Алёна Ласкутова: Промышленности указали на выход из кризиса (Россия: экономика) (30.03.2019)

В то время как существенные ресурсы страны концентрируются Москве – у крупных корпораций, холдингов и финансового сектора – развитие региональной промышленности отдано на откуп самим территориям. Если субъекты с запасами нефти, газа и других полезных ископаемых с этой задачей справляются, то там, где "сырьевиков" нет, ситуация менее радужная.
Рязанская область – лишь один из множества таких регионов на карте страны. За последние 25 лет здесь потерян ряд крупных промышленных производств – заводы уже закрыты или находятся в стадии банкротства. Сократились грузооборот, темпы ввода жилья, производство хлеба. Закономерный итог – падение численности населения на 17%. В схожем положении оказались десятки других субъектов. Успешные производства в Рязани остались, но и они сталкиваются с проблемами, порожденными действующей в России экономической моделью.

Так, в Рязани находится одна из основных производственных площадок крупнейшего в стране производителя металлоконструкций для дорожной инфраструктуры и энергетики, группы "Точинвест". Ограждения, опоры, шумозащитные экраны компании установлены на дорогах Крыма, Майкопа, Симферополя, география поставок – от Калининграда до Сахалина. Выручка и объемы продукции от года к году увеличиваются на 17-20%, чего нельзя сказать о рентабельности. Основной сдерживающий фактор для повышения доходности – цены металлургов на сырье. Компания закупает металл у НЛМК, Северстали, ММК. Исполнительный директор Вячеслав Шульгинов сетует:

"Рост цен на штрипс в феврале составил 7%, в марте – еще 7,5%. Обеспеченность сырьем – наша печаль, поэтому мы хотим иметь больше продукции на складе, чтобы обезопасить себя от скачков цен. Если в 2017 г. цена в среднем была 30 руб. за кг, то сейчас 45 руб. В 2018 г. она доходила до 47 руб., по прогнозам, уже к августу увеличится до 49-50 руб.".

Объемы производства российских металлургов полностью закрывают потребности внутреннего рынка, но отечественные металлообрабатывающие предприятия становятся заложниками принципа альтернативного потребления – сталь уходит туда, где установлены наиболее высокие цены. Зачастую это оказывается внешний рынок. Об этой проблеме гендиректор предприятия Илья Болотов рассказал на выездном заседании Совета Торгово-промышленной палаты по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, которое прошло в Рязани под председательством руководителя совета, президента Ассоциации "Росспецмаш" Константина Бабкина.

Выход – установить приоритет внутреннего рынка над экспортом – предложила президент Рязанской ТПП, председатель комитета по экономическим вопросам областной думы Татьяна Гусева.

"С учетом того, что доллар дорогой, появились предприятия с долей экспорта 90%. В других развитых странах, в том числе и в Китае, производители стали, цинка сначала обеспечивают свою экономику и только потом экспортируют. В России это не работает, стали не хватает для своих заводов", – отметила Гусева.

И внутренние производители либо вынуждены работать на сверхнизкой доходности, либо снижать налогооблагаемую базу, уменьшая поступления в региональный бюджет. Между тем доля поступлений в казну субъектов РФ и так постепенно сжимается, в то время как растут отчисления на уровень федерации – как за счет повышения ставок, так и благодаря более жесткому администрированию. В 2018 г. при отсутствии роста экономики в бюджет страны поступило на 30% больше налогов, об этом рассказал на заседании Константин Бабкин. Аналогичная динамика прослеживалась и в 2017 г.

"Усиление этого налогового прессинга происходит при профиците бюджета, казна и так купается в деньгах: уже 15 трлн руб. лежит на зарубежных счетах России. На этом фоне мы видим, как растет просроченная задолженность предприятий по платежам в бюджет, потому что производства не справляются с нагрузкой. Это не случайные события, это следствия сознательной политики государства по увеличению сборов. Да, появляются меры поддержки, например, крестьянам субсидируется 15% стоимости сельхозтехники, производимой в России. Но анализ показывает, что поддержка недостаточная, так как налоговая нагрузка у нас в России составляет 52% от оборота промышленности, а объемы поддержки – менее 2%", – рассказал Константин Бабкин.

Рязанские бизнесмены привели пример того, как в регионе повышают сборы налогов. Переоценка земельных участков по кадастровой стоимости привела к тому, что земля, которая семь лет назад была куплена за 1,1 млн руб., теперь стоит 116,8 млн руб., рассказал директор компании "ЕмельянЪ СавостинЪ" Вячеслав Губанов.

"Таким образом, налог повысился на 10 тысяч процентов. Как нам охарактеризовать эти действия региональной власти? Сейчас идет работа по оценке кадастровой стоимости зданий, один из наших производственных корпусов уже подвергся переоценке, его цена выросла в 103 раза. Таким образом нас поддерживают?" – выступил он.

Самый простой способ решения проблемы с имущественными налогами – обязать государство предъявлять открытую оферту на выкуп имущества по той стоимости, которая предъявлена для налогообложения, предложил председатель Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике Владимир Гамза. "Нужен простой юридический механизм нахождения компромисса, и он только один – открытая оферта", – сказал Гамза и сорвал аплодисменты зала.

В новых поборах путем повышения ставок или пересмотра способа формирования налоговой базы реальной потребности нет, добавил экономист, объем свободных денег в стране он оценил в 120 трлн руб., основная их часть – внутри банковской системы, которая не формирует инвестиции. В случае с финансовым сектором регионы тоже находятся в проигрыше: 91% банковских активов благодаря "чистке" ЦБ сосредоточен в Москве. На Рязанскую область приходится 0,02%, в трех региональных банках находится 10 млрд руб.

"До тех пор, пока не будет развитых региональных финансовых систем, возможность создания эффективной промышленности в регионах будет зависеть от московских банков. А у них только одна цель – получить прибыль", – отметил Владимир Гамза.

У рязанского сельхозпредприятия "Родина" на выплату кредитов и займов ежемесячно уходит 2,6 млн руб., это больше, чем зарплатный фонд. Ставки кредиторов начинаются от 14%, частные – от 24%, рассказал гендиректор Владимир Ещенко.

"Все наше имущество заложено, даже некоторое личное имущество, что вызывает беспокойство. На инвестиции остается порядка 5%, если бы кредитная нагрузка была меньше, то мы могли бы закупить перерабатывающее оборудование, развивать бизнес. Высокие ссудные проценты тормозят развитие сельского хозяйства и экономики. Необходимо инициировать публичную дискуссию и обсудить миф о том, что снижение ключевой ставки ведет к ускорению инфляции. Я не знаю, зачем это так активно вдалбливается, ряд экономистов легко это опровергают. Нужно снижать ключевую ставку", – считает он.

Аграрий предложил создать в АПК страховой фонд по примеру туристической и строительной отраслей, куда будут направлять средства сами участники рынка. Деньги могут стать спасительным кругом для предприятий, которые особенно уязвимы на начальном этапе развития из-за высокой кредитной нагрузки. "Дошло до того, что предприниматели сами должны создать фонд, который гарантировал бы доходность, хотя это – часть политики государства, которое должно защищать рынок от колебаний мировых цен на продукцию сельского хозяйства", – прокомментировал идею Константин Бабкин.

В Рязанской области работой финансового сектора оказались недовольны даже сами банкиры. "Банкирам-кровопийцам" выгоднее размещать средства в депозитах Центробанка, а не давать их промышленности и брать на себя риски, объяснил первый заместитель председателя правления "ПРИО-Внешторгбанк" Михаил Волков.

"Денежно-кредитная политика фактически направлена на запрет кредитования России. Что нужно сделать? Нужно ее изменить. Нас, банкиров, не слышат... Когда в 2008 г. появилась парадигма о том, что Москва должна стать международным финансовым центром наряду с Лондоном, Нью-Йорком, Франкфуртом, было либерализовано валютное законодательство, усилилась работа по антиотмывочному законодательству, начались дела с ВТО и курсом на низкую инфляцию. После этого на Россию должен был пролиться дождь из иностранных инвестиций, но уже 10 лет как понятно, что иностранных инвестиций не будет. И плевать инвестору на то, какая у нас инфляция", – выступил Волков.

Дефицит средств, который не покрывается ни кредитами, ни мерами господдержки, привел к еще одной тревожной тенденции: российские производства все чаще укомплектованы иностранным оборудованием. В цехах упомянутого ранее "Точинвеста" установлены итальянские, китайские автоматические производственные линии. "Российские производители растеряли свои компетенции в производстве таких линий. Что-то небольшое они выпускают – все оборудование, которое не автоматическое – российское – но более серьезные линии приходится закупать за рубежом", – рассказал Вячеслав Шульгинов.

На заседании совета президент Ассоциации "Станкоинструмент" Георгий Самодуров заявил о необходимости отдельной госпрограммы поддержки отрасли станкостроения. Отечественные заводы неконкурентоспособны по ряду направлений из-за недостатка собственных средств и изношенности фондов.

Как видно из выступлений промышленников, корень проблемы российской экономики в том, что производить что-либо в России невыгодно. Совет ТПП предложил изменить ситуацию через реализацию стратегии экономического развития страны. Всеобщий рецепт вывода экономики на новый уровень прост: протекционизм, стимулирующая налоговая и денежно-кредитная политика.

"Конкурентоспособность – многофакторная вещь. Условия, в которых работают промышленные предприятия, нужно анализировать комплексно: налоговая нагрузка, стоимость ресурсов, стоимость перевозок, расходы на ведение отчетности. Если условия становятся не в пользу наших производителей, государство должно принимать защитные меры, выравнивая условия конкуренции и защитные пошлины – лишь один из инструментов. В последние 20-25 лет политика России была нацелена не на выравнивание условий конкуренции, а на интеграцию в мировую экономику, иногда – на вторых ролях, а лучше на третьих или пятых. Для этого Россия открывала рынок, из-за этого наши производители, в том числе рязанские предприятия, находятся в неравных с зарубежными конкурентами условиях", – рассказал Константин Бабкин.

Задачей денежно-кредитной политики должно стать не таргетирование инфляции, а покрытие потребностей растущей экономии, считают в Совете ТПП. Для этого нужно не только снизить ключевую ставку, но и отказаться от геноцида банков.

"Экономическая политика нацелена на выкачивание средств из реального сектора. Мы предлагаем снизить налоги так, чтобы в выигрыше оказались предприятия, которые вкладывают в развитие, производят промышленную продукцию высокого передела. Надо вернуть прогрессивную шкалу, чтобы люди воспринимали налоговую систему, как справедливую. На этих принципах базируется политика всех стран с экономическим ростом. Это рецепт успеха современной экономики", – отметил руководитель Совета ТПП.

Рязанские промышленники поддержали тезис о том, что экономическая политика сегодня должна быть нацелена не на внешние вызовы, а на развитие реального сектора.

Источник: https://www.nakanune.ru/articles/115022/
30.03.2019

Алёна Ласкутова





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта