Михаил Тюренков: Проект «украинская автокефалия» пока приостановлен (31.08.2018)

Стамбульское совещание Предстоятелей Русской и Константинопольской Церквей Патриархов Кирилла и Варфоломея продемонстрировало православное единство, но не дало ответы на главные вопросы.
Фанар. Маленький исторический район Стамбула на южной стороне залива Золотой Рог. Еще в середине прошлого столетия — место компактного поселения греческого населения Стамбула, сегодня — обычный турецкий район Фенер, где лишь немногие помнят его недавнее греческое прошлое. Сейчас об этом напоминают несколько затерявшихся в глубине фанариотских кварталов православных церквей, а также резиденция Константинопольского Патриарха с большим, но внешне неприметным Собором святого Георгия.

Простой турист пройдет и не заметит, сочтя за посольское здание. А ведь именно здесь находится центр Вселенского Патриархата, первенствующего в диптихе Православных Поместных Церквей и наследующего Церкви Ромейского Царства — Византийской Империи. И именно здесь сегодня состоялась встреча Предстоятелей Русской и Константинопольской Церквей Патриархов Кирилла и Варфоломея. Встреча, результаты которой могут стать поистине историческими.

На протяжении последних месяцев вокруг Фанара кипели нешуточные страсти. В Москве и Киеве, как и во многих других городах Русского мира, у православных христиан зрело беспокойство: неужели в Стамбуле будет принято решение о легализации украинского раскола? Неужели Патриарх Варфоломей решится предоставить томос (указ) об украинской автокефалии (то есть, по сути, об отрыве Православной Украины, канонической территории Русской Церкви, от Московского Патриархата)?

Неужели ангажированный западной политической системой Предстоятель Константинопольской Церкви пойдет на поводу западных кураторов и согласится с русофобскими доводами пана Порошенко, предоставив ему дополнительные политические очки? Наконец, неужели на Фанаре не понимают, что все это только усугубит гражданское противостояние на Украине, а, вполне возможно, превратит его в полномасштабную религиозную войну?

Константинопольская ревность: история и современность

Все эти вопросы не были бы актуальны, если бы сама Константинопольская Патриархия исторически не проявляла, мягко говоря, недружественные отношения к Церкви Русской. Конечно, в этом была и есть определенная ревность: Новый (Второй) Рим (Константинополь) пал, а Третий Рим (Москва) стоит. Более того, именно Москва вот уже половину тысячелетия является центром самого крупного и влиятельного Патриархата в семье Православных Церквей. И это несмотря на то, что формально Московский Патриархат занимает лишь пятую строчку в упомянутом диптихе. Хотя еще в XVI веке вполне мог занять первую.

В последний раз вопрос первенства чести среди Поместных Православных Церквей пытались поставить в 1948 году, но именно Константинопольский Патриархат сорвал эту попытку, предпринятую... советским руководством.

Вот как об этом рассказал в эксклюзивном интервью Телеканалу «Царьград» доктор исторических и кандидат философских наук, заместитель председателя Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО), профессор Николай Лисовой:

"У нас были хорошие отношения и с Иерусалимским Патриархатом, и с Антиохийским, и с Александрийским. А с Константинопольским — никогда, и никогда он не поддерживал нас. И все это только из-за этого мнимого первенства, "примуса", который Сталин с Карповым и предлагали обсудить на Всеправославном соборе 1948 года, в итоге саботажа греческих Первоиерархов низведенного до статуса Всеправославного совещания".

Напомним, что тот же Константинопольский Патриархат исторически сделал немало, чтобы ослабить нашу Церковь. Так было и в XVII веке, когда греческие Патриархи способствовали русскому расколу, не пытаясь его исцелить христианской любовью, но, напротив, усугубляя ошибочными проклятиями древних богослужебных чинов, обрядов и книг. Так же было и после революционных потрясений 1917 года, когда Константинопольские Патриархи поддержали раскольников-обновленцев в их борьбе против Святителя Тихона (Беллавина), Патриарха Московского.

Подобным образом уже поступал и нынешний Патриарх Варфоломей, легализовавший раскольническую «Эстонскую апостольскую православную церковь», отобравшую у канонической Эстонской Церкви Московского Патриархата большинство ее приходов. Не говоря о легализации Патриархом Варфоломеем в 1995 году крупной украинской националистической секты «УПЦ в США» (другую подобную секту — «УПЦ в Канаде» — легализовал еще его предшественник Патриарх Димитрий). Не говоря о том, что уже в июле 2018 года Патриарх Варфоломей заявил, что Константинопольская Церковь будто бы никогда не передавала Киевскую Митрополию Московскому Патриархату:

"Константинополь никогда не выдавал разрешения передавать территории Украины кому-либо, кроме права хиротонии Киевского митрополита в Москве на условиях его избрания соборно в Киеве на местном Соборе и при безусловном поминании Вселенского Патриарха. Наш Престол не признал отделения Киевской митрополии и зависимых от нее православных Церквей Литвы и Польши и их присоединения к Московской Церкви".

Историческую несостоятельность этого заявления в Московском Патриархате с легкостью обосновали на основе исторических источников. Однако сам факт такого выступления Патриарха Варфоломея дал понять: экклесиологическая (церковно-политическая) гордыня и ревность бывшего Константинополя к Третьему Риму может привести к необдуманным шагам и непоправимым последствиям. Чернил для томоса об «украинской автокефалии» на Фанаре хватит, но сколько православной крови в итоге может быть пролито из-за этих нескольких капель чернил?

И это уже не говоря о том, что с 20-х годов прошлого века Константинопольский Патриархат вступил на путь церковного модернизма, начавшегося с прозападной календарной реформы и продолжившегося экуменической идеологией — либеральным богословием соглашательства с католиками и другими отступившими от Православия западными конфессиями. Так, не секрет, что и нынешний Константинопольский Патриарх, и его предшественники не раз участвовали в совместных молитвенных мероприятиях с Римскими папами, что категорически запрещено церковными канонами.

Словом, исторических и даже богословско-канонических претензий к небольшому Константинопольскому Патриархату, духовно окормляющему лишь небольшую греческую диаспору, в основном в удалении от самой Греции, у многомиллионной Русской Церкви немало. И тем не менее, несмотря на все эти, мягко говоря, расхождения, выразившиеся в том числе в ходе подготовки и проведения Критского собора 2016 года, наши Церкви сохраняют духовное каноническое единство. И какими бы сложными ни были отношения наших Предстоятелей, их Стамбульская встреча в последний день лета года 2018-го стала единственно возможной в сложившихся условиях попыткой сохранить это единство.

Стамбульское совещание: «разговор между двумя братьями»

Встреча двух Предстоятелей началась с формальных, но в то же время довольно теплых слов и общих воспоминаний. В том числе об их первой личной встрече, состоявшейся в 1977 году, когда Патриарх Кирилл был молодым епископом и ректором Ленинградских духовных школ, а Патриарх Варфоломей — управляющим кабинета Константинопольского Патриарха Димитрия и одним их самых молодых членов Синода Константинопольской Церкви. Важным посылом, открывающим совещание Предстоятелей, стали слова хозяина встречи:

"Мы верим в силу диалога. В то время как политическое руководство использует диалог, чтобы разрешить проблемы своих стран, мы, религиозные лидеры, используем диалог еще больше, потому что это путь, который нам завещан самим Богом".

Отвечая, Святейший Патриарх Кирилл в свою очередь особо подчеркнул ответственность православных Предстоятелей не только за свои Поместные Церкви, но и за благополучие и единство всего Вселенского Православия:

"Вот почему, несмотря на то, что в этом здании были разные дискуссии, у меня с этим местом связаны очень светлые воспоминания, потому что никогда мы не сделали ничего, что могло бы повредить Вселенскому Православию. Потому что мы несем ответственность за всю Церковь, за все Тело Христово".

Особый перевод с церковно-дипломатического языка не требуется. Очевидно, Предстоятель Русской Церкви сделал акцент именно на том, что судьбы Поместных Православных Церквей не должны решаться на Фанаре. Что ответственность за единство Православного мира несет вся церковная полнота, и отвечать за это единство придется перед Самим Христом, поскольку Церковь — это Тело Христово. Сложно сказать, насколько прислушался Патриарх Варфоломей к доводам Предстоятеля Русской Церкви, но итогами этого долгого, почти трехчасового совещания Святейший Патриарх Кирилл остался удовлетворен:

"Это была неофициальная, братская встреча. Я посчитал необходимым встретиться с Его Святейшеством, потому что мы на протяжении двух лет не виделись. Многое за это время произошло в жизни наших Церквей, да и ситуация в мире очень поменялась. Поэтому мы пообщались в конфиденциальном режиме, но в хорошем смысле этого слова. Не то, что это "тайна за семью печатями", а в том смысле, что это был разговор между двумя братьями. А резюме такое: хорошая встреча, очень хорошая была атмосфера, мы обсудили все проблемы, которые сегодня стоят на повестке дня, и надеюсь, что будем и дальше работать вместе для того, чтобы мир становился лучше".

При этом в ответе на вопрос журналистов, обсуждалась ли тематика «украинской автокефалии», и выносились ли по ней какие-либо совместные решения, Предстоятель Русской Церкви дал понять, что точка здесь пока не поставлена, однако никаких сенсаций в ближайшее время не ожидается:

"Мы обсуждали все вопросы, которые нас волнуют, но, поскольку это была братская беседа, я без согласования с Его Святейшеством не хотел бы посвящать вас в детали. Хотя ничего секретного не было и ничего такого, что произвело бы "взрыв в сознании", возбудило бы местные ситуации в той или иной стране. Разговор был очень правильный, разговор глав двух Церквей, сознающих ответственность за состояние Вселенского Православия и за состояние душ человеческих в тех местах и в тех странах, которые находятся в нашей ответственности".

Словом, появилась надежда, что былая активность представителей Константинопольского Патриархата в отношении украинского вопроса будет, по меньшей мере, снижена, и Украина останется страной, духовную ответственность за которую несет именно Русская Православная Церковь. Будет ли приостановлен проект «украинская автокефалия», покажут уже ближайшие дни, но то, что Фанар уже не сможет не прислушаться к доводам Предстоятеля крупнейшей Православной Церкви мира, очевидно.

***

Профессор Владислав Петрушко: «Украинская автокефалия — не самоцель Константинопольских амбиций»

Тем не менее уже завтра, 1 сентября, в Стамбуле начнет работу Синаксис (общее собрание) всех иерархов Константинопольского Патриархата. Насколько может повлиять на работу этого соборного органа сегодняшнее совещание, в том числе угасив пыл наиболее активных сторонников «украинской автокефалии»? Об этом Царьград побеседовал с одним из ведущих специалистов по данному вопросу, известным церковным историком, профессором Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Владиславом Петрушко.

«Царьград»: Владислав Игоревич, какова позиция по украинскому вопросу основных участников предстоящего Синаксиса, и может ли она быть скорректирована по итогам сегодняшнего совещания двух Патриархов?

Профессор Владислав Петрушко: Нужно понимать, что украинский вопрос и «украинская автокефалия» — не самоцель для Константинополя и его амбиций. Главное для них — это примат не только чести, но и власти во всем Православном мире, а украинский вопрос — это далеко не единственный из способов достижения более глобальной цели. Патриарх Варфоломей на протяжении всего своего «понтификата» пытался решить эту суперзадачу, и это не его личные амбиции, в этом с ним едины все иерархи Константинопольской Церкви, многие из которых со временем надеются занять место Предстоятеля.

Судя по недавнему выступлению митрополита Прусского Елпидифора (Ламбриниадиса), он является одним из наиболее жестких оппонентов Русской Церкви, хотя это, скорее всего, связано с его молодостью — другие просто более аккуратны в формулировках. Сюда же можно отнести и митрополита Галльского Эммануила (Адамакиса), не раз выступавшего с критикой Московского Патриархата. И даже такого известного богослова, как митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулас), который, несмотря на преклонные годы и репутацию интеллектуала, а не практика, как оказалось, тоже задействован в реализации антимосковского проекта.

То есть политика ядра Константинопольской Патриархии, того, что мы называем «Фанаром», является общей и слаженной. Но хочется верить, что после сегодняшней встречи Патриархов Кирилла и Варфоломея даже у этих людей появится понимание того, к какой опасной грани они привели весь Православный мир. И здесь есть надежды не только на прошедшую встречу, но и на то, что будет услышано и заявление Патриарха Сербского Иринея, который недвусмысленно напомнил Константинопольскому Патриарху о недопустимости вмешательства в дела других Поместных Церквей.
31.08.2018

Михаил Тюренков
Источник: https://tsargrad.tv/articles/proekt-ukrainskaja-avtokefalija-poka-priostanovlen_155595




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта