Сирык Виктор: Республику нашу не спрятать под ноготь (Россия: Присоединение Крыма) (18.03.2019)

Слова заголовка взяты из стихотворения Владимира Маяковского «Земля наша обильна», написанного в 1928 году. Тогда поэт и не предполагал, что Крым из состава России передадут Киеву, что «шестая мира» станет седьмой мира, что националистическая власть отделившейся Украины будет пытаться спрятать полуостров под «ноготь» США и НАТО. Но поэт не сомневался, что Крым - наш и всегда будет нашим.
За полтора месяца до возвращения Крымского полуострова в состав России не было даже намека, что подобное может случиться в принципе. И если бы не кровавые события в Киеве с жертвами на майдане, не бесчинства националистов и «правосеков» в украинских городах, где они начали захватывать административные здания, воинские части, отделы милиции, и главное - не поддержка всего этого безобразия из столицы Украины, возможно, события на полуострове развивались бы по-другому.

Так все началось…  

Немаловажную роль сыграло и то обстоятельство, что подавляющая часть населения в Крыму, несмотря на многонациональность, по сути, менталитету и образу жизни всегда было русским. Поэтому люди среагировали на создавшуюся ситуацию чисто по-русски: без палаток на площадях, без каких-то ультимативных требований кому бы то ни было.

Своеобразным катализатором начала их решительных действий стали местные сторонники «евромайдана», которые попытались устроить митинг у здания Верховной рады в Симферополе. Случайно или нет, но это произошло 21 февраля - на следующий день после корсунь-шевченковской трагедии, когда восемь автобусов с крымчанами были остановлены, а их пассажиры зверски избиты украинскими радикалами.

Естественно, об этом на полуострове уже знали, и против митингующих вышли пророссийские активисты, которые в достаточно доходчивой форме объяснили им, «что такое хорошо, а что такое -  плохо». Дальше события развивались стремительно.

Спустя двое суток  на митинге на площади Нахимова в Севастополе бизнесмен Алексей Чалый был избран «народным мэром» города. Там же приняли решение прекратить перечислять налоги из городской казны в Киев.

Еще через два дня на здании парламента Крыма вместо украинского был поднят российский флаг. А после того, когда парламент полуострова, оценив ситуацию на Украине как «неконституционный захват власти радикальными националистами», проголосовал за проведение референдума «по вопросам усовершенствования статуса и полномочий Крыма», стало понятно: обратной дороги в Незалежную уже не будет.

И так среагировал на это народ

Все, кто стоял во главе этих пертурбаций на полуострове - Алексей Чалый, председатель Верховного совета Крыма Владимир Константинов и вновь избранный на пост главы Совета министров Сергей Аксенов, - очень хорошо осознавали, что в Киеве с подобным раскладом не согласятся. И обязательно предпримут все меры - вплоть до самых радикальных, чтобы помешать этим процессам. Тем не менее, они твердо оставались на своей позиции.

Нежелательные последствия для себя осознавал и народ Крыма, поэтому нет ничего удивительного, что местные жители, среди которых много отставных военных, ветеранов Афганистана, спецназа и органов внутренних дел, сплотились и стали повсеместно создавать отряды самообороны. Так с времен Древней Руси было всегда: если над деревней, городом или страной нависала смертельная опасность, русские люди сплачивались и давали отпор любому врагу. Так было и так будет…
И украинские «нацики», отправившиеся на полуостров из Киева на «поезде дружбы» наводить свои «порядки», в определенной мере это на себе ощутили.

Им хватило лишь одного телефонного звонка из Симферополя о том, что на городском ж/д вокзале их ждут местные ополченцы, - и они разбежались, кто куда, на предыдущих станциях, не дожидаясь «теплого» приема крымчан.

Очень помогли в первые дни противостояния бойцы «Беркута». Те самые, которые были откомандированы в Киев и три с половиной месяца сдерживали толпу на майдане, и не понаслышке знавшие, кто такие неофашисты. Возвратившись на полуостров и поняв, что их помощь очень нужна жителям Севастополя и Крыма, они быстро сориентировались в ситуации.

И в ночь с 26 на 27 февраля небольшой отряд из 60-70 человек действующих сотрудников и ветеранов севастопольского «Беркута» выдвинулся через Симферополь на север, чтобы закрыть три автомобильные трассы, ведущие на полуостров. На помощь к ним подоспели казаки Кубанского войска и неравнодушные местные жители, которые организовали пункты питания и медицинской помощи.

И ни одна машина с подозрительным грузом на полуостров не проехала.

«Вежливые люди»

В парламенте Крыма почти в круглосуточном режиме велась работа над конституцией и обращением к президенту РФ о возвращении и принятии Крыма в состав России. Дважды сдвигались сроки проведения референдума: сначала его назначили на один день с выборами президента Украины - 25 мая, потом передвинули на 30 марта, а затем решили провести 16 марта.

Россия поступила так, как всегда поступала, когда в беде оказывались ее люди. Она протянула руку помощи и вновь избранным руководителям Крыма, и всем жителям полуострова. А чтобы исключить любые непредвиденные ситуации и обеспечить местному населению возможность выразить мнение по поводу своей дальнейшей судьбы в ходе всеобщего референдума, в Крым были переброшены подразделения ВДВ Минобороны РФ, причем исключительно с мирной миссией.

И российские десантники выполнили ее с честью, не сделав ни единого выстрела, навсегда войдя в историю, как «вежливые люди».

Должным образом проявили себя и военнослужащие, которые несли службу на полуострове на постоянной основе. В частности, моряки-черноморцы. Когда возникла необходимость закрыть выход из залива Донузлав севернее Евпатории, где располагалась база военно-морских сил Украины, наши моряки проделали эту операцию максимально оперативно и почти с ювелирной точностью.

Это потом признали даже украинские военные и политики, посетовав, что русские всякий раз опережали их на шаг. Блокада военных украинских кораблей в Донузлаве была необходима, чтобы не допустить их выход в открытое море. В море, как известно, боевые возможности любого плавсредства значительно выше, чем в месте стоянки.

Черноморцы выполнили поставленную задачу по затоплению кораблей, намертво закрыв выход из бухты, в течение одного мартовского дня. БПК «Очаков» и несколько мелких судов, которые сыграли роль временного непроходимого подводного рифа, к тому моменту были выведены из состава ЧФ, списаны и находились в отстое.

На случай активных действий со стороны украинских военных моряки были готовы взорвать корабль. Были подготовлены и заряды, и определены места, где их требовалось установить. Но во время затопления украинские корабли даже не попытались «дернуться» с места, осознав бесполезность любых своих действий. И снова все - без единого выстрела.

«За то, что Кремль, за то, что Крым мы никому не отдадим»

За годы своей журналистской деятельности мне довелось побывать в нескольких «горячих точках». Я знаю, что такое работать в сопровождении охраны сил KFOR на территории Косова и Метохии. Мне довелось поездить по дорогам африканской Сьерра-Леоне, когда наши военные вертолетчики в составе миссии ООН оказывали содействие в осуществлении разоружения местных повстанцев. Я узнал (сразу по завершении пятидневной войны в Южной Осетии в августе 2008-го), что такое контроль на дорогах в зоне постбоевых действий. И очень вовремя (слава Богу!) уехал из Киева, где в январе 2014-го наблюдал весь беспредел майдана…  

Поэтому, оказавшись в Крыму, после того, как его «оккупировала» Россия, и проехав полуостров вдоль и поперек на автомобиле, я все время искал нечто похожее. «Увы». Кроме строительных объектов (особенно впечатлили работы над возведением нового аэропорта в Симферополе и Крымского моста), повсеместного ремонта дорог в Севастополе и огромного количества туристов, передвигающихся в том числе на автомобилях с украинскими номерами, я не увидел ни малейшего намека на какой-нибудь блокпост, пикет или военный патруль. Ни в городах, ни в поселках, ни за их пределами. Никто нигде не митинговал, не жег покрышек, не сносил памятников.   
 
В Крыму восстановлен мир. И утвердили его «вежливые люди» некогда искусственно разделенного, но душой и телом единого государства.

Тогда мы выпили до дна
Бокал мускатного вина,
Бокал за родину свою,
За счастье жить в таком краю,
За то, что Кремль, за то, что Крым
Мы никому не отдадим.

А это уже в 1935 году написал другой русский - советский поэт Дмитрий Кедрин… 

Источник
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
18.03.2019

Сирык Виктор





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта