Денис Лузин: РосПенсМедСтрах? (Россия: экономика) (25.05.2019)

Чиновники Минтруда предлагают преобразовать Пенсионный фонд из государственного ведомства в публично-правовую компанию (ПАО), тому же реформированию могут подвергнуться фонды социального страхования (ФСС) и обязательного медицинского страхования (ФОМС). Что стоит за этими планами и как это может сказаться на жизни граждан – в материале Накануне.RU.
Идея по преобразованию ПФР, о которой узнали журналисты РБК, вообще-то не нова и обсуждалась еще в 2017 году. Тогда глава ПФР Антон Дроздов говорил о возможности преобразования организации через превращение в ПАО, что, по мнению чиновника, позволило бы фонду вести более активную инвестиционную деятельность. Идею на некоторое время отложили, тем более что сначала были президентские выборы (март 2018 года), а затем грянула и "пенсионная реформа", короче говоря, наступили не самые спокойные времена. Но зуд реформаторства, очевидно, никуда не исчез.

Нынешним застрельщиком по изменению статуса ПФР и двух других фондов выступает, насколько известно, вице-премьер Татьяна Голикова, которая, кстати, поддерживала эту идею и в 2017 году. Голикова видит конечный смысл преобразований как раз в последующем слиянии всех трех фондов в единое суперведомство, что, по её мнению, во-первых, приведет к снижению административных издержек, во-вторых, позволит добиться большей прозрачности в деятельности учреждений.

В принципе, конечно, в этой идее есть рациональное зерно, но есть и риски. Кстати, влиятельные представители Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) также в целом позитивно относятся к идее преобразований с последующим слиянием названных учреждений – наверное, просто в силу того, что работодателю (бизнесу) удобнее иметь дело все-таки с одной организацией, нежели с тремя. Лоббистами законопроекта могут выступать и крупнейшие игроки на фондовом рынке страны, готовые принять и разместить средства всех трех фондов на бирже. Так, по данным того же РБК, переходящие остатки в ПФР на конец 2017 года (более свежие данные появятся чуть позднее) составляли более 234 млрд руб., в двух других фондах суммы остатков еще выше, так что профессиональным брокерам и спекулянтам есть за что бороться. Учитывая текущую не очень благоприятную конъюнктуру в стране, сокращение предложения на финансовых рынках, общее бегство капиталов за границу и т.д.

За реформирование систем пенсионного, страхового и медицинского обеспечения активно ратуют представители "Центра стратегических разработок" (ЦСР) и экономисты "Высшей школы экономики".

ЦСР, близкий к Правительству и основанный экс-министром финансов Алексеем Кудриным(ныне – глава Счетной палаты, а до 2018 года это ведомство возглавляла как раз Татьяна Голикова, – прим.) известен своими либеральными взглядами на экономические процессы, более того, известен именно как инициатор и проводник множества реализованных в последнее время неоднозначных идей. Скажем, той же "пенсионной реформы", проведенной в прошлом году по схеме 65/60 вопреки мнению большинства населения. Сегодня специалисты этих центров говорят о необходимости реформирования и других социально ориентированных систем, чего ждать в дальнейшем – нетрудно догадаться исходя из логики действий Правительства.

"За более чем 20 лет своего существования система социального страхования в стране так и не сложилась. Есть фрагменты, но системы как таковой нет. В докладе мы предлагаем эту систему наконец построить", – приводит ТАСС слова профессора НИУ ВШЭ Евгения Гонтмахера. Доклад, который упоминает профессор, был сделан на специальном заседании совета по реформированию фондов, который прошел накануне в учебном заведении.

Конечная цель реформирования и объединения всех систем страхования в единый орган, по словам Гонтмахера – сделать отчисления граждан персонифицированными и даже "управляемыми", когда работник сам будет определять долю собственных взносов, предназначенных для отчисления в Пенсионный фонд или Фонд обязательного медицинского страхования.

"Человек может делать сам некую структуру. Я, например, больше заинтересован в пенсионном обеспечении, значит, из этих условно 30% отчислений желаю 27% – на пенсию, тогда на ОМС пойдет меньше. Кто-то, наоборот, заинтересован больше в том, чтобы у него было лучше страхование ОМС, чем пенсионное", – рассказывает о целях реформы Гонтмахер.

По его словам, подготовительный процесс к реформированию отрасли (если так можно выразиться) может и должен растянуться вплоть до 2024 года. Дата, как видим, неслучайна и характеризуется прежде всего моментом так называемого "транзита власти" в России, что само по себе повышает турбулентность во всей системе. А тут еще новая реформа, которая затронет интересы буквально каждого жителя страны и которая будет реализовываться непонятно исходя из чьих интересов.

Собственно, мнения опрошенных Накануне.RU экспертов разделились по данному вопросу, что неудивительно, учитывая предварительный характер обсуждения.

"Плюсом может стать наведение наконец порядка в базах данных всех трех фондов, сегодня множество "мертвых душ" фигурирует в списках того же Пенсионного фонда. И, наоборот, в фонде не видят работающих россиян. Снижение затрат на администрирование также актуально. Но как это все будет сделано на практике, пока не очень понятно. С данными по количеству работающих и отчисляющих хоть какие-то деньги действительно нужно наводить порядок", – рассуждает профессор, доктор экономических наук Никита Кричевский. По словам эксперта, преобразование того же ПФР в публично-правовую компанию даст возможность фонду инвестировать и размещать поступающие средства в более доходные инструменты.

"Правда, насколько я понимаю, размещать в Пенсионном фонде особо нечего, будет жесткий дефицит", – добавляет Кричевский.

Весьма неоднозначно оценивает идею правительственных кругов директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. "Если мы об объединении баз данных, то что мешает сделать это сегодня? В конце концов базы данных налоговой службы и таможни, базы той же налоговой и банковской сферы во многом были интегрированы и ничего, не понадобилось никого ни с кем сливать. Так что этот аргумент сомнителен", – замечает экономист.

С другой стороны, по его словам, потеря ПФР статуса все-таки государственного ведомства и превращение его в госкомпанию само по себе риск, который трудно оценить. По словам собеседника, наделение ПФР статусом ПАО может означать окончательное освобождение государства от социальных функций, тогда игра пойдет по правилам, где каждый – сам за себя. К чему это может привести на практике, невозможно представить.

"К тому же слияние баз данных всех трех ведомств можно рассматривать и как элемент "цифрового концлагеря", в котором государство стремится контролировать через технологии буквально каждый шаг и каждую операцию человека", – продолжает Михаил Делягин. Подобные формы навязывания контроля уже предпринимаются и предпринимались – вспомните историю с налогом на самозанятых, пока реализуемую в форме "эксперимента".

"Сама форма реорганизации Пенсионного фонда в ПАО напрягает. Есть, например, госкорпорация "Роснано" – вы же не будете утверждать, что она кому-то из граждан что-то должна? Акционерное общество, кстати, тоже. Теперь представьте себе Пенсионный фонд, ставший такой же публичной акционерной компанией – кто и кому в таком случае будет должен и должен ли вообще?" – задается вопросом Делягин.

Остается добавить, что все-таки пока правительственные чиновники очень осторожно и без обозначения конкретных сроков говорят о реформировании страховых систем. Очевидно, что после вступления в силу "пенсионной реформы" и резкого обвала рейтингов власти необходимо взять паузу, тем более что поводов для раздражения российских граждан становится все больше и больше.

Источник
25.05.2019

Денис Лузин





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта