Михаил Мельников: Предатели идеи: Как комсомольцы становились коммерсантами (02.11.2018)

Столетие ленинского комсомола достаточно широко празднуется в нашей стране. Для одних это ностальгия по молодости, для других – тоска по романтике. Между тем именно комсомол стал той деструктивной силой, которая сломала хребет советской власти, подменив идеалы коммунизма стремлением к личному обогащению. Царьград рассказывает о нескольких таких комсомольцах-миллионерах.
Все началось в 1971 году. Страна приходила в себя от хрущевских экспериментов, закончилась восьмая пятилетка, получившая имена «золотой» и «косыгинской», заметно улучшились отношения с Западом, Леонид Брежнев взял курс на рост благосостояния народа.

В самой большой стране мира в те годы остро не хватало жилья, и для решения этой проблемы было решено использовать энергию молодежи. Так были созданы молодежные строительные кооперативы, работавшие на редкой в те годы системе хозрасчета. Курировали их деятельность как строительные ведомства, так и комсомольские организации. Это была первая школа бизнеса советской молодежи.

Через 15 лет, летом 1986 года, комсомол получил право создавать «Центры научно-технического творчества молодежи», НТТМ. Практически безналоговая деятельность с правом обналичивания крупных сумм – ничего подобного не помнили не только в СССР, но и в царской России. Центрам НТТМ разрешалось почти все – в том числе и операции, за которые в иных условиях полагался большой тюремный срок.

Так появилась первая почти легальная «обналичка»: заказать какую-либо услугу через НТТМ, перевести комсомольцам безнал, обналичить его, поделить, ну и на оставшиеся деньги нанять кого-нибудь для реального выполнения заказанной услуги.

Узнаваемо, правда?

Михаил Ходорковский

Путь Михаила Борисовича от красного молодежного знамени к богатству и славе считается классическим.

В 1986 году 23-летний выпускник Московского химико-технологического института устроился работать во Фрунзенский райком комсомола. О бизнесе он уже немного знал – подрабатывал в жилищно-строительном кооперативе, видел, как построены товарно-денежные отношения в кооперативном деле. Неудивительно, что когда райком создал собственный центр НТТМ, руководство им доверили именно Ходорковскому. Коммерческое подразделение райкома назвали «Центром межотраслевых научно-технических программ» (ЦМНТП).

Ходорковскому удалось договориться с Институтом высоких температур Академии наук СССР, которому Центр НТТМ продал некую «специальную разработку». В чем она состояла, не очень понятно, зато известно, что Владимир Дубов, который со стороны Института курировал сделку и имел очень хорошие связи, впоследствии стал совладельцем ЮКОСа. Цена вопроса составила 160 тысяч рублей – ощутимые деньги.

А ведь подобных контрактов было немало. Центр Ходорковского заключал сотни договоров на разработку и внедрение приборов, на химические исследования, на сопутствующие работы. Деньги платили государственные НИИ и заводы, а реальную работу выполняли другие НИИ за государственную зарплату. Через ЦМНТП же лишь прокачивались немалые средства, часть которых доставалась руководству предприятий-заказчиков, часть – активным комсомольцам, и в первую очередь, конечно, самому Ходорковскому. Центр платил в виде налогов 30% прибыли, остальным распоряжался по собственному усмотрению.

Рекламой услуг этого замечательного учреждения, к слову, занимался будущий крупный государственный деятель Владислав Сурков.

У Центров НТТМ тем временем появилось право открывать кредитные учреждения, и когда в 1988 году в очередной раз встал вопрос, как платить сотрудникам Центра зарплату, Ходорковский просто зарегистрировал Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса, в 1990 году перерегистрированный как «МЕНАТЕП» (МЕжотраслевые НАучно-ТЕхнические программы). Оставив деятельность в ЦМНТП, Михаил Борисович переключился на управление банком. Он кредитовал возрождавшуюся коммерцию, принимал депозиты, финансировал торговые сделки – и никто не спрашивал у него о происхождении средств. Хотя на современном языке это происхождение называется «отмывом и обналом».

Дальнейшее известно – Ходорковскому удается проникнуть во власть, получив статус советника российского премьера Ивана Силаева, «Менатеп» начинает обслуживать государственный бюджет, а его владельцу становится тесно в банковском бизнесе. Он преобразовывает банк в промышленную группу «Роспром» и по дешевке скупает десятки крупных заводов. Одновременно Ходорковский возглавляет Фонд содействия инвестициям в топливно-энергетический комплекс – это не только статус замминистра, но и возможность оценить перспективы отрасли, в которой, собственно, он по-настоящему и прославился.

Но были и менее традиционные пути к комсомольскому богатству.

Анатолий Карпов

Странным комсомольцем был 12-й чемпион мира по шахматам. Его карьеру делали очень заботливо, встраивая перспективного подростка в советско-партийный истеблишмент, но, как выясняется сейчас, интересовали Карпова несколько иные вещи:

"Крестили меня родители еще в детстве... В советское время я был одним из немногих счастливчиков, который мог в любое время без дозволения со Старой площади встречаться с иерархами церкви. Хорошо знал патриарха Пимена, часто общался и с ушедшим патриархом Алексием II…"

Надо сказать, свою религиозность Карпов скрывал очень тщательно – о ней не упоминает ни один из близких сподвижников экс-чемпиона, хотя сейчас это не только не запрещено, но и наоборот. Членом ЦК ВЛКСМ Анатолий Евгеньевич стал сразу после института, в 1974 году. В партию он вступил в 1979-м, но из руководства комсомола не ушел; точную дату окончания его комсомольской карьеры нам установить не удалось, но это определенно 1980-е годы. Сейчас он говорит об этом так:

"Мое благополучие строилось не внутри, а вне страны и зависело от успешных выступлений на международных турнирах. Разумеется, многие вещи нужно было согласовывать с системой, но я быстро усвоил правила игры и, не становясь поперек системы, делал все так, как нужно мне".

А вот этому высказыванию бывшего комсомольского вожака можно верить – как минимум потому, что оно подтверждено западногерманским судом.

В советские времена спортсменам разрешалось оставлять себе лишь небольшую долю заработанных за рубежом призов – всю валюту они должны были сдавать в Госкомспорт, получая оттуда валютные чеки по официальному курсу и далеко не на всю сданную сумму. Понятно, что многих это не устраивало. Кто-то попросту эмигрировал, как Борис Спасский или многолетний соперник Карпова Виктор Корчной, кто-то в обход государственных законов пытался хранить свои деньги на Западе до лучших времен. К ним относился и внешне законопослушный образец советского гражданина Анатолий Карпов.

Все вскрылось в 1985 году, когда нанятого Карповым посредника Гельмута Юнгвирта поймали на утаивании денег чемпиона. По контракту, заключенному еще в 1978 году (версия журнала «Шпигель»), Карпов получал деньги за рекламу компьютеров – и, судя по всему, делиться ими с советскими структурами не собирался. Пронырливый немец использовал тот факт, что Карпову было совершенно не с руки выносить на свет свои коммерческие дела – видимо, он рассчитывал, что в суд подавать чемпион не будет. Карпов действительно долго пытался решить дело неофициально, но сумма – более 1 млн марок, почти полмиллиона долларов – была слишком велика, чтобы забыть про нее.

Суд Карпов выиграл, Юнгвирту дали реальный срок и обязали его вернуть деньги, а советские власти закрыли глаза на проделки своего любимца: не стоило волновать «Толика», перед которым стояла тогда задача сокрушить непредсказуемого Гарри Каспарова.

В 1987 году Гарри Каспаров, уже тогда резко критиковавший многие советские обычаи, кстати, тоже стал членом ЦК ВЛКСМ – как он говорил, для уравнивания шансов с противником…

Дмитрий Медведев

Было бы лицемерием с нашей стороны не назвать кого-то из действующих руководителей России, ведь большинство из нынешнего правящего поколения были комсомольцами, причем отнюдь не на последних ролях.

Быть топ-чиновником в России удобно: до блеска начищены не только официальные, но и альтернативные биографии. Белые пятна или замаскированы, или заполнены правдоподобными деталями, а выкладки разнообразных агрегаторов компромата вызывают смесь интереса и иронии – слишком много там непроверяемых фактов и откровенных домыслов.

Однако есть в биографии премьер-министра вещи несомненные. Мы точно знаем, что в 1987 году он окончил юрфак МГУ имени знатного литературоведа товарища Жданова, и еще через три года – аспирантуру. Со старших курсов активный студент – спортсмен, отличник и просто красавец – числился в комитете комсомола, его хорошо помнят и однокурсники, и товарищи по комитету.

А всего через два года после выпуска из аспирантуры молодой преподаватель становится совладельцем ЗАО «Финцелл» – ему принадлежат 50% акций этого предприятия (остальное – у Захара Смушкина и братьев Зингаревичей). То есть, едва скинув путы проклятого режима, примерный комсомолец становится активным и очень успешным коммерсантом. В официальной биографии комсомольского активиста нет ни слова про этот эпизод его карьеры; между тем «Финцелл» стал учредителем существующей и ныне группы «Илим», лидера российского целлюлозно-бумажного рынка. До 1998 года Медведев был директором по юридическим вопросам корпорации «Илим Палп Энтерпрайз», крупным ее акционером (20%). Стоимость же корпорации к концу 1990-х оценивалась в 1,5 млрд долларов.

Как видим, путь от развития комсомола, отрицания частной собственности и тихого преподавания римского права до управления многомиллионным бизнесом порой бывал и короток, и приятен.

Сергей Лисовский

Физика – вот что окружало юного москвича Сережу из очень хорошей, правильной семьи ученых. Сенатор от Курганской области? Такое будущее не могло предвидеться ему даже в самых фантастических снах – даже полет на Луну был куда реальнее, чем нынешнее место «работы» Сергея Лисовского. Но комсомол воистину способен творить чудеса!

Формально он пошел по стопам родителей, получил диплом радиофизика, но на самом деле из всей физики его больше всего интересовали акустика и световые эффекты – Сергей был известен в институте как диск-жокей. Однако эта сомнительная слава не помешала ему сделать комсомольскую карьеру и вскоре стать инструктором отдела пропаганды и агитации Бауманского райкома ВЛКСМ Москвы! Наверное, в те годы это был самый эпатажный инструктор в столичном комсомоле. Какие-то наивные люди даже приняли его в КПСС.

Пользуясь своим служебным положением, Сергей Федорович организовал центр досуга для молодежи – Студию популярной музыки «Рекорд», которая потом стала широко известной студией «Москва». Деньги через эту организацию шли рекой, минуя государственные контролирующие системы. Потом к маленькой империи Лисовского присоединился центр досуга молодежи «Союз». Неудивительно, что после легализации кооперативного движения работа в ВЛКСМ перестала интересовать Лисовского – он возомнил себя крутым продюсером и создал под этот свой статус компанию имени себя «ЛИС’С».

Что ж, в тот момент он действительно попал в струю – вчерашний комсомолец как вихрь ворвался на телевидение и принял участие в создании немалого числа запоминающихся передач. Лисовский сколотил тогда немалое состояние – правда, и тратил он много, положение обязывало. Именно он в 1996 году тащил из Дома правительства пресловутую коробку из-под ксерокса.

В конце 1990-х Лисовского оттеснили от телекормушки по-настоящему крутые дяди, но он не особенно и сопротивлялся – повзрослевший продюсер переключился на сельское хозяйство.

* * *

Современные истории комсомольских успехов не должны наводить на мысль, что так было всегда. Из первых семи руководителей высшего органа ленинского комсомола шестеро были расстреляны, один отсидел в сталинских лагерях 16 лет. Так что можно сказать, что комсомольские вожаки выстрадали свои хорошие времена. Жаль только, что их обогащение в 1980-90-х сопровождалось обнищанием той самой родины, которой они так красноречиво обещали служить…
02.11.2018

Михаил Мельников
Источник: https://tsargrad.tv/articles/predateli-idei-kak-komsomolcy-stanovilis-kommersantami_166114




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта