Лина Давыдова: Последний из группы «Джек»: легенда военной разведки Геннадий Юшкевич (История СССР) (26.05.2019)

22 июня 1944 года Красная армия начала в Белоруссии масштабную наступательную операцию «Багратион». Цель - разгромить немецкую группу армий «Центр», попасть в Восточную Пруссию и отрезать фашистов от основных сил в Прибалтике. За реализацию плана взялись десять разведчиков из группы «Джек».
Ночью 27 июля 1944 года одиннадцать человек  забросили в район восточнопрусского фольварка Лаукнен. По самолету с группой усиленно стреляли зенитки. Поэтому место высадки оказалось на 26 километров дальше намеченного. Одного из разведчиков патрули расстреляли в момент приземления. Еще четыре парашюта накрепко зацепились за кроны корабельных сосен - это демаскировало место приземления. В спешке разведчики не успели отыскать контейнерные тюки. Пришлось уходить без провизии, боеприпасов и запасных батарей для рации.

В ночь на 30 июля группа потеряла командира - капитана Крылатых. Он был застрелен немецким часовым у моста через реку Праве (Луговая). Тело погибшего разведчики отнесли в глубину леса. Успели забрать его автомат, компас, часы, полевую сумку с картами, пиджак и пистолет.

Заместитель командира отдал одному из разведчиков, Геннадию Юшкевичу, пистолет, а затем и пиджак.

«Ты самый молодой, тебе обязательно надо выжить. Надень этот пиджак. Пуля дважды в одно место не попадает - закон баллистики», - сказал тогда он.

Возможно, именно одежка с чужого плеча и стала для юного диверсанта непробиваемой броней. Геннадий Юшкевич - кавалер орденов Отечественной войны I и II степени и Славы III степени - стал легендой военной разведки, последним живым из группы «Джек».

С детства Геннадия Юшкевича отличала необыкновенная жажда знаний. Он учился в музыкальной школе, посещал множество кружков, с гордостью носил на груди значки «ЮВС» (юный ворошиловский стрелок), «ПВХО» (противохимическая оборона), «БГСО» (будь готов к санитарной обороне). Все эти увлечения казались детскими забавами, пока не началась война.

Минск, где жили Юшкевичи, начали бомбить 24 июня 1941 года. 28 июня на улицы вошли танки с черными крестами на бортах. Начались аресты и казни. Минск был уставлен виселицами.

«Гестапо начало фильтрацию населения. Потом, в середине июля, поступило объявление о том, что создается еврейский район, гетто, всем было приказано в течение пяти дней переселиться в это гетто», - вспоминает Юшкевич.

В сентябре прямо на улице гестаповцы схватили маму Юшкевича Елизавету Константиновну - участницу минского подполья. Ее подруга Вера Андреевна, скрыв фамилию мальчика, сумела устроить Гену в детский дом, где работала сама. Но и там начались чистки. Проводилась селекция детей. Вскоре должна была настать и очередь Юшкевича. В детском доме Гена услышал, как их собираются вывезти на принудительные работы в Германию. Вместе с товарищами он сбежал из города. Мать Юшкевича казнили 26 октября 1941 года. Ее повесили возле городской управы.

Холодную осень 1941-го Гена в компании таких же беспризорников провел на улице. Зимой он жил у соседей, а в марте 1942 года они отправили мальчика к своей родне в деревню Сеница под Минском. Его взяли пастушком.

В ноябре сезон выпаса закончился. Юшкевич не знал, куда идти. А в это время в Станьковском лесу с июля 1942 года базировалась специальная диверсионно-разведывательная группа «Чайка» под командованием капитана Михаила Минакова. Всего разведчиков было семеро. Вскоре Гена стал глазами и ушами группы.

«И начали мне поручать быть курьером, проводником, туда, сюда, начал ходить на встречи, на явки, и так я втянулся в эту работу», - рассказывает Юшкевич.

Он просился в отряд, но взять в свои ряды мальчишку командир поначалу категорически отказывался. Однако, присмотревшись к парню, изменил мнение. Гена был очень маленьким и худым. Фашисты не обращали на него внимания, что позволяло подходить близко, слушать разговоры. Минаков вызвал к себе Юшкевича и перед всем личным составом объявил его полноправным бойцом группы и военнослужащим Красной армии. Гене было 13 лет.©О мужестве и дерзости юного бойца-диверсанта капитан Минаков неоднократно докладывал в Центр, что стало основанием для командования дважды включить имя Геннадия Юшкевича в наградные приказы: он был удостоен медали «Партизану Отечественной войны» сначала II, а потом и высшей, I степени. Правда, о награждении Юшкевич узнал уже после войны.

22 июня 1944 года Красная армия начала масштабную наступательную операцию «Багратион». Вместе с армейскими подразделениями бойцы группы «Чайка» принимали участие в освобождении городов Узда и Дзержинск Минской области. А после отправились в Смоленск, в разведотдел штаба 3-го Белорусского фронта для получения дальнейшего назначения.

«24 июля 1944 года Верховный главнокомандующий дал указание командирам фронтов, начальникам штабов и всем, кого это касается, создавать специальные разведдиверсионные группы для заброски в глубокий тыл противника до 500 километров», - рассказывает Юшкевич.

Рассматривала кандидатуры специальная аттестационная комиссия во главе с начальником разведотдела фронта генерал-майором Алешиным.

Юшкевича не захотели отправлять на новое задание из-за возраста. Но Павел Крылатых взял его в состав диверсионно-разведывательной группы «Джек».

«Была взбучка этому Павлу Крылатому, зачем меня притащили. А потом он сказал, что парень хваткий, хорошая память, владеет оружием, знает язык, проверен на деле уже в лесах Беларуси, короче говоря, дал мне самую лестную характеристику», - объясняет Юшкевич.

Вскоре Гена официально стал секретным сотрудником войсковой части «Полевая почта 83462» отделения диверсионных действий разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта.

В период подготовки Восточно-Прусской операции, с конца июля до середины декабря 1944 года, на территорию Восточной Пруссии были заброшены 237 диверсионно-разведывательных групп - больше 2500 разведчиков. 2250 из них погибли или пропали без вести. Группа «Джек» действовала в тылу врага в неимоверно сложных условиях почти пять месяцев.

28 сентября 1944 года за одну ночь разведчики попали в две засады подряд. Налетев коленом на валун, переводчик Наполеон Ридевский серьезно повредил ногу. Идти он не мог. С Ридевским оставили Гену. Тот должен был помочь другу добраться до условного места - «2-го почтового ящика», где отбившиеся от группы разведчики могли дождаться остальных. К тому моменту в группе из одиннадцати человек оставалось семеро. Выжить суждено было только троим, в том числе Ридевскому и Юшкевичу.©С 1 октября 1944 года Юшкевич и Ридевский на основании радиограммы группы «Джек» были официально исключены из списков части и объявлены без вести пропавшими. Но подросток тащил раненого товарища по лесам больше семидесяти километров. Без еды, теплой одежды и надежды на помощь. К 5 октября они с трудом добрались до «почтового ящика № 2» недалеко от болота у хутора Линденгорст.

Ждали двое суток, после чего перебрались к «почтовому ящику № 1», на несколько километров левее. Здесь и обосновались, вырыв финками под огромным вывороченным корнем нору. Информацию о происходящем на фронте узнавали с помощью запасной радиостанции «Север», которая была спрятана здесь же.

Когда наступили холода и Юшкевичу с Ридевским казалось, что уже нет никакой надежды на спасение, случилось чудо. В тылу врага, в угодьях Геринга, у фольварка Минхенвальде, наши разведчики познакомились с немецкими антифашистами Эрнстом Райтшуком, Августом Шиллятом и его сыном Отто. Те стали снабжать советских разведчиков не только едой и одеждой, но и ценными разведданными. Когда ударили морозы и стали слишком заметны следы на снегу, Август спрятал Гену и Наполеона в своем доме на сеновале. Риск был колоссальным: в случае обнаружения диверсантов всю семью укрывателей ждал расстрел.

«И вот благодаря этим немцам, семье Шиллятов, мы смогли продержаться до встречи с Советской армией», - вспоминает Юшкевич.

В середине января 1945 года начиналась Восточно-Прусская операция. Вскоре разведчики встретились с частями своего 3-го Белорусского фронта. За время пребывания всей группы в Восточной Пруссии разведчики передали 67 важных разведывательных донесений.

После Юшкевича определили в стрелковую роту, и он в атакующих цепях пехоты был брошен на передовую - на штурм восточнопрусского Лабиау. Город был очищен от фашистов.

29 марта 1945 года Геннадий Юшкевич был откомандирован из отделения диверсионных действий разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта для дальнейшего прохождения службы в 208-й армейский запасной стрелковый полк. 6 мая 1945 года за два дня до капитуляции нацистской Германии в ходе спецоперации по зачистке города Гумбиннен Гена подорвался на мине-ловушке.

«Я зашел в один такой приличный домик какого-то, ну, состоятельного, видно, немца. Увидел, там стоит пианино. Решил взять аккорд. И вот я левой рукой взял этот аккорд. А там растяжка. И рванула мина. И все, меня с левой стороны и приложило», - рассказывает он.

День Победы Геннадий Юшкевич встретил в госпитале. Тяжелое ранение приковало его к больничной койке на три месяца. Осколки мины впились в голову и сильно повредили левый глаз. Жизнь и зрение юному бойцу спасли смелость и мастерство военного хирурга.

После года учебы в минском политехникуме Геннадий Юшкевич экстерном сдал экзамены за среднюю школу и поступил в офицерскую школу МВД. Он освоил боевое самбо, стал инструктором, обучал оперативный состав. А уже после окончания юридического факультета Белорусского университета служил в органах внутренних дел.

В начале 90-х Юшкевич возглавил Белорусский фонд «SOS-Детская деревня», который до сих пор занимается воспитанием детей-сирот в максимально приближенных к семейным условиям. Под руководством Геннадия Владимировича в Минской области были построены две такие деревни. Сегодня ветерану за девяносто лет. Но он подтянут, собран, сохраняет необыкновенную ясность ума.

Источник
26.05.2019

Лина Давыдова





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта