Светлана Гомзикова: Почему Коломойский вдруг признал, что Украина там воюет «сама с собой»? (01.12.2018)

Украина воюет в Донбассе не с Россией, как пытается убедить всех официальный Киев, а с собственными гражданами. Такое неожиданное признание сделал не кто-то из пророссийских политиков «незалежной», а одиозный украинский олигарх Игорь Коломойский.
Бывший губернатор Днепропетровской области разоткровенничался на YouTube-канале Ксении Василенко (псевдоним Соня Кошкина), главреда одного из украинских изданий, которой он дал на днях большое интервью.
Ситуация в Донбассе была одной из тем разговора. И Коломойский здесь, можно сказать, удивил…
Человек, который обещал «премии» в десять тысяч долларов за каждого схваченного «сепаратиста», на чьи деньги снаряжали карательные батальоны для усмирения мятежных жителей Юго-Востока… Этот человек вдруг заявляет о необходимости с Донбассом договариваться.

Мол, украинцы воюют там «сами с собой». И Россия здесь ни при чем.

«Все разговоры о том, что там сидит Путин и всем командует, это все смешно. Зная ситуацию изнутри, это никакой не Путин», — подчеркнул Коломойский.

В его представлении, российскому президенту «выгодно было бы интегрировать Донбасс обратно в Украину, чтобы разрушать ее изнутри». Единственно, «он не позволит Киеву решать этот вопрос военным путем».

Коломойский полагает, что следующий президент Украины сможет решать вопрос Донбасса «с чистого листа», как он выразился, но «надо с теми, кто там есть о чем-то договариваться».

То, что Украина сама с собой воюет, — тут, что называется, не поспоришь. А вот в остальном…

Он ведь и Крым вернуть собирается, правда, говорит, что с ним «будет потяжелее». То есть уже действительность воспринимает не вполне адекватно.

И вообще, с кем он собрался «договариваться» в Донбассе? С теми, чьи дома его шакалье из нацбатальонов пятый год утюжит тяжелой артиллерией? Там уже столько сирот и вдов, что они этих переговорщиков из Украины и растерзать вполне могут. Имеют право.

Не забыли наверняка там и слова Филатова — соратника Коломойского, нынешнего мэра Днепропетровска — о том, что «обещайте, договаривайтесь, а вешать будем потом». Хоть они и предназначались жителям Крыма, в ДНР и ЛНР давно не обольщаются, что к ним в этом смысле со стороны киевских «освободителей» будет какой-то другой подход.
 
Но зачем-то Коломойский пошел против линии партии войны на Украине?..

— Начнем с того, что Коломойский не сказал ничего нового, — комментирует ситуацию директор киевского Центра политического маркетинга, политолог Василий Стоякин. — О необходимости договариваться с Донбассом он говорит, по-моему, с 2014 года. Просто это попало, так скажем, в тренд сейчас, а старые его заявления, которые он делал в 2014—2015 гг., банальным образом подзабылись.

Но он это говорил. И здесь как бы никаких вопросов нет — это его последовательная позиция.

Что касается причины, почему сейчас он счел нужным опять это повторить, то она очевидна. Мы подходим к избирательной кампании, и в этой избирательной кампании одним из основных игроков является президент Порошенко. У Коломойского к Порошенко большой счет. И там уже, по-моему, до личной вражды дошло.

Поэтому вполне естественно, что Коломойскому нужно делать заявления, которые бы могли каким-то образом навредить Порошенко. То есть, подать сигнал, что может быть другая позиция, чем та, которую дает официальная государственная власть.
 
Насколько это эффективно, не знаю… Но практически никто из реальных политиков, которые противостоят сейчас Порошенко, ничего подобного сказать не может. Ни Тимошенко, ни Гриценко, ни Зеленский какой-нибудь…

Это могут сказать Бойко, Мураев. Но эти люди не имеют никаких шансов на выборах. Поэтому мало ли что они там говорят. Им разрешили это говорить, вот они и говорят.

Коломойский из этого круга выбивается. То есть, совершенно очевидно — это сигнал для, скажем так, патриотически настроенного избирателя, что такая позиция может быть.

Даст ли оно эффект, очень сомнительно…

— Почему?

— Потому что патриотически настроенный избиратель и даже не патриотически настроенный избиратель явно догадываются, что никакого особенного смысла договариваться непосредственно с представителями Донбасса, нет. В их независимость от России просто никто не верит. Думаю, и Коломойский тоже не верит, но, в данном случае, ему надо сказать гадость.

То, что нужно договариваться с представителями Донбасса, это записано в Минских соглашениях. Тем не менее, все отлично понимают, что без отмашки из Москвы никаких принципиальных решений представители республик принять не могут.

Оно, может быть, и не так, на самом деле. Но достаточно того, что украинские избиратели и украинские политики считают таким образом.

— А поезд не ушел, чтобы договариваться? На каком-то этапе, наверное, еще можно было бы о чем-то договориться, но реально ли это сейчас?

— Понимаете ли… поскольку люди, которые являются создателями минской системы и гарантами выполнения Минских соглашений, продолжают говорить о том, что этим соглашениям нет альтернативы, то значит, поезд не ушел.

Честно говоря, я совершенно в этом не уверен. И у меня, в принципе, негативное отношение к Минским соглашениям, к этой бессмысленной болтовне. Это моя личная позиция.

Но если эти люди, высокопоставленные, пользующиеся уважением в своих странах и в мире, говорят, что надо продолжать двигаться этим путем, значит, они считают, что еще ничего не кончилось, и можно этот путь пройти до конца.

Так это или не так, это, опять-таки, уже каждый думает сам для себя. Так же каждый думает сам для себя, что эти люди имеют в виду, говоря о продолжении минского процесса.

Я хотел бы обратить внимание на совершенно отдельный момент, который почему-то и украинские политики, и не украинские политики предпочитают не упоминать, от слова «вообще».
Украина официально, на законодательном уровне, отказалась от выполнения Минских соглашений.

У нас принят закон, так называемый, «О деоккупации Донбасса», который ставит на Минских соглашениях большой жирный крест. Там, во-первых, указано, что эти соглашения не действуют, потому что в отношении Донбасса могут работать только договоры, которые ратифицированы Верховной радой. Минские соглашения к ним не относятся.

И конкретно, по пунктам, запрещено исполнять значительную часть тех самых мер, которые должна принять Украина для реинтеграции Донбасса. В частности, там предполагается запрет на проведении амнистии.

Есть такой закон. Он принят Верховной радой. Все продолжают делать вид, что ничего этого нет.
И обратите внимание: украинские политики и «околополитики», которые критикуют позицию власти, — тот же Бойко, тот же Коломойский сейчас, — никто из них не говорит, что условием возвращения в минский процесс и вообще переговоров с республиками Донбасса, должна быть отмена этого законодательного акта. Потому что в этом законе записано, что нельзя вести прямые переговоры. Якобы не с кем, так как там находится только «российская оккупационная администрация». С «оккупационной администрацией» никто переговоров не ведет.

Это написано в законе. Но о необходимости отмены этого закона никто не говорит.

И, опять-таки, гаранты Минских соглашений предпочитают делать вид, что ничего особенного не произошло.

Спрашивают у Волкера: «А как этот закон повлияет?» Он: «Ха-ха-ха, никак не повлияет».

Но, как же не повлияет, если страна отказалась от выполнения Минских соглашений?

Хотя, на самом деле, никак и не повлияет — что до этого Украина ничего не выполняла, что после этого не выполняет.

— В логику Киева все это как раз встраивается отлично. Но у Коломойского еще есть иллюзия, что новому президенту удастся решить вопрос Донбасса. Кто же ему видится в этом качестве? На кого он ставит?

— Он же не скажет прямо, кого он поддерживает, кого не поддерживает. Не тот случай. Потому что Коломойский никогда не ставит на одну фигуру.

Но он прямо сказал, что фигура номер один, это Тимошенко. Очевидно, именно на Тимошенко он ставит, именно с ней рассчитывает о чем-то договориться.

У них длинная история отношений, но совершенно неоднозначных. Хотя нельзя сказать, что там был какой-то жесткий конфликт, который вообще исключает какие-то отношения. Периоды были разные, но такого не было.

Поэтому для Коломойского Юлия Владимировна вполне допустимый, нормальный партнер.

Что касается Зеленского, то Зеленский — человек от Коломойского зависимый, но обычно степень этой зависимости преувеличивают. И обычно преувеличивают то, насколько Коломойский, в принципе, может влиять на избирательную кампанию Зеленского.
 
 
Во-первых, Коломойский не будет это делать прямо. И, в принципе, Зеленский сам достаточно богатый, чтобы провести избирательную кампанию самостоятельно.

Тем более, насколько можно понять, его избирательная кампания сейчас укладывается в русло рекламной кампании третьего, по-моему, сезона сериала, в котором он играет, собственно говоря, роль президента Украины. И из дополнительных средств ему нужно миллион, кажется, гривен избирательного залога. Это ему пообещал дать застройщик и глава еврейской общины Киева Левин. Все остальное Зеленский сам может сделать.

— Вот только как Тимошенко будет «с чистого листа» решать вопрос Донбасса, который сама же предлагала колючей проволокой обнести?

— Понимаете, какие заявления Тимошенко делала как политик, чтобы понравиться избирателям, это одно. Но Тимошенко не принимала никаких конечных решений, связанных с конфликтом на Донбассе. Она не входила в руководство страны.

Да, она была депутатом, она за что-то голосовала. За тот же закон «о статусе Донбасса» голосовала, насколько я помню. Но это ее действия в качестве народного депутата. Ей можно это поставить в вину, но она не несет конечной ответственности за все то, что происходило на протяжении этих лет.
Поэтому совсем с чистого листа, это, наверное, преувеличение. Но, в принципе, можно на этот лист подуть и счесть его достаточно чистым, чтобы на нем что-то там «рисовать». Я не думаю, что тут есть какое-то непреодолимое препятствие.
01.12.2018

Светлана Гомзикова
Источник: http://svpressa.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта