Валерия Кабакова: «Российская провинция имеет иммунитет, но он ее не спасает». После ЧП в Тюмени ИГИЛ* меняет дислокацию (Россия: Борьба с терроризмом) (16.04.2019)

«Почему Тюмень?» – задались вопросом жители города после проведенной в ночь с 12 на 13 апреля контртеррористической операции, в ходе которой предположительно были ликвидированы два вооруженных члена террористической организации ИГИЛ (запрещена в России, прим.ред.). География не имеет значения, уверены эксперты, но последние наблюдения показывают, что террористы избегают больших городов и выбирают менее защищенные провинции. Подробности – в материале «ФедералПресс».
Версии и домыслы

В ночь с 12 по 13 апреля в Тюмени прошла контртеррористическая операция, в результате которой были убиты двое боевиков. По данному факту следственное управление СКР по Тюменской области возбудило уголовное дело по признакам преступлений: приготовление к убийству двух и более лиц общеопасным способом группой лиц по предварительному сговору и посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов. Известно также, что в доме на ул. Амурской, 118, где скрывались боевики, были обнаружены и изъяты два автомата Калашникова, два самодельных взрывных устройства, религиозно-экстремистская литература, носители электронной информации, элементы взрывных устройств. Проводятся судебно-медицинские, пожарно-техническая, молекулярно-генетические и другие экспертизы.

Официальной версии о том, чьи тела обнаружены в доме, что за личности эти предполагаемые члены ИГИЛ (запрещена в России, прим.ред.), нет. Силовые ведомства воздерживаются от комментариев на эту тему, поэтому вокруг спецоперации ходит много версий и предположений.

Например, самая распространенная информация заключается в том, что в доме жил Тимур Медов, который вместе с семьей несколько лет назад приехал из Ингушетии. Издание Mash пишет, что настоящая фамилия этого человека Иналов, ему 31 год, он занимался бизнесом, был учредителем фирмы ООО «Адепт», зарегистрированной по адресу ул. Амурская, 118. Фирма специализировалась на строительных работах. Именно эту вторую фамилию подтверждают и его однокурсники, добавляя и наличие у мужчины и второго имени – Алехан, пишет 72.ру

По данным издания, за несколько дней до спецоперации дом выставили на продажу, но сам Тимур (Алехан) Медов (Иналов) в настоящее время не является собственником жилья. В выписке Единого государственного реестра недвижимости, землей и домом на Амурской, 118 владеют Медовы Танзиля, Фатима, Ислам и Адам.

О том, кому принадлежит тело второго боевика, известно еще меньше. По версии «МБХ-Медиа», это Магомед Медов.

Однако старший преподаватель Школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, арабист, старший научный сотрудник Центра цивилизационных исследований стран востока Андрей Чупрыгин в беседе с корреспондентом «ФедералПресс» высказал предположение, что боевики могли быть и не сторонниками ИГИЛ (запрещена в России, прим.Ред.).

«Кроме этой организации, есть достаточное количество экстремистских группировок. Та же Аль Каида (запрещена в Росии, прим.Ред.), о которой в тени ИГИЛ (запрещена в России, прим.ред.) благополучно забыли. Иногда кажется, что ИГИЛ (запрещена в России, прим. Редю.) начали употреблять в значении собирательном, как некое явление. Это неверно и опасно, так как внимание отвлекается часто от реальных задач по противодействию», – считает арабист.

Почему выбирают Урал?

Можно заметить, что в последнее время теракты происходят в уральских городах. Так, накануне Нового года в Магнитогорске от взрыва частично обрушился подъезд десятиэтажки, в результате чего погибли 39 человек. По одной из неофициальных версий, ответственность за взрыв взяла на себя организация ИГИЛ (запрещена в России, прим.Ред.). А в Сургуте в 2017 году в центре города 19-летний мужчина с муляжом пояса смертника устроил пожар в торговом центре, а после этого в ножом и топором напал на прохожих. Ранено было восемь человек, а самого террориста застрелили полицейские. ИГИЛ (запрещена в России, прим.Ред.) также взяло на себя ответственность за нападение. В марте этого года глава югорского УМВД Василий Романица заявил, что в прошлом году было возбуждено 36 уголовных дел с террористической мотивацией.

Однако эксперты, опрошенные «ФедералПресс», заявили, что география в данном случае значение не имеет. Как отметил Андрей Чупрыгин, возвращение боевиков, которые воевали в Сирии и Ираке в составе ИГИЛ (запрещена в России, прим.Ред.) и других террористических формирований, происходит и в России, и в Европе. По его мнению, возвращаясь, они «выбираются места, где есть традиционное компактное проживание мусульман, а значит и материал для рекрутинга среди молодежи». Для них также может иметь значение наличие объектов нанесения ударов, желательно высоко-профильных или экономически значимых.

«После возвращения эти парни продолжают заниматься тем же, только уже в составе террористических ячеек, либо вливаются в существующие, либо создают новые. Это происходит в рамках переформатирования методики действий того же ИГИЛ, так что процесс далеко не хаотичный. Командная цепочка сохраняется и функционирует через соцсети и другие средства связи», – говорит Чупрыгин.

На наличие «спящей ячейки» акцентирует внимание и кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Андрей Грозин, который уверен, что для ИГИЛ (запрещена в России, прим.ред.) нет границ, а география – второстепенный фактор.

«Если есть спящая ячейка, инфраструктура для партизанской войны или террористического акта, это может быть где угодно, в том числе в Азиатско-Тихоокеанском регионе на курортных островах, а может быть и за Полярным кругом. К сожалению, где угодно», - говорит исследователь. За примером далеко ходить не надо. «Новейшая история РФ, в том числе связанная с борьбой с исламистским терроризмом, изобилует фактами, когда теракты проходили в самое разное время, в самых разных местах. Сейчас это можно наблюдать в странах ЕС: за последние пять лет теракты были в Брюсселе, в Париже, в Мюнхене, в Испании, Португалии. То же самое, видимо, к сожалению, следует сказать и про российский опыт», – считает Грозин.

В то же время исследователи обращают внимание на смещение выбора мест дислокации боевиков. При том, что для задач террора наиболее привлекательными являются Москва, Санкт-Петербург и другие мегаполисы, сегодня они меняют эту самую географию. Одна из важных причин – высокий уровень защиты больших городов и высока вероятность провала, говорят эксперты.

«Сегодня у террористического интернационала не хватает ресурсов, чтобы сохранять уровень своего прежнего присутствия. Возможность проведения терактов в крупных городах ограничена в силу активности контрразведовательной деятельности силовых структур. Понятно, что Россия – большая страна. И «закрыть» одинаково все города и населенные пункты просто физически невозможно, нам не хватит и десяти российских бюджетов», – рассуждает Андрей Грозин.

Поэтому, по его мнению, боевикам приходится отказываться от таких «эффектов» больших городов, как, например, бОльший информационный эффект или так называемое медийное сопровождение, бОльшая аудитория.

«Никого не хочу обидеть, но в этом смысле российская провинция имеет небольшой иммунитет, можно так сказать. При всем уважении отмечу вновь: если бы подобная Тюмени спецоперация прошла в Санкт-Петербурге или в Москве, медийный выхлоп был бы больше. Вопросы в данном случае надо задавать силовым структурам региона: насколько им удается создать соответствующий контртеррористический режим? Как защитить малые города от возможных террористических атак, как не допустить создания «спящих ячеек». А те, что есть, своевременно вскрывать и ликвидировать», – продолжает Грозин.

При этом исследователи воздерживаются от точного прогноза следующих точек возникновения угроз. «Можно, но архисложно, – высказывает свое мнение Андрей Чупрыгин. – Все зависит во многом от конкретных личностей. Едут туда, где у конкретного «пилигрима» есть связи, знакомые, возможно, родственники или сочувствующие друзья. Это может быть где угодно. Но, конечно, есть привязка к районам компактного проживания мусульманских общин. Мы это наблюдали много раз и на примерах христианских экстремистских сообществ».

Источник: http://fedpress.ru/article/2221810
16.04.2019

Валерия Кабакова





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта