Валентин Катасонов: Почему мировой финансовый кризис 2008 года зародился в Петербурге 2 марта 1905 года (24.09.2018)

Исполнилось десять лет со времени, когда пожар финансового кризиса, начавшегося в США, распространился на весь мир. В Америке кризис вспыхнул в 2007 году на рынке ипотечного кредитования, и хронологические рамки американского финансового кризиса определяются 2007-2009 годами. Хронологические рамки мирового финансового кризиса – 2008-2009 годы. Причины мирового финансового кризиса прошлого десятилетия сохраняются, дисбалансы мировой финансовой системы усилились. Имеются все признаки того, что мир накроет вторая волна финансового цунами, и её разрушительные последствия будут несравненно серьёзнее.
Большинство публикаций на тему финансового кризиса обращают внимание лишь на непосредственные его причины. На недопустимо легкомысленную политику американских банков, проводивших ипотечное кредитование. На низкое качество контроля со стороны финансовых регуляторов, допустивших перегрев на финансовых рынках США. На отсутствие в других странах защитных барьеров, которые могли бы остановить волну финансового цунами из Америки. Однако у любого мирового события есть причины более отдалённые. Так и у глобального финансового кризиса прошлого десятилетия.

Мой тезис таков: мировой финансовый кризис 2008 года зародился на берегах Невы 2 февраля 1905 года. Не хочу никого интриговать, поэтому скажу сразу: 2 февраля 1905 года в Санкт-Петербурге родилась девочка по имени Алиса Розенбаум. В 1926 году Алиса навсегда покинула Россию и уехала в «страну чудес» под названием Америка, где началась её настоящая жизнь. Начало этой новой жизни ознаменовалось тем, что Алиса Розенбаум в знак разрыва со старой жизнью и «предрассудками» стала именовать себя Айн Рэнд. Говорят, что «Айн» – имя финского писателя, чьим творчеством  увлекалась Рэнд, а вот «Рэнд» до сих пор остаётся загадкой.  Кто-то выдвигал версию, что под «Рэнд» имелась в виду денежная единица Южной Африки: мол, Алиса с детства была неравнодушна к теме денег. Я в это не верю. Да, наша героиня с младых ногтей размышляла над тем, что такое деньги, но размышляла не абстрактно. Она была неравнодушна к доллару США и  должна была бы назвать себя «Айн Доллар».

Она не стала в Америке банкиром или финансистом. Как отмечают все энциклопедии, наша героиня  – писатель и философ. Её перу принадлежат романы «Мы – живые» (1936), «Источник» (1943), «Атлант расправил плечи» (1957), повесть «Гимн» (1938), ряд более мелких литературных произведений.  Наибольшую известность получили романы «Источник» и «Атлант». После «Атланта» Айн Рэнд охладела к литературе и занялась философией, считая себя основоположником такого направления, как объективизм. Вот некоторые её философские сочинения: «Для нового интеллектуала» (1961), «Добродетель эгоизма» (1964), «Капитализм: неизвестный идеал» (1966), «Новые левые: антииндустриальная революция» (1971), «Введение в философию познания объективизма» (1979), «Философия: кому она необходима» (1982).  С конца 1950-х гг. она стала читать лекции в американских университетах и даже получила степень почётного доктора.

Весь корпус произведений Айн Рэнд многие её почитатели называют новой библией – библией капитализма и неолиберализма. Она проповедовала рационализм и атеизм, рафинированный эгоизм, признавалась в ненависти к коммунизму и любым формам коллективизма (даже семья как коллектив для неё  подозрительна), отрицала традиционные, особенно христианские, нормы морали, возвышала капиталистов как истинно творческих людей, на плечах которых держится общество, с нескрываемым презрением относилась к  большинству человечества как массе ленивых потребителей.  Ключевое слово её философии – свобода: свобода от Бога, от нравственности, от «предрассудков» традиционного общества.

Особое внимание Айн Рэнд уделяла экономической свободе.  Она требовала избавить экономику от вмешательства государства: ликвидировать государственный сектор экономики отменить антимонопольное законодательство, снять все барьеры в международной торговле и трансграничном движении капитала, вернуться к свободному рынку. На этом рынке творцы-капиталисты должны создавать и приумножать капитал. Капиталистов следует освободить от уплаты налогов, ибо налоги в конечном счёте идут на поддержание слабого большинства, порождают массовое иждивенчество, которое погубит человечество. Капиталистов она называла атлантами, которые держат на своих плечах мир. Атланты должны расправить плечи и скинуть «паразитов». Большинство «паразитов» погибнут, но туда им и дорога – таков смысл философии Айн Рэнд. Это философия ничем не замутнённого социал-дарвинизма. Некоторые критики Айн Рэнд называли её взгляды новой версией расизма и фашизма, другие оценивали её творчество более осторожно – как образчик двойной морали. Суть этой философии выразил один из последователей Айн Рэнд Анатолий Чубайс: «Ну вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок».

Тема денег, рынка, торговли красной нитью проходит через все произведения Айн Рэнд. Её библия капитализма стала мощной дозой морфия, инъекция которого оживила на время умиравший Запад. Ещё при жизни Айн Рэнд (она умерла в 1982 году) увидела некоторые плоды своей деятельности. Английский премьер-министр М. Тэтчер с 1979 года стала проводить курс экономической либерализации, получивший название «тэтчеризм». За ней в 1981 году последовал американский президент Р. Рейган, объявивший о новом экономическом курсе под названием «рейганомика». Кстати, Рейган был очарован идеями Айн Рэнд.  Поклонником Айн Рэнд был и идеолог монетаризма Милтон Фридман. Он писал, что, поскольку сущностью демократии является получение прибыли, любое ограничивающее рынок правительство является антидемократическим – неважно, какую поддержку оно имеет у народа. Пусть хоть 100% голосует против рынка на честных выборах – это не демократия.

Однако какое отношение эта пропагандистка идей «экономической свободы» имеет к глобальному финансовому кризису прошлого десятилетия? А вот какое. В начале 1950-х годов вокруг Айн Рэнд сложился кружок почитателей её идей. Он получил название «Коллектив». В кружке было много молодых людей, которые учились в престижных американских университетах и со временем заняли важные позиции в бизнесе и власти. С высоты этих позиций они и проводили в жизнь идеи своей наставницы.

Одним из её учеников был Алан Гринспен, глава ФРС США в 1987-2006 годах. До этого Гринспен занимал много других постов, и в частности был экономическим советником президента Джеральда Форда, которого на церемонии принесения присяги в Белом доме сопровождали два человека – его мать и Айн Рэнд. Это было время, когда Америка осуществляла разворот в сторону «свободного рынка». Именно при Алане Гринспене активно развернулись процессы экономической и финансовой глобализации.

На посту руководителя ФРС Гринспен руководствовался заветами своей наставницы. Он признавался: «Именно она убедила меня долгими ночными спорами, что капитализм не только эффективен и практичен, но морален». Выйдя на орбиту большого бизнеса и большой политики, Алан Гринспен сохранял тесное общение с Айн Рэнд. В 1966 году они вместе выпустили книгу «Капитализм. Незнакомый идеал». Основная часть книги была написана Айн Рэнд, но в ней есть три главы, принадлежащие перу Гринспена (в то время он занимал пост президента компании Townsend-Greenspan).

Почти два десятилетия нахождения Гринспена у руля Федерального резерва были временем динамичного развития американской экономики. Гринспен купался в лучах славы.  Были, конечно, моменты, когда экономика США спотыкалась (например, в марте 2000 года лопнул пузырь так называемых доткомов), но затем она восстанавливалась. Алан Гринспен проводил крайне либеральную денежно-кредитную политику и всячески поощрял развитие финансовых рынков, в том числе рынков финансовых производных инструментов. Многие предсказывали, что добром это не кончится – происходило надувание гигантских пузырей на различных сегментах финансового рынка; эти пузыри должны были рано или поздно лопнуть. Первый лопнул на рынке ипотечного кредитования США через полтора года после того, как Гринспен покинул кресло председателя ФРС.

В 2007-2008 гг. все в Америке вспомнили про Гринспена. Он давал показания в Конгрессе США и был назван одним из главных виновников кризиса. Сам он в октябре 2008 года признал, что некоторые его выкладки были неверны и что Соединённым Штатам не следовало полностью отказываться от механизмов государственного регулирования, особенно на начальном этапе формирования пузыря на рынке ипотечных кредитов.

В 2007 году появились мемуары Гринспена «Эпоха потрясений» (The Age of Turbulence), где он вспоминает свою наставницу Айн Рэнд и говорит, что за многие десятилетия его приверженность принципам экономического либерализма не изменилась. Не отказывается он и от написанного им совместно с Айн Рэнд в книге «Капитализм. Незнакомый идеал».  В «Эпохе потрясений» есть глава о России. Начинается она с эпизода встречи Гринспена с Андреем Илларионовым (в 2005 г. уволен с должности советника президента РФ по экономическим вопросам). Илларионов обратился к Гринспену с вопросом: «Не хотите ли во время своего следующего визита в Москву встретиться со мной и моими друзьями и поговорить об Айн Рэнд?»

«Сказать, что я был поражеё, – значит не сказать ничего, – пишет Гринспен. — Рэнд была ярой сторонницей свободного рыночного капитализма и заклятым врагом коммунизма, и интерес к ее идеям в узком кругу российских интеллектуалов, облеченных властью, просто ошеломил меня». Это был не просто интерес: несколькими годами ранее на презентации русского перевода одной из книг Айн Рэнд господин Илларионов назвал её своим кумиром и одним из величайших философов XX века…

Когда я начал размышлять о связях между философией Айн Рэнд и глобальным финансовым кризисом, у меня были сомнения: не натяжка ли это? Но мне на глаза попалась книга американца Адама Вайнера, мысли которого буквально совпали с моими.  Этот американец – преподаватель русской литературы и русского языка в престижном женском Уэллсли-колледже. Его книга, вышедшая в 2016 году, называется «Как плохая литература разрушает мир. Айн Рэнд и литературные истоки финансового кризиса». (Weiner A. How bad writing destroyed the world. Ayn Rand and the literary origins of the financial crisis. NY: Bloomsbury Academic, 2016).Вайнер подробно и убедительно показывает, что Гринспен был фанатичным последователем Айн Рэнд и что, не будь Рэнд, не было бы у руля ФРС никакого Гринспена. И, может быть, не было бы и глобального финансового кризиса.  «Программируя Гринспена… – пишет Вайнер, – Рэнд эффективно заложила “тикающую бомбу”».

Гринспену сейчас 92 года, и  от дел он отошёл. Однако в Америке много других высокопоставленных лиц, заряженных идеями Айн Рэнд.  Среди них бывший глава ЦРУ, а ныне государственный секретарь США Майкл Помпео. Среди них и президент Дональд Трамп, назвавший Айн Рэнд своим любимым писателем.

С учётом  любви Трампа к творчеству Айн Рэнд можно понять и некоторые решения президента США. Хотя вовне Трамп проводит курс на усиление протекционизма, во внутренней экономической политике происходит всестороннее усиление либеральных начал (отказ от реформы системы здравоохранения Obamacare; снижение корпоративных налогов; либерализация экологического законодательства; ослабление закона Додда-Франка, который усиливал государственный контроль над банками и т. д.).

А потому не за горами вторая волна мирового финансового кризиса. Его эпицентром  станет Америка, где, перефразируя Маркса, идеи Айн Рэнд «овладели массами» и стали «материальной силой». В Америке роман «Атлант расправил плечи» занимает по популярности второе место после Библии. 
24.09.2018

Катасонов Валентин
Проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова
Источник: http://zavtra.ru/blogs/kak_plohaya_literatura_razrushaet_mir_ili_ajn_rend




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта