Елена Бомешко: Приднестровье никогда не выходило из Союза. Мы просто остались тогда без головного государства (05.12.2018)

На постсоветском пространстве мы были среди немногих, кто заявил протест против развала Советского Союза. Референдум, который был проведен, еще тогда, на заре, в 91-м году, о сохранении Советского Союза, в Приднестровье — 98% населения проголосовало за сохранение Союза и мы не выходили из состава Советского Союза фактически до полного его развала.
Приднестровье — гостеприимный край, осколок русского мира. За долгие годы изоляции от России приднестровский народ сумел сохранить русскую культуру, отстоять право говорить на русском языке, нашел способ сохранить свои корни и менталитет. Как можно раскрыть и понять феномен Приднестровья, как не изнутри? Все как есть в республике рассказала корреспонденту информационного агентства Красная Весна Проректор приднестровского госуниверситета по научно-инновационной работе, кандидат химических наук, профессор, министр просвещения Приднестровья в 1998–2007 годах, Помощник президента ПМР по образованию, науке и культуре ПМР до 2011 года Бомешко Елена Васильевна.

Корр.: Недавно, спикер молдавского парламента Андриан Кандру заявил, что цель Молдавии затянуть Приднестровье в процесс евроинтеграции, для чего, в частности, Кишинев намерен отправлять студентов ПМР в Европу, для смены менталитета. Есть ли такая опасность?

Елена Васильевна Бомешко: Опасности особой нет по двум причинам. Во-первых, у молодежи Приднестровья есть возможности попадать на дальнейшее обучение в Европу, минуя и правительство, и соответствующие структуры Молдовы, потому что наш диплом, в принципе, европейского образца, диплом, полностью повторяющий российский. Кроме того, у нас идет аккредитация наших дипломов, нострификации дипломов не только в Российской Федерации, но и во всех странах мира. Сегодня Молдова вынуждена была по рекомендации ОБСЕ ввести процедуру апостилирования наших дипломов в самой Молдове. Таким образом, с этой точки зрения, то что нам очень сильно Молдова будет помогать учиться за рубежом [сомнительно — прим. корр. ИА КВ]… Кто хочет, едет и сегодня, это первое, а второе, интеграция в Европу вот в таком массовом порядке через Румынию, Францию или Италию, что происходит с молодежью Молдовы, а там именно такая проблема, что молодые люди уезжают из республики через Румынию в Италию, Францию. Франкоговорящие — потому что язык [имеется ввиду, что молдавский и французские языки относятся к одной романской группе языков, —прим. корр. ИА КВ], он удобен, и в этом плане идет. Для приднестровцев это несвойственно, ну, во-первых, потому что система образования у нас не промолдавская или прорумынская, она российская. И поэтому есть проблемы со стыковкой образовательных программ, а с другой стороны, настроения у людей, в общем-то, были пророссийскими, они такими и остались, несмотря на то, что прошло уже 28 лет самостоятельного существования.

Корр.: Отсюда возникает вопрос, а приднестровская молодежь может в России учиться бесплатно, есть какие-то каналы?

Елена Васильевна Бомешко: Конечно. Несколько каналов. Первый и основной — это то же самое, как молодежь Российской Федерации, те, у кого есть гражданство России. Надо сказать, что у нас свыше 250 тысяч проживает граждан Российской Федерации на территории Приднестровья. Молодые люди, конечно, имеющие паспорт Российской Федерации, спокойно поступают на общих основаниях по ЕГЭ, потому что у нас на территории нашей республики сдается целевым образом ЕГЭ. Со стороны Российской Федерации организацией [ЕГЭ —прим. корр. ИА КВ] занимается посольство России. На территории Приднестровья есть сертифицированный центр, он находится именно в нашем университете, и каждый год ребята Приднестровья, кто хочет, сдают ЕГЭ и по его результатам участвуют в конкурсах. И есть, кроме того, квотирование определенное. Т.е. для граждан, проживающих в Приднестровье, ежегодно Российская Федерация выделяет определенное количество бюджетных мест в учебных заведениях. Но мы стараемся каждый раз, ведя переговоры и с министерством образования России и с посольством России в Молдове, чтобы нам все-таки квотирование предоставляли по направлениям подготовки, которые не могут быть реализованы у нас. Это, как правило, наукоемкие, материалоемкие направления, по которым у нас, к сожалению, пока еще база недостаточна. И есть третье направление — это дуальный диплом или двойное образование, когда дети, обучающиеся у нас в республике, параллельно могут обучаться по каким-то другим направлениям и специальностям в вузах Российской Федерации. Это кстати, очень распространенная форма двойного диплома, которая помогает ребенку оставаться у себя дома, и вместе с тем учиться по нашим программам и по программам того ВУЗа, где он хочет получить второй диплом.

Корр.: А с трудоустройством потом как?

Елена Васильевна Бомешко: Вопрос с трудоустройством, конечно, это проблема. При избрании нашего третьего президента, Вадима Николаевича Красносельского, это было в его избирательной программе [создание новых рабочих мест прим. корр. КВ], и это в общем-то реализуется уже третий год. Вопрос идет о создании новых рабочих мест, 15 000 рабочих мест, казалось бы, это мало, но для России это не цифра, а для Приднестровья это достаточно большая цифра и сегодня это реализуется. И мы стараемся всячески давать те направления подготовки, которые реально востребованы у нас в республике. Проблема с трудоустройством есть, но она постепенно решается.

Не могу сказать, что решена, нет не решена, проблема существует. Я приведу конкретный пример в системе образования. Очень большая востребованность в учителях-предметниках, чрезвычайно большая востребованность, но у нас школы маленькие по размерам, особенно в сельской местности, и объема часов не хватает для того, чтобы на ставку принять специалиста. И получается, что если мы направляем, допустим, учителя химии в школу, то он, кроме химии, должен одновременно читать 5-6 других предметов, чтобы набрать на ставку заработную плату. Это проблема, и как ее решить сегодня в условиях новых подходов к стандартам, которые не разрешают более двух направлений подготовки? Когда-то, в советское время, мы готовили учителей по сдвоенным-строенным специальностям. У нас был физик-химик-биолог, биолог-географ-историк, вот такие направления даже в нашем вузе реализовывались в советское время. Стандарты, постепенно все более ожесточаясь по своим требованиям и содержанию программ, исключают сегодня вот такую многопрофильность при подготовке учителя. Два разрешается, больше профилей не разрешается. И это проблема для нас, потому что фактически для нашей республики нужно ставить вопрос о внесении собственных поправок в стандарты. Но мы опасаемся, потому что наш университет подвергается аккредитации в Российской Федерации, наши образовательные программы аккредитуются. И мы боимся, что если мы будем выходить за рамки ФГОС 3++, то мы можем не быть аккредитованными, и в этой связи вот этот компромисс пока не решаем. Мы думаем над тем, как его реализовать.

Корр.: А методика преподавания тоже российская или Вы свою разрабатываете?

Елена Васильевна Бомешко: Есть, конечно, образовательные программы по методике преподавания дисциплин и учебно-методическая база у нас российская, по учебникам Российской Федерации обучаются наши дети в школах с русским языком обучения, либо они переводятся на молдавский, украинский язык для школ с соответствующим языком обучения. Поэтому, естественно, что технология образовательной деятельности у нас такие же [как в России — прим корр. ИА КВ], но авторское право никому не запрещено. У нас очень много оригинальных авторских методик и программ, по которым работают учителя, и в целом у нас, конечно, единое образовательное пространство с Россией.

Корр.: Как в Приднестровье относятся к современным европейским ценностям, типа ЛГБТ, к гендерной политике?

Елена Васильевна Бомешко: Честно вам скажу, что для нас нет остроты такой проблемы. У нас не существует проблем, связанных с предоставлением особых условий для меньшинств с отклонениями. У нас их просто нет. У нас так же нет проблем в плане вероисповедания, потому что свыше 80% населения Приднестровья исповедуют православие, и поэтому нет борьбы конфессий. Этого в нашем регионе просто не существует. Молдова пытается навязать нам подобные проблемы, организовывая и гей-парады, и какие-то фестивали — наша молодежь в этом не участвует. И у нас в университете, допустим, вообще не стоит такой проблемы. Дети у нас занимаются совершенно иными, более реальными проблемами, связанными с повышением качества образования, улучшением самоуправления. Влияние студентов на содержание образовательного процесса, активное участие в общественной и молодежной жизни, создание различных направлений творческого плана, участие в различных конкурсах и соревнованиях — вот это направления, которыми занимаются наши дети. А вот это всё, не входящее в перечень основных человеческих ценностей, т. е. моральных ценностей, всемирных моральных ценностей, а не тех, которые навязаны современностью, у нас такого нет просто.

Корр.: Приднестровье — многонациональное государство?

Елена Васильевна Бомешко: Да, 32 национальности были на момент создания государства, на сегодняшний день, думаю гораздо больше, потому что наши границы открыты и все, кто желал бы работать, учиться у нас, если они принимают наши условия, нашу конституцию, наши законы, они работают и живут в Приднестровье. Так что думаю, на сегодняшний день количество национальностей увеличилось.

Корр.: А как все уживаются без конфликтов?

Елена Васильевна Бомешко: Совершенно спокойно. Межнациональных конфликтов нет. Ну, во-первых, у нас три официальных языка в республике: русский, украинский, молдавский. Причем они называются, обращаю ваше внимание, во всех странах государственными языками. И после развала Советского Союза на всем постсоветском пространстве объявлялись государственные языки. В Приднестровье никогда этого не было, с самого начала, с 1989 года, когда у нас начинался конфликт, Молдова вводила румынскую графику для молдавского языка, а потом фактически переименовала свой язык в румынский. Изначально еще тогда вопроса межязыкового конфликта у нас не существовало. У нас были три официальных языка, имеющие равное хождение по всей территории республики, никаких притеснений ни к одной из национальностей у нас нет. Стараемся помогать и болгарам, потому что 4% населения— это болгары. Поэтому в вузе преподеётся болгарский язык, и школы есть с болгарским языком обучения. Помогаем полякам, потому что на севере нашей республики польская диаспора существует. Помогаем армянам. Григориополь — это армянская территория [имеется ввиду анклав на данной территории — прим. корр. ИА КВ]. Немцам, потому что у нас были когда-то, еще с довоенного времени [до Великой Отечественной войны — прим. корр. ИА КВ] немецкие колонии здесь. Наши территории настолько интересны с точки зрения ее национального состава и менталитета национальностей, народностей, но объединяющим языком остается русский. И фактически язык межнационального общения у нас в республике русский.

Корр.: А почему Приднестровье выбрало направление движения в сторону России?

Елена Васильевна Бомешко: Потому что Россия объявила себя правопреемницей Советского Союза. А мы, в общем-то, изначально, наверное, на постсоветском пространстве были среди немногих, кто заявил протест против развала Советского Союза. Референдум, который был проведен, еще тогда, на заре, в 91-м году, о сохранении Советского Союза — в Приднестровье 98% населения проголосовало за сохранение Союза, и мы не выходили из состава Советского Союза фактически до полного его развала. Когда развалился Советский Союз, его просто не стало. Мы переименовали нашу республику из Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики в Приднестровскую Молдавскую Республику. Т.е. мы никогда не выходили из Союза. Мы просто остались тогда без головного государства. Поэтому мы, естественно, на российской стороне, поскольку Россия объявила себя правопреемницей СССР, взяла на себя долги по Союзу, мы приняли эту политику тоже.

Корр.: Расскажите про культурную жизнь в Приднестровье?

Елена Васильевна Бомешко: Культурная жизнь достаточно разнообразна, настолько, насколько это возможно сегодня в условиях достаточно ограниченного допуска к нам в республику людей, которые хотели бы с нами сотрудничать и в научном, творческом, культурном плане. Но, тем не менее, пытаемся, живем. Сегодня с помощью дистанционных методов общения, электронных средств связи можем проводить онлайн конференции. К сожалению, допускать к нам ученых с мировым именем становится все более и более сложно, потому что прилететь сегодня они могут только через Кишинев. Украина не пропускает людей с паспортами Российской Федерации, и поэтому мы вынуждены чаще всего работать в режиме дистанционном при проведении международных научных конференций. А фестивали, конкурсы, культурный обмен с Молдовой у нас получаются очень хорошо. В этом плане у нас никогда не было конфликтов и недопонимания. Если приезжают знаменитые люди, когда они посещают Молдову, то посещают и Приднестровье тоже, в этом плане нам немножко легче. Труднее в научных контактах.

Корр.: Как вы видите будущее Приднестровья?

Елена Васильевна Бомешко: Нам уже 28 лет, нам трудно, честно скажу, очень трудно, но народ у нас достаточно оптимистично настроен. И я думаю, что когда снимется волна этого давления, скажу больше, насилия над Россией, и в моральном плане, и в экономическом, и в политическом, и в военном, встанет вопрос об объединении государств, которые стоят на такой же платформе. Мы ждем этого момента и мы будем в числе тех, кто захочет объединится и создавать единое новое государство, на иных, может быть, позициях, на иной экономической, политической платформе, чем это было в советское время. Но то, что выживают только сильнейшие, это действительно так, и мы надеемся, что попадем в коллектив таких государств. Но без тех стран, которые стоят на позициях агрессии, националистических позициях, которые не принимают концепции морали, нравственности, которые присущи были человеку, гражданину как таковому, независимо от пола, национальности и расы — мы, конечно, такое принимать не будем.

Корр.: Предположительно какие страны объединятся?

Елена Васильевна Бомешко: Я думаю, что объединяться будем с Россией, объединяться будем с Белоруссией, с Казахстаном, наверняка будут такие предложения. Что касается Украины, нужно просто подождать, скорее всего, что реформы политические явно состоятся, приведут, в конце концов, к тому, что народ в Украине поверит в то, что можно жить и в своей стране, а значит, ее нужно создавать, созидать. У нас же тоже было такое, когда разваливался Союз, у нас тут шли и военные действия, очень много людей, достаточно авторитетных людей, покинули нашу территорию, заявляя, что нет перспектив у этого государства, а потом постепенно в него возвращались. И мы уверенны, что те, кто уезжает сегодня, а уезжают люди по разным причинам, мы никого не осуждаем из тех, кто сегодня уезжает из Приднестровья работать, учиться в другие страны. Мы не осуждаем, мы понимаем, что семья выбирает место, где можно воспитывать детей, где можно хорошо жить, повысить качество своей жизни. Я уверенна, что рано или поздно ситуация переменится, мы станем свободным, счастливым государством, и все те, кто уезжали от нас, к нам вернутся. Потому что многие из тех, кто уехал, поддерживают связь со своей Родиной и постоянно приезжают в отпуск сюда, и страдают от того, что они не дома.

Корр.: Как простым россиянам объяснить, что такое Приднестровье?

Елена Васильевна Бомешко: Приднестровье — это российский анклав, он таким был, таким и остался.
 
05.12.2018

Елена Бомешко
Источник: https://rossaprimavera.ru/article/0125a3d2




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта