Мария Безчастная: Российские пенсионеры заплатят за Венесуэлу и Украину (18.10.2018)

Счетная палата Российской Федерации сообщила, что за 2017 год просроченная задолженность правительств других государств и их юридических лиц перед нашей страной выросла на 3,5 млрд долл. или 36%. Всего на начало 2018 года невыплаченный долг составил 13 миллиардов долларов. Какие именно страны не возвращают России деньги, в СП не уточнили, так как эта информация традиционно засекречена. Во многом потому, что часть таких займов выдается в рамках военно-технического сотрудничества на покупку российского оружия.
Общая задолженность иностранных государств перед российским правительством на 1 января 2018 года составила 38,3 млрд долл. (эквивалентно 2,2 трлн. руб.) — рост на 2,7 млрд долл. по сравнению с 1 января 2017 года.

Российские власти традиционно либерально относятся к просроченным долгам зарубежных партнеров. После распада СССР Кремль постоянно списывал долги государств, оставшиеся еще с советских времен. Лидеры рейтинга тут Куба (31,7 млрд долл.), Ирак (21,5 млрд долл.), африканские страны (более 20 млрд.), Монголия и Афганистан (по 11 млрд.). Последний крупный раунд списания прошел в 2014 году, когда задолженность сократилась ни много, ни мало в два раза (с 66 млрд долл. до 34 млрд долл.). Естественно, не за счет того, что кто-то вернул деньги, а потому, что были прощены крупные долги Кубы и Северной Кореи.

Такое отношение власти практикуют и к уже новым задолженностям. Например, в 2017 году стало известно, что Венесуэла не вернула несколько миллиардов долларов, предоставленных в 2011 году для финансирования поставок российской военной продукции. Но после подписания протокола о рефинансировании выплата трех миллиардов была отложена до лучших времен, то есть до 2027 года. Также можно вспомнить списание долга Киргизии на 500 млн долл. для поддержки бюджета страны и Узбекистану на 865 млн долл. В 2016—2017 были также прощены долги Мозамбика и Монголии.

Хотя точных данных о злостных неплательщиках нет, по информации Счетной палаты известно, что в числе должников России: Белоруссия, Вьетнам, Пакистан, Марокко, Ирак, Албания, Индия, Йемен, Кипр, Куба, Индонезия и даже Китай. Кто именно относится к долгам с легкостью, можно только догадываться.

Точно можно сказать только о трех миллиардах долларов, которые Москве должна Украина. Напомним, что хотя и Россия, и даже МВФ признали этот долг, выданный еще при Викторе Януковиче, межгосударственным, украинские власти с такой трактовкой не согласны и продолжают судиться с российской стороной в английских судах.

Тема списания долгов иностранным государствам периодически всплывает в общественной дискуссии. Одни эксперты считают, что таким образом можно «купить» поддержку этих режимов и укрепить геостратегическое влияние России в разных регионах мира. Но другие указывают на то, что с помощью таких должников вряд ли получится на что-то влиять, да и сами они, как правило, горячей благодарности никогда не испытывают. Пример Украины и «долга Януковича» — лучшее тому подтверждение. А ведь, по некоторым подсчетам, за последние 17 лет Россия списала 140 миллиардов долларов зарубежных долгов.

На фоне продолжающейся стагнации в экономике и таких спорных мер, как повышение НДС и пенсионного возраста для того, чтобы наполнить федеральный бюджет, щедрость к иностранцам кажется тем более неоправданной. С другой стороны, как говорят некоторые эксперты, в ряде случаях все равно очень мало шансов получить деньги назад, поэтому лучше сделать «хорошую мину» и простить долг, сохранив хорошие отношения с должником.

Директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин, впрочем, считает, что вместо того, чтобы прощать «плохие» долги, Россия должна требовать что-то взамен.

— Не рискну называть конкретные государства с просроченными долгами, но ясно, что это страны не очень благополучные, условная Венесуэла. Вообще просроченные долги нужно разделять на две группы — те, которые достались в наследство от СССР, и те, которые образовались уже при нынешнем политическом режиме (потому что в 90-е годы не было особой возможности давать в долг).

В любом случае, просроченные долги появляются тогда, когда геополитика берет верх над экономическим расчетом. Бывает, конечно, что был расчет на получение прибыли или, по крайней мере, на то, что кредит вернут, но он оказался неверным. Но, как правило, когда такие займы выдаются, власти изначально не особо надеются, что они будут возвращены.

В связи с этим возникает два вопроса. Первый: кому выдается долг — политическому режиму или стране. Одалживать деньги политическому режиму — большая ошибка, что хорошо видно на примере Украины. Режим меняется, и страна от долга пытается отказаться. Поэтому нужно увязывать кредиты с конкретными обязательствами страны, чтобы следующий политический режим не мог от них отказаться.

«СП»: — А второй вопрос?

— Что делать с долгом, если он признан безнадежным. У нас есть практика списания таких долгов. Нужно смотреть по каждой стране, но я не уверен, что такая практика всегда верна. Можно внутри своей страны признать, что этот долг не вернут и не закладывать его в свои финансовые расчеты, но выступая формально, юридически настаивать на возвращении этого займа. А если должник отказывается, соглашаться на пролонгацию, то взамен требовать каких-то уступок.

Россия сейчас начала возвращаться в мировую политику, в те области, где ее не было не только в 90-е, но даже в начале 2010-х годов. Она будет активней использовать инструмент заимствования, поэтому необходимо разработать методологию того, как правильно давать в долг, чтобы за эти внешние займы не приходилось расплачиваться будущим российским поколениям. Наоборот, нужно с их помощью, как американцы, и денег заработать, и геополитические интересы продвинуть.

Мы видим, что Россия расширяет свое присутствие в Африке. Сейчас это отрицается, но рано или поздно будет признано. Так что этот вопрос весьма актуален. Деньги нужно считать, чтобы не получилось так, как с Советским Союзом, когда вся страна надрывалась, чтобы помогать «союзникам» во всех частях мира, а потом все «союзники» просто исчезли вместе со своими долгами.

«СП»: — Что тогда делать с долгами, которые не возвращают?

— Нужно смотреть, чем страна может быть полезна для России, и исходить из этого. Если в данный конкретный момент ничем, тогда долг можно заморозить и пролонгировать. Но практику списания нужно пересматривать. Мне кажется, сегодня Россия слишком щедро поступает со списанием долгов, которые признаются безнадежными. Если долг списывается, мы должны понимать, что в перспективе в ближайшие годы Российская Федерация точно получит больше денег, чем «простила».

А если уж принимается решение о списании, нужно делать эту процедуру публичной, чтобы был общественный контроль и обсуждение того, какую выгоду получит от этого РФ. Нельзя исходить просто из благих побуждений и того, что где-то у нас друзья, которым нужно помогать. Нужно руководствоваться более прагматичными соображениями в своей политике.

Руководитель Центра внешней политики России Института экономики РАН Борис Шмелев убежден, что внешняя политика должна работать на экономику, а не наоборот.

— В международных отношениях есть эффективные формулы, касающиеся невыплаченных долгов. Можно их реструктуризировать, то есть отложить выплату на более поздний срок, или же заставить государства вернуть долги в виде какой-то госсобственности.

Современный Китай очень часто настаивает на том, чтобы просроченные займы были оплачены с помощью передачи под его контроль имущества — портов, дорог, создания концессий. Россия тоже постепенно идет по этому пути, но более мягко. Мы так действуем не со всеми странами, а зачастую идем на поводу у государств, которые нам должны и не в состоянии расплатиться. Мы откладываем эти долги на отдаленную перспективу и это, конечно, наносит нам большой экономический ущерб. Россия не настолько богатая страна, чтобы разбрасываться такими деньгами. Мы могли бы вкладывать эти суммы в развитие экономики, выполнение социальных обязательств и так далее.

Если посмотреть на то, кто нам должен, мы увидим, что это страны, которые находятся в тяжелом положении. Например, Белоруссия, которой мы постоянно прощаем и откладываем выплату долгов. Или та же Украина, с которой мы не можем взыскать выплату долгов. Венесуэла также не может вернуть нам деньги в силу своих экономических проблем.

«СП»: — Что же можно с этим сделать?

— Нужно принять принципиальное решение и в тех или иных формах добиваться возвращения этих долгов. Россия как правопреемница СССР и так вынуждена была простить огромные советские долги другим странам, причем не получила от этого даже геополитической выгоды.

Похожая ситуация начинает складываться и сейчас, поэтому нужно принять принципиальное решение, вернуться к старому принципу, который был сформулирован еще в годы перестройки. Это экономизация внешней политики, которая означает, что внешняя политика должна работать на внутреннюю экономику.

У нас этого не происходит. Наша внешняя политика очень затратна, она тяжелым бременем ложится на российское народное хозяйство, бюджет и плечи населения. Нужно пересмотреть эту политику и предоставлять кредиты только в тех случаях, когда это оправдано и с политической, и с экономической, и с геополитической точек зрения, и есть надежда, что эти деньги будут возвращены в той или иной форме.
18.10.2018

Мария Безчастная
Источник: https://svpressa.ru/economy/article/213485/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта