Андрей Онтиков: Путин, Эрдоган и война в Сирии (25.01.2019)

В Москве прошли переговоры между лидерами России и Турции Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом. Основное внимание президенты двух стран уделили ситуации в Сирии и прежде всего перспективе вывода американских военных из страны, развитию обстановки в Идлибе, где в последние недели серьезно укрепила свои позиции «Джабхат ан-Нусра» (деятельность организации запрещена в России), а также намерениям Анкары и Вашингтона создать зону безопасности вдоль границы с Турцией. «Известия» разбирались, каковы итоги переговоров в верхах.

Американцы и террористы на повестке

Встреча между Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом стала первой с момента объявления президентом США о выводе американских войск из Сирии. Этот поворот, для многих неожиданный, породил ряд вопросов о том, как он отразится на сирийском кризисе. Нынешние переговоры показали: никто не поддался соблазну — если таковой и был — начать делать односторонние шаги на фоне перспективы образования своего рода вакуума в восточных районах. Координация продолжается. Так, например, Владимир Путин сообщил о намерении провести в России очередной саммит лидеров стран – гарантов астанинского процесса (Россия, Турция, Иран), а сам этот формат он назвал «наиболее эффективным механизмом урегулирования конфликта в Сирии».

Как бы то ни было, в ходе переговоров президенты обсудили последствия американского ухода из страны. Как заявил российский лидер, «если такие шаги и такие планы будут действительно реализованы, это станет позитивным шагом, поможет стабилизировать обстановку в этом неспокойном районе сирийского государства, который находится сейчас под контролем курдских формирований». Со своей стороны Реджеп Тайип Эрдоган заявил о недопустимости возникновения вакуума власти после вывода сил США и указал на необходимость продолжения борьбы против террористов, коими он, помимо ИГИЛ (деятельность организации запрещена в России), уже традиционно назвал курдские Отряды народной самообороны.
 
Говоря об идлибской зоне деэскалации — а ее в последние недели практически полностью захватила «Джабхат ан-Нусра», выбив или поглотив группировки вооруженной оппозиции, — Владимир Путин указал, что Турция делает многое для устранения исходящей оттуда террористической угрозы.
 
— Исходим из того, что поддержание режима прекращения боевых действий не должно идти в ущерб усилиям по борьбе с террористами: она должна быть продолжена, — сделал, однако, замечание российский лидер.Примечательно, что в преддверии встречи в ряде СМИ, а также в экспертных кругах появилось много спекуляций на предмет того, что Россия и Турция пойдут на своего рода размен: Анкара отдаст Идлиб на откуп Москве, а та в свою очередь закроет глаза на создание зоны безопасности в Сирии вдоль сирийской северной границы.

Зона неопределенности

Журналистов между тем зона безопасности интересовала в первую очередь. Напомним, что с идеей ее создания — а предполагается, что эта зона будет шириной примерно 30–35 км и протяженностью 450 км — выступил 14 января в своем Twitter президент США Дональд Трамп. Причем в той же записи он пообещал «разорить» Турцию, если та атакует курдов. Таким образом, американцы рассматривают эту зону как своего рода защитный или разделительный барьер, который позволит обезопасить их союзников от возможных нападений со стороны турок.
 
В Анкаре, несмотря на резкость американских формулировок, предложение о формировании зоны безопасности восприняли с энтузиазмом: Турция начиная с 2013 года уже неоднократно сама проталкивала подобную идею, однако до сих пор безуспешно. При этом, естественно, там такого рода проект воспринимают как возможность отодвинуть границу (причем, как полагают некоторые эксперты, чтобы потом не отдавать занятые территории обратно Сирии) и создать барьер для курдских Отрядов народной самообороны. Турция считает их ответвлением Рабочей партии Курдистана, которая входит в национальный список террористических организаций.

К слову, пресс-секретарь турецкого лидера Ибрагим Калын ранее поспешил сообщить, что именно Анкара будет контролировать зону безопасности, для чего привлечет военных и сотрудников разведки. Согласны ли с этим в Вашингтоне или нет, остается неизвестным. Но, как бы то ни было, на данный момент очевидно, что и США, и Турция сходятся в принципиальном вопросе: новая зона в Сирии должна появиться.
 
Все последние дни турки вели активные переговоры с американцами по ее параметрам. И, как сообщил в ходе пресс-конференции Реджеп Тайип Эрдоган, соответствующие встречи продолжаются. Он также отметил, что «с Россией в этом плане у нас каких-либо проблем нет, потому что эти регионы будут очищены от террористических элементов».
 
 
При этом примечательно, что Владимир Путин за время пресс-конференции ни разу не произнес словосочетания «зона безопасности». А отвечая на посвященный ей вопрос, лишь уклончиво напомнил о прежних договоренностях Дамаска и Анкары.

— Действует до сих пор еще договор между Сирийской Арабской Республикой и Турецкой Республикой от 1998 года, где речь идет как раз о борьбе с терроризмом. Думаю, что это та база, которая закрывает очень многие вопросы с точки зрения обеспечения Турцией своей безопасности на ее южных границах, — отметил российский лидер.

Очевидно, Владимир Путин имел в виду соглашение, подписанное в городе Адане. Согласно имеющимся сведениям об этом документе, Дамаск обязуется прекратить оказывать поддержку Рабочей партии Курдистана. Кроме того, эти договоренности позволяют Турции преследовать террористов на сирийской территории на расстоянии до 5 км от границы. Конечно, можно предположить, что, напомнив об этом соглашении, Владимир Путин тем самым обозначил позицию России по зоне безопасности. В то же время эти слова можно воспринимать и как послание совершенно конкретному адресату.

И вашим, и нашим

 
Не стоит забывать, что районы, где предполагается создать зону безопасности, в настоящее время контролируются курдскими боевыми отрядами. По большому счету, идеальным буфером между ними и Турцией стала бы передача тех территорий под контроль сирийской правительственной армии. Именно в этом заключается принципиальная позиция России, которая, более того, считает необходимым восстановление власти Дамаска в целом на всех территориях к востоку от Евфрата. Однако этого не происходит.

И даже наоборот: курды поддержали создание зоны безопасности. «Сирийские демократические силы» (СДС, вооруженные отряды, состоящие преимущественно из курдских частей) опубликовали коммюнике, в котором выразили готовность оказать посильную поддержку в формировании этой зоны при условии «международных гарантий» ее функционирования. Вместе с тем курды в своих заявлениях давали понять, что они категорически против привлечения к этим процессам турецких военных и предпочли бы, чтобы в этом участвовали силы ООН.

А между тем они, что называется, пытаются усидеть и еще на одном стуле и уже несколько недель ведут переговоры с сирийскими властями по принципам примирения. К слову, Владимир Путин в ходе пресс-конференции выразил поддержку этому диалогу. Как ранее сообщил ряд арабских СМИ, курды представили Дамаску «дорожную карту», состоящую из 11 пунктов. В ней говорится, что Сирия — это единая и неделимая страна, а избранный президент — то есть Башар Асад — является президентом всех сирийцев.

В то же время курды потребовали признать полномочия их автономной администрации, которая уже несколько лет осуществляет управление в районах к востоку от Евфрата. Кроме того, они настаивают на особой роли СДС в рамках единой сирийской армии. Очевидно, эти два пункта точно не устроят власти в Дамаске.
 
 
К тому же они, да и все остальные, наверняка понимают, что курды ведут нынешние консультации больше для подстраховки и со сменой конъюнктуры диалог будет моментально свернут, как это уже неоднократно происходило за время сирийского конфликта. Так что будь у курдов желание примиряться, а не маневрировать, России и Турции не пришлось бы обсуждать вопрос о зоне безопасности.

Но желания нет. Нет также полного взаимопонимания по этой зоне между Анкарой и Вашингтоном, что едва ли позволяет России давать ей конкретные оценки. Нет, как видно по итогам переговоров Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана, и сделки по формуле «Идлиб в обмен на зону». Впрочем, по Идлибу, судя по всему, прорывных договоренностей тоже пока нет. Точно так же нет понимания по поводу реальных планов американцев вывести свои войска из Сирии.

Что есть, так это продолжающийся диалог между Россией и Турцией в двустороннем формате, а также в рамках астанинского процесса, который время от времени приносит прорывные договоренности по урегулированию сирийского конфликта.
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
25.01.2019

Андрей Онтиков
Источник: https://iz.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта