Павел Мартынов: "Прорыв" в Сибири: уроки Крымска так и не выучены (Россия: стихийные бедствия) (03.07.2019)

Паводок в Иркутской области обернулся масштабными разрушениями и человеческими жертвами. На сегодняшний день известно о гибели 18 человек, несколько считаются пропавшими без вести, и скорбный список может увеличиться. И хотя число погибших ниже, чем во время наводнений 2012 г. в Краснодарском крае, масштаб бедствия может оказаться не меньшим, затопленными оказались участки трассы Москва – Владивосток, через пострадавшие от стихии районы проходит Транссиб. Весь мир облетели кадры реки, запруженной смытыми постройками, и затопленных по третий этаж многоквартирных домов, многие люди остались без вещей, огородов, домашнего скота. Немаловажно, что такая аномалия случилась в Восточной Сибири, регулярно страдающей от масштабных вырубок и лесных пожаров. Здесь же находится каскад ГЭС на р. Ангара, что породило домыслы.
Полностью оценить ущерб можно будет лишь после того, как окончательно спадёт вода, но только по предварительным данным подтоплены 4,2 тыс. домов, а во время ограничения движения по федеральной трассе на обочинах у въезда в Тулун скопилось более 200 дальнобойных грузовиков.

Подъём уровня воды затронул и соседний Красноярский край, на место разлива реки Кан прибыл глава региона Александр Усс, среди прочего упрекнувший местную жительницу в желании "качнуть права". Но тут есть что качать – ведь согласно ст. 42 Конституции, каждый гражданин имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. Впрочем, ситуация, когда право есть, а воспользоваться им не получается, в современной России не редкость.



Причиной небывалого наводнения, человеческих жертв, масштабных разрушений и угрозы стратегическим объектам называется не правонарушение, а климатическая аномалия. Как это часто случается при крупных ЧС, появились сомнения в официальной точке зрения и начали распространяться альтернативные версии. Накануне.RU попробовало в них разобраться с участием экспертов.

1. Официальная версия – дожди

Официальное расследование ещё не завершено, но 30 июня начальник регионального главка МЧС Валентин Нелюбов назвал причиной паводкоопасной ситуации на левых притоках Ангары совпадение проливных дождей с таянием снегов Восточного Саяна.

Вероятно, основой версией властей станет климатическая аномалия, но в таком случае остаются вопросы к тому, как именно она возникла и почему разлив не самых больших сибирских рек привёл к столь катастрофическим последствиям и почему это произошло летом, а не весной.

2. Глобальное потепление

Специалисты Гринпис увидели причину паводка в глобальном потеплении. Ссылаясь на доклад Росгидромета, они обращают внимание на рост в три с половиной раза опасных природных явлений с 1999 по 2017 гг.

При этом на территории России вероятно нарастание “резкости” выпадения осадков в виде отдельных ливней или снегопадов, рост количества сильных паводков и наводнений на протяжении XXI в. Стихийное бедствие в Иркутской области, по мнению аналитиков Гринпис, подтверждает этот прогноз. Они обращают внимание на то, что Россия занимает пятое место в мире по выбросу парниковых газов и для разрешения ситуации предлагают ратифицировать Парижское соглашение, прекратить субсидирование ископаемого топлива, организовать переход на возобновляемые источники энергии и принять меры по сохранению лесов.

3. "Разливы рек устроили искусственно"

По этой версии, это сделано было якобы для того, чтобы повысить уровень Братской и Богучанской ГЭС, но при этом что-то пошло не так. Гипотеза состоит в том, что якобы Братская ГЭС увеличивала объем выработки электроэнергии, чтобы обеспечить более дешевым электричеством своего главного потребителя – ОАО "РУСАЛ Братск", владелец которого пострадал от санкций и близок к руководству страны.

По соцсетям начали распространяться слухи, будто для наполнения водохранилищ специально взрывали ледники, чтобы спровоцировать их усиленное таяние, либо имел место рукотворный сброс воды с Иркутской ГЭС.

Хотя самые масштабные наводнения имеют место в Иркутской области, разлилась не Ангара, а её левые притоки, берущие начало в Восточных Саянах. Некоторые из них вообще не входят в систему гидроэлектростанций. Более того, энергетики утверждают, что производство электроэнергии сейчас и так осуществляется с профицитом и никакого смысла в дополнительном наполнении водохранилищ, тем более экстренном, нет.



4. Масштабные вырубки леса

По этой версии, паводок из-за таяния льдов в Восточных Саянах обернулся катастрофой после причинения серьезного урона лесному фонду из-за контрабандных и вполне себе официальных рубок.

Житель Иркутской области, пожелавший остаться неназванным, рассказал Накануне.RU, что причиной катастрофических последствий паводка, как он считает, стала варварская рубка и пожары леса, приведшие к исчезновению лесной растительности и в первую очередь мха, который держит воду.

Эколог Марина Рихванова в беседе с Накануне.RU обратила внимание на то, что такая связь давно доказана: лес впитывает влагу, а когда её впитывать нечему, она в одно мгновение оказывается в реках. Но пока непонятно, насколько определяющим это стало в данном случае. В Иркутской области активно заготавливается древесина, страдает регион и от лесных пожаров, но пока нельзя утверждать, что именно в районах, затронутых нынешним наводнением, растительность деградировала сильнее, чем в целом по региону.

Экс-зампред комитета ГД по природопользованию и экологии, депутат от КПРФ Владимир Кашин согласен с тем, что вырубки леса имеют место, но, например, на Северо-Западе вырубки "вообще катастрофические, а в Иркутской области, да и во всей Сибири сейчас вырубают леса, но там сейчас как раз остановили, ликвидировав триста групп, которые занимаются серыми схемами".



ГУ МЧС России по Иркутской области

5. Комплекс проблем привел к "прорыву" – выводов после Крымска не сделано

Владимир Кашин отмечает, что подобная ситуация, к сожалению, в последнее десятилетие не является новостью в Сибири и особенно на Дальнем Востоке. Разливы рек происходили и раньше, когда тема глобального потепления ещё не была так на слуху, как сейчас. Теперь же к разгулу природной стихии добавилась другая проблема – деградация системы борьбы с её последствиями.

"Советский проект системно регулировал потоки воды, которые вызываются и аномальными дождями, и обильным снеготаянием, приходом воды, а после внимательного изучения происходившего на юге в 2012 г., мы видели там много вопросов, связанных в том числе и с недостаточным количеством перехвата в водохранилищах и видели, конечно, и застройку жилья в пойме, и плохую профилактику, уход за мостами. Это всё реальность, которую мы предметно, выезжая туда, видели. Это было не только при Кондратенко. Это было и при Ткачёве", – рассказал он Накануне.RU.

В Иркутской области вода этим летом пришла таким образом, что неслучайно снесены были пятнадцать мостов, и они не были рассчитаны на такую воду. "Насколько можно судить, в данной ситуации сошёлся весь комплекс тех причин, которые мы видели и на юге, и на Дальнем Востоке", – считает депутат.

Местные жители также свидетельствуют о проблемах с антипаводковой инфраструктурой: по их словам, отсыпанные дамбы и плотины после наводнения 1996 г. не осматривались и не ремонтировались. "У региона-то особо денег нет, а у муниципалов и подавно. Вот в Тулуне после прорыва дамбы сразу стремительно затопило и частный сектор, и пятиэтажные дома до 3 этажа. Вот сколько теперь насосов и помп понадобится, чтобы избавляться от ненужной и грязной воды? А пока еще ждут дождей", – рассказал Накануне.RU на условиях анонимности один из местных жителей.



По мнению Владимира Кашина, фактически в федеральном масштабе не были учтены уроки Крымска. "Поэтому мы тоже тревогу бьём по проекту по Волге – говорим в этом ключе наводить порядок. А если всё это потихоньку русло заиливается, а потом вода может прийти, когда нет пропускной способности, когда скорость течения упала в разы и тогда – жди беды. Прямо в пойме рек строят жильё. Никогда раньше такого не было – максимум времянки какие-то для сельскохозяйственных работ. А сейчас закон не писан, законы изуродовали, поэтому по большому счёту всё, что касается водных ресурсов – каждый год или Дальний Восток, или Сибирь. Сейчас должна поработать компетентная комиссия, которая не пригладила бы ситуацию, а то у нас Росводресурссвоё подчистит, МЧС – своё, власть своё – и вроде, один дождик виноват", – полагает депутат.



По мнению Владимира Кашина, и спустя семь лет после Крымска в регионах остался весь набор системных институциональных проблем, копившихся многие годы. "Должны работать каскады водохранилищ, должны работать пропускные и обводные каналы и т.д. Наша наука знает, как это делать и должна порекомендовать, самым серьёзным образом гидрологи должны посмотреть всё внимательно, метеорологи – все вместе. И по Дальнему Востоку, и по Сибири, и по Северу. У нас это явление может быть очень частым", – сказал депутат и констатировал, что, к сожалению, привлечение науки зачастую осуществляется не загодя, а уже как реакция на трагедии, подобные нынешней.

Как это нередко бывает, тут слова высшего руководства о прорывах и рывках расходятся с делом, в итоге "прорывает", увы, в самом что ни на есть буквальном смысле.

Источник
03.07.2019

Павел Мартынов





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта