Сергей Аксёнов: Реформы правительства Медведева: Кто ответит за уничтоженные киоски (12.02.2019)

Не умея обеспечить экономический рост, правительство Дмитрия Медведева объявило о поддержке малого бизнеса. Недавняя кампания по сносу и уничтожению ларьков и палаток в Москве вот-вот обернется своей полной противоположностью. Причем в масштабах всей страны. О планах кабмина рассказал замминистра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов.
По словам чиновника, в недалеком будущем нестационарная и мобильная торговля перестанет быть нелюбимой «падчерицей» государства, а напротив, получит разного рода преференции. Павильоны, киоски, ларьки — станут «законным» форматом ведения бизнеса. Это случится после вступления в силу соответствующего закона, который уже внесен в Госдуму.

Предполагается закрепить принцип «меняется место — сохраняется бизнес», нестационарная и мобильная торговля будет носить заявительный характер, минимальный срок договора аренды на нестационарное оборудование — 5 лет, в федеральном законодательстве будут закреплены общие принципы юридического оформления права на размещение мобильных торговых точек и т. д.

В результате, надеются в правительстве, одних только автолавок в стране может появиться свыше 50 тысяч. Это даст дополнительную загрузку отечественному автопрому, позволит развивать инфраструктуру, даст канал для реализации продукции малых сельхозпроизводителей, фермеров и личных хозяйств. Всего в стране появится не менее 250 тысяч новых рабочих мест.

В качестве примера правительство ожидаемо видит Европу. В России на тысячу человек населения в два раза меньше торговых площадей, чем на Западе, пожаловался Евтухов. «Малая нестационарная розница — важнейший формат торговли, он существует везде», — констатирует он. А раньше что, было по-другому?

Очевидно, что новый подход к торговле вызван экономическими неудачами правительства. Один из параметров — рынки. За последние 10 лет их количество сократилось в 5−6 раз. Но кто в этом виноват? Разве не сами власти создали для этого условия. Массовый снос ларьков и палаток, устроенный столичным мэром, ещё памятен москвичам. Понесет ли Собянин ответственность?

Завтра, 12 февраля, состоится обсуждение законопроекта в комитете Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству. По мнению экспертов «СП», закон далек от идеала и требует доработки.

Этот закон мы ждали очень давно, — говорит председатель НП «Содействие малому бизнесу» Янина Гришина. — Он был готов ещё в 2016 году и тогда же прошёл процедуру ОРВ — оценку регулирующего воздействия. Но почему-то никак не принимался, не вносился в Госдуму. В 2018 году без прохождения ОРВ его по-тихому внесли. При этом закон очень сильно видоизменился. Раньше в нем было 14 страниц, а стало 54.

Там есть разумные живые пункты, которые нужны. Например, принцип о сохранении бизнеса в случае потери места нестационарной торговли. Теперь будет предоставляться альтернатива. Про мобильные объекты, которые сейчас выбрасываются из схемы размещения торговых мест, много чего сказано. Но есть три пункта, которые могут напрочь убить всю мелкорозничную торговлю.

«СП»: — Поясните, пожалуйста…

— Во-первых, предполагается запретить сдавать объекты в субаренду третьим лицам. Смысл в том, что государство сдает предпринимателю в аренду земельный учаток, а он устанавливает там нестационарный торговый объект, который является его собственностью. Как можно ограничить право частной собственности? По этому поводу существует обширная судебная практика, поддержанная Верховным судом. Это наложит существенные ограничения в бизнес.

Второе — это пункт о том, что договор аренды возможно будет пролонгировать только один раз. После этого предприниматель должен будет выходить на торги. Спрашивается, почему? Если бизнесмен добросовестный, платит аренду, налоги, предоставляет рабочие места, то почему он не может продлять договор постоянно? Это лишает его перспективы. Получается предприниматель с ограниченным будущим. Тем более, что в договоре и так перечислены причины для расторжения.

И третье — пункт дающий широкие полномочия влиять на предпринимателей местному самоуправлению. Дело в том, что в регионах местная власть часто не даёт развиваться малому бизнесу — вводят свои ограничения. Например, в Питере из-за терорризма чуть не ввели стометровую зону отчуждения вокруг станций метро. Еле отстояли. Такие ограничения душат бизнес, лишают людей рабочих мест.

А ведь там работают люди от 40 до 60 лет. Это люди из 1990-х, которые попали сейчас под пенсионную реформу. Они благодаря этой работе могут хоть как-то существовать.

«СП»: — Но даже если в первом чтении закон пройдёт в таком неудачном виде, во втором можно будет внести поправки. Главное, убедить депутатов…

— Петербургские предприниматели скинулись и заказали экспертизу этого закона в СПбГУ — альма-матер Владимира Путина. Поскольку нам была нужна «существенная» экспертиза, к которой прислушаются. Эту экспертизу мы направили в Торгово-промышленную палату, в Совфед, в Госдуму. Завтра в профильном комитете парламента будет обсуждение.

Многие депутаты уже начинают к нам прислушиваться. В любом случае, мы готовим поправки ко второму чтению. Но если закон всё-таки будет принят в нынешнем виде, без наших предложений, то за год-полтора, которые потребуются, чтобы пройти все процедуры для подачи в Конституционный суд, мелкоформатная торговля просто умрёт.

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич обратил внимание на социальный аспект проблемы.

— Этот закон — движение в правильном направлении. Только странно, что сначала всё ликвидировали, извели, а теперь собираются восстанавливать. Наверное, было бы правильным изначально не уничтожать малый бизнес. Было понятно, что это вызовет сложности для населения. Особенно там, где крупные сети работать не будут, им это неинтересно, а поскольку таких регионов в России много, то проблема касается половины страны.

«СП»: — Наконец-то обратили внимание на это…

— Да, но вот несколько лет назад была упущена сеть райпо, сельпо — то, что называлось потребкооперацией. Забрали у этих предприятий льготы, не взирая на то, что без них такие предприятия не рентабельны. Например, их лишали возможности продавать табак, алкоголь. Притом, что такие точки, которые подчас обслуживают один небольшой населенный пункт, должны торговать всей номенклатурой, иначе это невыгодно. Это была продуманная система и её надо было правильно использовать.

«СП»: — Может через пару лет опять реанимируют?

— Может и так. Странная линия нашего правительства… Возможно, сыграл свою роль лоббизм крупных сетей. Их представители влияют, не обращая внимания на побочные эффекты. Но в итоге образовалось полстраны, где невозможно построить сетевые магазины, а продукты завозить туда надо. А если оттуда уже всех выдавили, там просто людей нет, которые готовы этим заниматься. Жители ходят за хлебом за 10 километров. А ведь это всё провоцирует социальную напряженность.

Теперь вот дошло… Вот только сломать легче, чем построить. Если торговая точка прекратила работать, заново её открыть сложно. Владелец мог просто уехать. Нужно рачительнее относиться.

СП»: — Какие моменты, по-вашему, должны найти отражение в законе?

— Нужны прежде всего гарантии собственности. Чтобы люди не подвергались бесконечным «наездам», чтобы не было административного произвола. Договора должны быть не на пять лет, а бессрочные. Чтобы бизнесмены были спокойны за будущее, могли бы передать дело по наследству. Это стимулирует людей оседать, селиться в малых городах, поселках, деревнях.

Кстати, это еще и большая экономическая проблема. Перекосы, отсутствие магазинов в некоторых местах, приводит к подорожанию товаров. А у людей и так денег нет. Реальные доходы в стране падают. И если где-то возникает «белое пятно» цены там будут выше, так как предприниматели вынуждены нести дополнительные издержки. Так что хорошо бы восстановить и потребкооперацию.

Полезно было бы также дать какие-то льготы по налогам. Например, на период восстановления торговля в том или ином месте. На год, на пять лет. И безусловно разрешить торговать всей номенклатурой. Косвенный, вторичный, эффект будет гораздо больше, чем налоговый. Люди смогут больше тратить и выживать в конечном итоге.

Пока правительство глазами неофитов смотрит на развитую Европу, россияне вынуждены с интересом смотреть даже на менее развитую Азию. О своих свежих впечатлениях от малоформатного бизнеса в «союзной» Турции «СП» рассказал житель Петербурга Юрий Мамошин.

— Торговля и сфера услуг в Стамбуле и Турции вообще — повсюду. Нет такого места на улице или помещения где не будет представителя малого бизнеса. Прямо на улицах люди торгуют мидиями с лимоном, жмут сок из свежих апельсинов и продают местные бублики (симиты). Есть ли в Турции санитарный контроль я не знаю, но если и есть то он наверняка более либерален. При этом за множество посещений самых разных заведений общепита — никаких проблем у нас не было.

Не знаю, прошли бы тамошние кафе, магазины, лавки санитарный и пожарный контроль, но такое ощущение, что все эти аспекты в Турции регулируются не только официальными нормами, но и здравым смыслом и уважением к своим же гостям и покупателям.

«СП»: — Ларьки там на месте? Не снесли, как в Москве?

— Под малый бизнес приспосабливают любые помещения, а жаровня с кебабами может соседствовать с продажей какого-нибудь текстиля или обуви. К этому все относятся с пониманием, общество воспринимает это как само собой разумеющееся, так как, доля малого бизнеса очень велика и в него вовлечено в той или иной степени большое количество населения.

«СП»: Не уверен, что наши сограждане с пониманием относились бы к такому соседству…

— Шум, запахи, кипучая торговля — это неотьемлемая часть Стамбула. Это часть тамошнего менталитета и культуры. Но вряд ли у нас может быть также, как в Турции. У нас все-таки огромная разница в культурных традициях.

Еще из интересного: во всех кафе и магазинах избыточное количество официантов и продавцов. Там, где у нас обходятся тремя, в Турции будет пять-шесть. Зато обслуживание очень быстрое.

Причем, в сфере услуг (продавцы, официанты) много мужчин, в том числе в возрасте, являющихся профессионалами своего дела. В отличие от России, где эта сфера — это в основном студенты, молодежь, рассматривается как временная подработка. А в Турции — это нормальная уважаемая работа, профессия. Это импонирует и это хорошо. Люди работают и хорошо делают свое дело.

«СП»: — Скоро у нас тоже так будет. Уволенным в результате пенсионной реформы надо же где-то работать…

— Малый бизнес, как правило, семейный бизнес. Этим и объясняется возраст работников. Например, при нас хозяин небольшого кафе специализирующегося на балык-экмеках (это шаверма с рыбой, условно говоря) учил жарить этот самый балык-экмек своего внука. Очевидно, дело перейдет по наследству в надежные руки.

Кстати, в Турции весьма распространен такой формат малого бизнеса как приём на дому. На окнах многих жилых домов красуются имена и телефоны юристов, парикмахеров и пр. У нас это не очень принято. В Стамбуле же очень много частных маленьких специализированных магазинов — сантехника, краска, инструмент и т. п. Очевидно, там еще нет засилья крупных торговых сетей, монополизировавших рынок. Это конечно, большое подспорье малому бизнесу.

«СП»: — Вот и в России, наконец, хотят подвинуть крупные сети, дать мелким предпринимателям «дышать». Гарантируют им площади, долю на рынке…

— По моим ощущениям, в Стамбуле нет недостатка в площадях для малого бизнеса, есть свободные помещения и ставки аренды, похоже, значительно ниже чем у нас. Если резюмировать, то малый бизнес и сфера услуг устроены там очень круто, это очень колоритно, но в силу различного устройства общества и правовых норм, в России вряд ли возможно сделать как в Турции.
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
12.02.2019

Сергей Аксёнов
Источник: https://svpressa.ru/economy/article/224305/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта