Юрий Болдырев: Принятие Конституции развязало руки для разграбления богатств великой страны (12.12.2018)

12 декабря исполняется четверть века с момента принятия нового российского Основного закона, который был срочно переписан после трагических событий октября 1993 года и стал с тех пор определяющим в жизни страны. Последние изменения в Конституцию были внесены в 2014 году и касались не только правок в связи с возвращением Крыма и Севастополя в состав России, но и, например, с введением "президентской квоты" по избранию сенаторов, о чем мало кто уже помнит.
Корреспондент Накануне.RU поговорил с политическим деятелем, экс-зампредом Счетной палаты РФ Юрием Болдыревым, который с начала 90-х принимал активное участие в политическом процессе, был и остается, кстати, ярым противником существующего документа под названием "Конституция".

Для начала просто несколько общеизвестных фактов, над которыми, разумеется, мало кто из обывателей склонен задумываться и которые, между тем, имеют решающее значение для характеристики собственно Конституции. Во-первых, как подсчитано, самым часто встречающимся словом в документе является вовсе не "народ", который по тексту Основного закона является единственным легитимным источником власти в стране, а слово… "президент".

Выводы из данного факта каждый может, что называется, сделать самостоятельно, благо, опять же, не особым секретом является то, что Россию считают "президентской" республикой взамен декларируемой в Конституции формулировки "демократическое федеративное правовое государство". Сам текст был в срочном порядке выработан в ходе заседаний особого Конституционного совещания в октябре – ноябре 1993 года, в одном из интервью покойный президент Борис Ельцин заявлял, что окончательный текст им был подписан 8 ноября того же года.

Против предложенного и опубликованного текста Конституции выступила КПРФ, с отдельными пунктами выражал несогласие Владимир Жириновский, подверг резкой критике и отверг текст Конституционный суд Башкирии. Вообще, надо сказать, существовавший в то время так называемый "красный пояс" регионов представлял собой реальную (и мощную) оппозицию Кремлю, президенту и его сторонникам и в этих самых регионах России находились самый ярые противники Конституции. Региональные власти тогдашних Татарстана и Чечни фактически выступили за бойкот голосования по Основному закону, голосование в этих республиках проходило лишь на отдельных участках, словом, угроза дальнейшего распада страны и нового издания "парада суверенитетов" теперь уже в России – совсем не выдумка пропагандистов.

Тем не менее, в ходе всенародного голосования 12 декабря, по официальным данным, за предложенную Конституцию проголосовало 58,43% пришедших на выборы и референдум, против также было очень и очень много – 41,57%. В абсолютных цифрах это соответственно почти 33 и 23,5 млн человек, что отражало остроту текущего момента и "развилку", на которой стояла страна после кровавой бани "Черного октября" и расстрела Верховного Совета. В этот же день страна впервые голосовала на выборах депутатов Государственной думы и депутатов Совета Федерации (да-да, первоначально их избирали, а не назначали).

Юрий Болдырев рассказал Накануне.RU, что не так с Конституцией, 25-летие которой отмечается сегодня, и нужны ли ей изменения.

– Вы, насколько известно, были в 1993 году одним из самых ярких противников принятия Конституции, почему?

– Да, тогда я шел на выборы депутата Совета Федерации от Санкт-Петербурга, и всем, даже собственным сторонникам, говорил: если вы собираетесь голосовать за представленный текст Основного закона, не голосуйте за меня! Потому что я не хотел идти в верхнюю палату парламента со "связанными" руками, что вытекало из текста Конституции. Сейчас, в эпоху интернета, ролики, в том числе с моих предвыборных дебатов, доступны в Сети. Аргументация и мои споры с тем же Шахраем (Сергей Шахрай, один из авторов Конституции 1993 года, в то время – председатель госкомитета по делам Федерации и национальностей, – прим.) можно посмотреть, все, что я тогда говорил и о чем предупреждал, к сожалению, было реализовано.

– Что вызывало ваше неприятие?

– Главное, наверное, положение, которое я пытался отстоять – контроль общества за властью, за властными структурами. Сильное государство не может существовать вне контроля со стороны общества, его структур. Что не удалось закрепить тогда и плоды чего мы вынуждены пожинать даже сегодня. Принятие Конституции в том виде 25 лет назад просто развязало руки определенным лицам и силам для разграбления богатств великой страны. Что происходит и по сей день, но началось все именно тогда.

– То есть принятие Конституции открыло дорогу приватизации и залоговым аукционам?

– Не только, поначалу, сейчас мало кто уже помнит об этом, сразу же были реализованы соглашения о так называемом "разделе продукции" (СРП). Практически сразу мы пришли к "урановой сделке" с США, в результате продажи низкообогащенного урана страна буквально за копейки лишилась запасов ценного стратегического сырья. И так далее.

Возникает чувство, что принятие той Конституции было частью какой-то сделки между стоявшими тогда у власти в России и их "партнерами" в лице коллективного Запада, прежде всего, конечно, из США. По утвержденному Основному закону стало возможно функционирование "вертикали власти" и бесконтрольное разграбление богатств страны, манипуляции общественным мнением и все остальные "удовольствия"…

– А что вы скажите насчет периодически возникающих предложений по изменению Конституции? Даже вот председатель Конституционного суда (КС) Валерий Зорькин что-то такое время от времени заявляет, правда, говорит о "точечных" правках в Конституцию и говорит весьма осторожно.

– Я на одном из мероприятий уже высказывал претензии в адрес работы Конституционного суда и предложений лично Зорькина. В этом смысле для меня ничего не изменилось – позиция мне, мягко говоря, непонятна. Даже если посмотреть на обращения в КС и реакцию судей на тот или иной запрос, чаще всего возникает странное ощущение. Ответы расплывчаты и бессмысленны. Нет, Конституция не нарушена, потому что отдельные ее положения были неправильно истолкованы самими обратившимися, и так далее. В общем, мне сложно что-то еще добавить к этому.

– Так что можно предложить для исправления ситуации – менять Конституцию?

– Вернемся к тому, с чего начали говорить – необходим контроль общества над государством, без этого любой текст оказывается нерабочим и нефункциональным.

***

Остается добавить, что на фоне время от времени возникающих разговоров о неминуемой якобы в ближайшее время "конституционной реформе", которая позволит обеспечить безболезненный "транзит власти", Кремль всячески дистанцируется и открещивается от подобных разговоров. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в октябре прямо заявил, что "никакой работы в этом плане (изменения Конституции) не ведется".
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
12.12.2018

Юрий Болдырев
Источник: https://www.nakanune.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта