаг Гессена, на которых союз набрал всего 27% голосов — на 11,3% меньше, чем на выборах в 2013 году.

Двадцать седьмого октября, за три дня до заявления Меркель о своем уходе с должности главы ХДС, показатели блока ХДС/ХСС, по данным Emnid, «пробили дно» и остановились на отметке 24% голосов. Такого низкого одобрения блок не получал за всю историю своего существования. От АдГ его отделяли какие-то 9% — несущественный разрыв при столь неутешительной тенденции (рост показателей ультраправых и падение рейтингов народной партии). После выступления Меркель свободное падение рейтинга ХДС/ХСС прекратилось, и показатели союза потихоньку поползли вверх. Но угроза правопопулистов осталась, и бороться с ней придется уже новому главе ХДС.

Лицом к лицу с врагом


У немцев есть занятная политическая примета: кто победит в Северном Рейне — Вестфалии, тот победит во всей Германии. В 2017 году на выборах в земельные парламенты ультраправая АдГ получила больше всего голосов именно в этом регионе (7,4%). Затем последовал ее успех на федеральных выборах, по итогам которых партия стала третьей, а на востоке ФРГ — второй политической силой, заполучив 92 места в бундестаге из 709. В октябре 2018 года АдГ прошла в ландтаги Баварии и Гессена, и теперь ее члены присутствуют во всех законодательных собраниях немецких регионов. Таким образом, произошло то, чего так боялся политический истеблишмент Германии, — возрождение ультраправых националистов. Появившись в 2013 году, уже к началу этой осени АдГ, по данным социологической службы INSA, стала второй по популярности партией ФРГ, уступив только ХДС/ХСС.

Ультраправые смогли усилиться в первую очередь за счет протестных настроений в обществе. Так, 61% сторонников партии признали, что основным мотивом их выбора стало желание «преподнести правительству урок». Благодаря разочарованию избирателей АдГ быстро нарастила свою мощь, откусывая электорат от этаблированных партий. В 2017 году особенно сильно от АдГ пострадал блок ХДС/ХСС — от него к правым популистам ушло 980 тыс. избирателей, социал-демократы недосчитались 470 тыс. человек, «Левые» потеряли 400 тыс. выборщиков, а «Зеленые» и СвДП — по 40 тыс. голосов. И это не считая 1,2 млн новых избирателей и 690 тыс. избирателей из других партий. Неудивительно, что после оглашения результатов выборов в бундестаг Меркель обозначила в качестве главной задачи ХДС возвращение «откушенного» электората.

Между тем именно фрау канцлерин подготовила благодатную почву для роста сорняков национализма в своем немецком саду. Удобрением послужили провальная миграционная политика и отсутствие у народных партий новых прорывных идей. В сентябре 2015 года, в разгар миграционного кризиса, Меркель, не имея четкой программы действий, заявила: «Мы справимся». Увы, не справились. Даже решение об ужесточении миграционной политики в начале этого лета не смогло исправить ситуацию — ультраправые плотно закрепились в политической системе ФРГ. К слову, впервые после окончания Второй мировой войны.

Германия еще стесняется своего нацистского прошлого и боится его повторения, поэтому заигрывает с АдГ осторожно. Первоочередная задача Аннегрет Крамп-Карренбауэр в должности главы ХДС — вернуть блудных избирателей в партийную семью и не допустить дальнейшего радикального «поправения» электората. А для этого нужно отказаться от политики «продолжаем в том же духе» и пересмотреть позицию партии по ряду ключевых вопросов, включая прием беженцев, поддержку слабо защищенных социальных слоев населения и будущего ЕС.
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
15.12.2018

Кристиана Денисенко
Источник: http://expert.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта