Иваткина Мария: Провал политики импортозамещения: Причины и последствия (13.02.2018)

Зависимость отечественной промышленности от зарубежных товаров выросла до 93%, самая сложная ситуация сложилась с оборудованием.
Программа импортозамещения дала сбой. Импорт в России есть, а замещения нет. Зависимость отечественной промышленности от зарубежных товаров выросла до 93%, пришли к выводу учёные-социологи. Хуже всего ситуация с оборудованием: если три года назад каждое третье предприятие выражало готовность сократить закупку зарубежных станков и технологий, то в прошлом году таких осталось лишь 7%. Эксперты говорят, что даже цемент в России изготавливается на импортном оборудовании. Отечественных аналогов и технологий не осталось.
Дмитрий Мясников, директор МПК "Ромкор":

"Мы говорим: у нас есть отечественное свиноводство, собственные свинокомплексы. Мы начинаем строить свинокомплекс - приезжаем на завод и видим, что там стоит импортное оборудование и нам делают цемент на импортном оборудовании. Везут этот цемент импортными машинами. А стройку производим с помощью импортной строительной техники. Ну и технологию содержания свиней - вентиляцию, кормление, поение - мы покупаем за границей".

Зарубежные покупки – не свободный выбор, а безысходность. Острота проблемы нарастает день ото дня. Из того же опроса следует, что 69% российских предприятий просто не могут отказаться от иностранных товаров. Нужная продукция в России либо не производится, либо её качество оставляет желать лучшего.

Всё дело в отсутствии инвестиций. В первую очередь государственных. В Фонде развития промышленности на этот год предусмотрено лишь 20 миллиардов рублей. Чиновники правительства посчитали, что этой суммы будет вполне достаточно для того, чтобы дать развитие реальному сектору экономики.

Владимир Гутенёв, первый зампред комитета Госдумы по экономической политике:

"Мы понимаем, что мытари из экономического блока правительства настроены на то, как бы сэкономить и наполнить бюджет. Хотя за счёт экономии мы не выйдем на те темпы, которыми развиваются другие страны. Я не говорю об Индии и Китае, я говорю про старушку Европу и США, которые сейчас устойчиво выходят на 3-3,5%. И поэтому политика экономии в ущерб росту затрат на инфраструктурные проекты и на развитие реального сектора – это не лучший выбор".

Часть суммы в прошлом году удалось урвать на реализацию программы по производству спецтехники. Результат не заставил себя ждать. За 2017 год объёмы производства удалось увеличить на 27%, что, в свою очередь, сказалось на налоговых поступлениях.

Владимир Боглаев, гендиректор Череповецкого литейно-механического завода:

"Мы все знаем некоторые успехи в сельхозмашиностроении и спецмашиностроении. Когда небольшая программа на 10 млрд рублей позволила кратно увеличить объем производства. На каждый вложенный рубль, который Минпромторг с кровью вырвал у Минфина, Минпромторг обратно в виде налогов вернул 2 рубля. Тот ущерб, который своей экономической политикой Минфин, Минэкономики и Нацбанк нам наносят, не успевают компенсироваться теми крохами, которые выделяются Минпромторгу на то, чтобы он бежал хотя бы со скоростью нанесения ущерба этими ведомствами".

Нанесение ущерба уже превысило скорость звука. Тем более, что в качестве звука – победные реляции всё тех же чиновников либерального корабля правительства. Мол, не сегодня так завтра рост экономики достигнет заветных 3%. Эксперты говорят, все эти высказывания – не более чем сотрясание воздуха.

Андрей Бунич, президент Союза предпринимателей и арендаторов России:

"Финансовая система наша не обеспечивает развитие, она не работает ни на развитие реального сектора, ни на удовлетворение потребностей общества, ни на повышение уровня жизни. Без ее реструктуризации, демонополизации – то есть без создания новой системы, ориентированной на результаты, мы ничего не добьёмся. Я уверен, что они не имеют плана, что делать через полгода - год, когда исчерпаются те деньги на подсосе, на которые они существуют".

Не иначе как издёвка звучит свежая идея чиновников правительства, которые на полном серьёзе обсуждают идею создания универсального бренда под названием Made in Russia или "Сделано в России". По задумке, что он объединит отечественные товары и поможет не потеряться на рынке – как российском, так и зарубежном. Представители промышленности уверены, что всё это – лишь пафос, за которым скрывается глобальная производственная проблема.

Дмитрий Мясников, директор МПК "Ромкор":

"То, что сегодня на продуктах питания написано "Сделано в России", совсем этого не означает. Что я имею в виду? Мы здесь занимаемся в большей степени сборкой продуктов питания из импортных комплектующих. Поясняю: у нас отсутствуют технологии, у нас отсутствует промышленность, которая нам бы давала средства производства. Мы покупаем за границей абсолютно всё оборудование. Мы покупаем за границей практически всю упаковку, покупаем все составляющие. Большинство продуктов питания, на которых написано "Сделано в России", - это те продукты питания, которые здесь собраны. Ни больше ни меньше".

Как результат ущербной политики правительства – замкнутый круг. Закупая привозное оборудование, отечественные предприятия вынуждены переходить на адекватное импортному оборудованию сырье и материалы, которые в нашей стране не производятся. Зарубежные производители возможность упускать не собираются и стараются как можно сильнее привязать к себе российского покупателя. Добрые не брезгуют демпингом, а также предлагают комплексные пакеты товаров и услуг. Получается, что на доходы, полученные от добычи и продажи сырья, мы вынуждены покупать за рубежом даже тапочки.
13.02.2018

Иваткина Мария
Источник: https://tsargrad.tv




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта