Илья Ремесло: Почему нельзя помиловать Сенцова (17.08.2018)

Российские власти сообщили матери Олега Сенцова, осужденного за терроризм на 20 лет, что для процедуры помилования необходимо ходатайство от самого заключенного. В то же время сторонники Сенцова заявляют, что помилование - воля президента и никаких дополнительных просьб и ходатайств не требуется. Юрист и член Общественной Палаты Илья Ремесло разъясняет спорные вопросы в процедуре помилования и описывает возможные варианты развития событий по делу Сенцова.
У Сенцова есть всего два варианта освободиться из колонии: это экстрадиция для отбывания наказания на родину по решению суда либо помилование.

Экстрадиция невозможна – по той причине, что Сенцов являетсягражданином РФ и не может быть выдан в другую страну. Остается только помилование, но сторонники Сенцова придумали особое толкование норм российского права.

Эксперт из Высшей школы экономики

Профессор кафедры конституционного и административного права факультета права НИУ "Высшая школа экономики" Елена Лукьянова авторитетно разъясняет:

"Право миловать может быть использовано на любой стадии уголовного процесса: 1) до судебного приговора, 2) после приговора, но до приведения его в исполнение, 3) во время отбытия наказания".

Однако, если мы посмотрим статью 176 УИК РФ, то она прямо говорит, что с ходатайством о помиловании может обратиться осужденный, то есть исключительно после вынесения приговора. То же самое сказано в пункте 1 Положения о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации.

Неужели профессор Лукьянова не знает действующего законодательства? На самом деле все проще: та же Лукьянова, называющая себя юристом, ранее заявляла, что Алексей Навальный с судимостью за тяжкое преступление имеет право баллотироваться в президенты.

Ни о какой "юридической экспертизе" речи в данном случае не идет: профессор ВШЭ выступает как обычная говорящая голова, банально и неумело подгоняя нормы права под нужный оппозиции политический вывод. Это надо учитывать при оценке всех подобных заявлений по делу Сенцова.

Нужно ли ходатайство

Снова обратимся к статье 176 УИК РФ и Положению о помиловании. Казалось бы, все очевидно и нет никаких других вариантов, кроме подачи самим осужденным ходатайства о помиловании. Но сторонники Сенцова (уже упомянутая выше Лукьянова и некий "доктор юридических наук Голик") авторитетно заявляют:

"Там (в Конституции) нет и не может быть никаких правил по поводу того, кто должен с этим обращаться. И это значит, что это может быть кто угодно — сам осужденный, его адвокат, родственники. Никому не может быть отказано в рассмотрении прошения о помиловании вне зависимости, признана или нет вина самим лицом, в отношении которого эта процедура инициируется. В юридической практике немало случаев, когда за осужденного просили и ближайшие родственники, и его соседи, и вовсе сторонние люди, и организации - сельский сход, например. Все остальное — различные указы, положения и прочее — от лукавого".

Вдумайтесь: юридическую силу имеет только Конституция, а все подзаконные акты (указы, положения) от лукавого. По этой логике, все экономические, административные и прочие дела нужно разбирать только по Конституции.

Например, нет в Конституции запрета выезда "на встречку"? Значит, и наказывать нарушителя не за что, ведь правила дорожного движения утверждены каким-то там указом "от лукавого".

Ничем иным, кроме как юридическим нигилизмом, такую позицию назвать нельзя. Такие безграмотные высказывания позорят и дискредитируют не только самого эксперта, но и высшее учебное заведение, которое он представляет.

Как помиловали Савченко

Сторонники Сенцова и украинские власти активно используют аргумент в пользу его освобождения, ссылаясь на дело Савченко. Она была помилована и отправлена на Украину – в обмен на двух российских граждан.

Утверждается, что сама Савченко, равно как и ее адвокаты, не обращалась к президенту с ходатайством о помиловании, а помилование было осуществлено по ходатайству родственников погибших журналистов.

Но, пока никто не видел материалы дела о помиловании, все утверждения о том, что Савченко (либо ее адвокаты) не писали ходатайства, – пустой звук.

Из факта подачи ходатайства родственниками журналистов делается ничем не подтвержденный вывод о том, что помилование было осуществлено на основании именно этого ходатайства.

А почему не допускается вариант, что ходатайство от родственников погибших было нужно в качестве дополнительного обстоятельства в пользу помилования? Например, пункт "з" части 12 вышеупомянутого Положения говорит, что при принятии решения о помиловании учитываются любые иные обстоятельства, если комиссия сочтет их существенными.

Часто приходится слышать, что быстрый обмен Савченко на граждан РФ говорит о том, что это политическая акция, не имеющая отношения к соблюдению правовых процедур. Сторонникам этого довода советую поинтересоваться, например, как меняли шпиона Скрипаля и других лиц на наших разведчиков. Общеизвестно, что несмотря на всю спешку, Скрипаль написал прошение о помиловании, процедура была соблюдена и в этом случае.

Об этом и многих других прецедентах сторонники Сенцова предпочитают не вспоминать, так как это не укладывается в нужную им парадигму.

Заслуживает ли Сенцов освобождения

Безусловно, решать этот вопрос предстоит лично президенту Путину, который уже неоднократно напоминал, что Сенцов осужден не за творчество или убеждения, а за терроризм: "Мы отпустим сегодня режиссера, а завтра должны отпустить сотрудников кадровой разведки? Мы отпустим одних, а завтра придут другие? Надо договориться, чтобы это было прекращено".



Таким образом, позиция президента заключается в том, что ситуации Вышинского (задержанного на Украине журналиста) и Сенцова несопоставимы: первый был задержан за профессиональную деятельность, а Сенцов – за терроризм.

Мое мнение состоит в том, что Сенцова выпускать нельзя по двум причинам. Первая – это совершение им тяжкого преступления и отсутствие гарантий того, что попытки повторить задуманное не предпримут украинские власти.

Вторая причина – это недопустимость принятия подобных решений под внешним давлением. Налицо хорошо организованная кампания в защиту террориста, к которой (так совпало) подключены различные деятели – от отрабатывающих повестку за корм "Пусси райот" до известных деятелей культуры, министров и даже президентов. Например, министр культуры Франции называет Сенцова "великим режиссером и правозащитником", не имея представления о том, что "великий режиссер" снял один любительский, никому не известный фильм, а вся его "правозащитная деятельность" заключалась в планировании взрывов и поджогов в Крыму.

"Oleg Sentsov, grand cinéaste et défenseur des droits de l’homme, détenu dans des conditions inhumaines, est en train de s’éteindre. 
Nous ne pouvons l’accepter. #FreeSentsov
— Francoise Nyssen (@FrancoiseNyssen) 10 августа 2018 г."


При этом судьба Петра Павленского, отбывающего бессрочный арест непосредственно во Франции, министра культуры Франции не интересует. Равно как и не интересует всех этих людей судьба Надежды Савченко, за которую они так яростно вступались, пока она находилась в России.

Все это свидетельствует о том, что мы имеем дело с искусственно организованной кампанией давления на российское государство. В такой ситуации освобождать Сенцова означает не только прогибаться под давлением и жертвовать суверенитетом, но и давать зеленый свет другим "режиссерам и художникам", которые с легкостью будут соглашаться совершать тяжкие преступления в стране, которая их в итоге выпускает.
17.08.2018

Илья Ремесло
Источник: https://ruposters.ru/news/17-08-2018/pochemu-nelzya-pomilovat




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта