Российский взгляд на «армянскую весну» (09.07.2018)

С избрания Никола Пашиняна премьер-министром Армении минуло два месяца. Новый лидер республики пришёл к власти на волне провозглашённой им «бархатной революции». Импульсы «армянской весны» определялись практически исключительно внутренними факторами, среди которых преобладал полностью исчерпанный кредит доверия экс-президенту Сержу Саргсяну со стороны подавляющего большинства граждан страны. Внешние аспекты недавних бурных событий в Ереване проявились уже в качестве последствий «революции любви и солидарности».
Часть таких последствий затронула отношения Армении с Россией. Пока не в полную силу, преимущественно в скрытой от широкой общественности форме, но затронуло. Причём далеко не в позитивном ключе.

Предстоит понять, что на самом деле произошло и ещё только ожидает выстроенный годами фундамент связей двух союзников на Южном Кавказе. 60 дней — слишком мизерный срок, чтобы делать скоропалительные выводы, тем более, впадать в глубокий пессимизм. Однако не стоит и уповать на «естественный» ход развития дальнейших событий, который при любых обстоятельствах сгладит все острые углы и снимет озабоченности Москвы. А они, признаться, имеют место быть.

Чем конкретно обеспокоены в российской столице и каким образом данная тревожность отразится на её отношениях с «новой Арменией»? Сама подобная терминология, плотно вводимая в оборот нынешним руководством республики, многих настораживает, говорит наш источник в Москве. Собеседник EADailyявляется независимым аналитиком, к оценкам которого прислушиваются российские официальные лица, принимающие политические решения. По понятным причинам, он согласился представить своё видение вопроса на условиях анонимности.

Разговоры о «новой Армении» — прямое свидетельство отказа от наследства «старой Армении». Опять-таки, большей частью это относится к проблемам внутреннего плана. Но Пашинян и некоторые представители его ближайшего круга всё равно рассматриваются Москвой в качестве «тёмных лошадок». В особенности данное восприятие относимо к людям вокруг Пашиняна, в столь короткое время перешедших от «революционной общественной деятельности к высоким государственным постам», отмечает аналитик.

Непосредственно к Пашиняну в плане его возможных сдвигов в сторону от России по направлению к западным центрам влияния особых опасений нет. Две встречи с Владимиром Путиным (14 мая в Сочи и 13 июня в Москве — EADaily) оказали достаточно позитивное влияние, помимо прочего, сняв первые тревоги по поводу «глубокой прозападности» нового армянского лидера. В то же время окружение армянского премьера, являющегося главой государства в парламентской республике, ставит много вопросов, которые, в свою очередь, заставляют Москву находиться в постоянном тонусе.

«Пашинян не столь предсказуемая персоналия на вершине власти в Армении, каким был Саргсян. Но контакты с ним показали, что он искренен в своём стремлении продолжить доверительный политический диалог, военный союз и плотное экономическое сотрудничество с Россией. Степень предсказуемости лидера „новой Армении“, по сравнению с прежним главой страны, снизилась в целом незначительно, и она продолжает уравновешиваться факторами объективного свойства. У любой Армении, назовите её „новой“ или „старой“, на сегодня и на обозримую перспективу не просматривается каких-либо серьёзных геополитических альтернатив стратегическому диалогу с Россией. И всё же Пашинян, а тем более люди в его окружении, олицетворяют собой, пожалуй, иную политическую формацию, работа с которой предполагает внесение неких изменений в сложившиеся линии коммуникации, пересмотр их эффективности. А такая ревизия рабочего механизма отношений с некогда абсолютно понятной Арменией не воодушевляет российское руководство», — говорит эксперт.

Есть, к примеру, вопросы, которые на первый взгляд могут показаться лишь риторическими, но они оттеняют настороженность Москвы. Если бы Пашинян и его команда были у власти в 2010 году, пошла бы «новая Армения» на подписание соглашения с Россией о продлении пребывания 102-й базы под Гюмри на тех условиях? Или такой вопрос, учитывая известный прежний настрой Пашиняна против членства Армении в Евразийском экономическом союзе: удалось бы вовлечь «молодых революционеров» и их лидера в евразийскую интеграционную орбиту в столь сжатые сроки, как это было осуществлено в начале осени 2013 года? Ни в том, ни в другом, прежде всего, по части ЕАЭС, уверенности у Москвы нет. Как и серьёзных гарантий того, что с какого-то момента Пашинян не начнёт демонстрировать знаки иного порядка, далёкие от нынешних заверений в дружбе, союзе и оставлении в силе всех предыдущих стратегических договорённостей.

Имеются подозрения, что Пашинян добивается расположения России перед ожидающими республику досрочными парламентскими выборами. После них, по факту ещё большего укрепления собственных внутриполитических позиций, он может предстать уже в несколько ином качестве, с соответствующим разворотом своей внешнеполитической активности с российского на западное направление. Сейчас и на предстоящей предвыборной дистанции лидер «новой Армении» позволить себе этого не может. Отсюда, обращает внимание наш собеседник, достаточно нерешительная позиция Еревана, например в вопросе участия или неучастия Пашиняна в саммите НАТО 11−12 июля. Из штаб-квартиры Североатлантического альянса уже несколько дней, как дали понять о принятом армянским премьером приглашении посетить Брюссель и стать участником расширенного формата саммита (члены и партнёры евроатлантического блока). Однако армянские власти решили до последнего затянуть внесение окончательной определённости в данный вопрос.

В Ереване это вызвало активную дискуссию, причём некоторые наблюдатели стали связывать в единый контекст сразу несколько последних событий, придавая им вид неких «сигналов с российской стороны». Это известный визит группы экспертов и депутатов РФ в Азербайджан с посещением тамошних территорий, «освобождённых от армянской оккупации», это продолжающийся затор из многокилометровой очереди армянских фур к КПП «Верхний Ларс» на российско-грузинской границе. Припоминают и неданий визит в Баку председателя Госдумы Вячеслава Володина, заявления того о «правильной и конструктивной позиции» Азербайджана в карабахском конфликте. Насколько обоснованы подобные параллели, российский аналитик ответил таким образом: «Многое здесь выдуманно, но это вовсе не отменяет общий фон настороженности Москвы к „постреволюционной“ Армении».

Причиной «натовских колебаний» армянского премьера называется отнюдь не российский фактор. По словам самого Пашиняна, его поездка в Брюссель на саммит НАТО зависит от формулировок его итоговой декларации в части урегулирования карабахского конфликта. «Если в окончательном тексте декларации будут неприемлемые для Армении формулировки*, в частности, по урегулированию карабахского конфликта, я не приму участие в этом саммите», — ранее предупредил он.
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2018/07/08/rossiyskiy-vzglyad-na-armyanskuyu-vesnu-soyuz-nerushim-voprosy-pribavilis
09.07.2018


Источник: https://eadaily.com/ru/news/2018/07/08/rossiyskiy-vzglyad-na-armyanskuyu-vesnu-soyuz-nerushim-voprosy-pribavilis




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта