Сергей Васильев: Проигранная битва Сталина (История СССР) (29.05.2019)

Хорошим тоном у меня становится начинать статью с ленинской цитаты. Чтобы не было обвинениq в вырванности из контекста, цитирую полностью, от первой строчки до последней:
"27 октября 1921 г.
Дорогой товарищ Бела Кун!
Возвращаю рукопись. Работа жалкая. Мне приходилось очень часто делать пометку: «Чушь». Слишком коротко? Может быть, но у меня нет времени исправлять всякую глупость. На каждом шагу чушь.
Я должен решительно протестовать против того, чтобы цивилизованные западно-европейцы подражали методам полуварваров русских.
Хотят передать публике «всю речь», а передают чушь, галиматью, путаницу. Я решительно снимаю с себя всякую ответственность за это.
Давайте пересказ общего содержания речи: это будет европейская, а не азиатская работа.
С коммунистическим приветом Ленин".
Когда меня запальчиво спрашивают «Чем вам не нравится Ленин? – отвечаю – вот именно этим. Если из его риторики, плавно переходящей в программные установки, убрать русофобию, как это сделал Сталин, всё остальное более-менее приемлемо и во всяком случае соответствует текущему моменту.
До революции постоянное педалирование Лениным проблемы великорусского шовинизма вполне можно объяснить борьбой за популярность на левом фланге, где РСДРП отнюдь не была №1. 

Центральные и самые населенные губернии России были плотно окучены эсерами, которые своим лозунгом социализации земли завоевали симпатии самой большой части населения – крестьянской. А вот на национальные окраины эсеров почему-то не хватило, чем и воспользовался Ильич, начавший напропалую заигрывать с местными сепаратистами и русофобами. 
 
Тут слова Ленина о великороссах-угнетателях нашли своего благодарного слушателя. Слушателя настолько благодарного, внимательного, хорошо помнящего нужные слова, что уже в конце 80х, позволив себе в рижском горкоме КПСС язвительные слова насчет брони для нацкадров, я был пристыжен партийными работниками и с позором отправлен учить слова Ленина:

...Интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически. - Ленин.В.И. с. 360 (К вопросу о национальностях или об «автономизации» // ПСС. Т.45. С. 356-362). http://www.uaio.ru/vil/45.htm

Не знаю, как насчёт партработников других «угнетённых наций», но с точки зрения коммунистов Латвии, многочисленные преференции СССР в адрес титульного населения, бронирование за ним мест в ВУЗах и на престижных должностях, постоянное подкармливание за счёт России и Белоруссии, было неотъемлемым и самым важным завоеванием Октябрьской революции.

Возвращаясь к Ленину признаю, что его тактика заигрывания с сепаратистами-националистами принесла свои плоды и именно благодаря такой тактике в 1917м году большевики получили в качестве союзников пёстрые, но весьма боеспособные национальные подразделения из латышей, китайцев, венгров и прочих «угнетённых» наций, очень качественно мотивированных на уничтожение ненавистных “великорусских шовинистов”  Общее число интернациональных формирований, появившихся с 1917 по 1922 годы, составляло около 370, а общее число иностранных граждан, воевавших на стороне большевиков превысило 250 000 человек.

Но вот революция и гражданская война завершилась. Казалось бы можно и тактику поменять. Однако Ильича уже безостановочно несло на русофобской волне, что послужило причиной одного из самых серьёзных конфликтов со Сталиным, подготовившего “Проект резолюции о взаимоотношениях РСФСР с независимыми республиками», где предложил немыслимое:

“Признать целесообразным формальное вступление независимых Советских республик: Украины, Белоруссии, Азербайджана, Грузии и Армении в состав РСФСР…»

Сталин не ограничился только представлением Ленину проекта, но и прислал специальное письмо, детально аргументирующее каждый пункт плана и в принципиальном ключе обосновывавший необходимость принятия именно такого решения.

В частности он писал:

«Тов. Ленин! Мы пришли к такому положению, когда существующий порядок отношений между центром и окраинами, т. е. отсутствие всякого порядка и полный хаос, становятся нестерпимыми, создают конфликты, обиды и раздражение, превращают в фикцию т. н. единое федеративное народное хозяйство, тормозят и парализуют всякую хозяйственную деятельность в общероссийском масштабе... 

… За четыре года Гражданской войны, когда мы ввиду интервенции вынуждены были демонстрировать либерализм Москвы в национальном вопросе, мы успели воспитать среди коммунистов, помимо своей воли, настоящих и последовательных социал-независимцев, требующих настоящей независимости во всех смыслах и расценивающих вмешательство Цека РКП, как обман и лицемерие со стороны Москвы…

Если мы теперь же не постараемся приспособить форму взаимоотношений между центром и окраинами к фактическим взаимоотношениям, в силу которых окраины во всем основном безусловно должны подчиняться центру, т. е. если мы теперь же не заменим формальную (фиктивную) независимость формальной же (и вместе с тем реальной) автономией, то через год будет несравненно труднее отстоять фактическое единство советских республик.

Сейчас речь идет о том, как бы не «обидеть» националов; через год, вероятно, речь пойдет о том, как бы не вызвать раскол в партии на этой почве, ибо «национальная» стихия работает на окраинах не в пользу единства советских республик, а формальная независимость благоприятствует этой работе.»


В заключение Сталин пишет: «Большинство членов комиссии за автономизацию, в числе них и т. Сокольников».

И тут Ленин возмутился! Его детище - самоопределившиеся нации, только что вырвавшиеся из «тюрьмы народов», какой-то грузин хочет запихать обратно в подчинение к ненавистным «великорусским шовинистам». Никогда! Никогда не бывать больше в составе России этим нежным и пушистым зверушкам…

«28 сентября 1922 г.

Каменев: Ильич собрался на войну в защиту независимости. Предлагает мне повидаться с грузинами. Отказывается даже от вчерашних поправок. Звонила Мария Ильинична.

Сталин: Нужна, по-моему, твердость против Ильича. Если пара грузинских меньшевиков воздействует на грузинских коммунистов, а последние на Ильича, то спрашивается — причем тут «независимость»?

Каменев: Думаю, раз Владимир Ильич настаивает, хуже будет сопротивляться.

Сталин: Не знаю. Пусть делает по своему усмотрению»...

Вроде как Сталин сдался и махнул рукой, не желая связываться со склочным соратником. Однако вождю уже попала шлея под мантию. 

Инстинкт политического бойца подсказывал ему необходимость незамедлительного нанесения по Сталину очередного мощного удара, который, как, видимо, рассчитывал Ленин, окончательно выбьет Сталина из седла и политически дискредитирует его. Поскольку столь серьезные политические ошибки и просчеты в области национальной политики вообще ставили под вопрос партийный авторитет и положение Сталина в руководстве. Таким ударом стало известное письмо Ленина «К вопросу о национальностях или об «автономизации»», часть из которого я процитировал выше. 

Ленин пытался развернуть наступление на Сталина не только в области национальной политики. В ряде других статей — «Лучше меньше, да лучше», «Как нам реорганизовать Рабкрин» и др. — Ленин подверг уничтожающей, прямо испепеляющей критике работу наркомата рабоче-крестьянской инспекции (которым с 1920 по 1922 руководил Сталин), представив его как самый худший из всех наркоматов, в котором дела обстоят из рук вон плохо.

Резко критикуемый и пригвожденный к столбу как держиморда всероссийского масштаба, Сталин должен был, по замыслу Ильича, выглядеть ещё и полным дилетантом в государственном управлении.

СССР был в результате построен строго по ленинским лекалам. Будь у Ленина получше со здоровьем, он может и дожал бы Сталина, выкинув его из партии и правительства, однако именно в это время вождя разбил очередной удар, от которого он так и не оправился. 

СССР пережил своего проектировщика всего на 70 лет, развалившись аккурат по границам национальных республик, независимость которых  так защищал Ильич. В споре «кто был прав», точки на i поставили нацмены, которые, вырвавшись уже из советской «тюрьмы народов», бросились громить и сносить памятники Главному защитнику «угнетаемых наций от великорусского шовинизма».

Коммунистическое партийное руководство (не)братских республик, шустро сменив интернациональные маски на националистические, продолжает творчески использовать заветы Ильича, унижая русский язык, другими способами изобретательно закрепляя неравенство «великорусских шовинистов» по отношению к  прибалтам, азиатам, кавказцам и прочим "угнетённым" сидельцам «тюрьмы народов».

И только некоторые «полуварвары» (цитата Ленина) отчаянно защищают право идти дальше «единственно правильной, потому что верной» дорогой к счастью всех наций за русский счёт.

Источник
29.05.2019

Васильев Сергей






Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта