Россия — Белоруссия: интеграция снова переносится (Сопредельные государства бывшего СССР: Белоруссия) (16.07.2019)

Дальнейшая интеграция Белоруссии и России является одним из самых злободневных на повестке дня взаимоотношений двух государств. За последний год данная тема фактически стала стержневой в процессе обсуждения любых вопросов двустороннего сотрудничества. Еще в конце 2018 года были созданы двусторонние рабочие группы под руководством министров экономики двух стран — Максима Орешкина и Дмитрия Крутого, — которые должны были разработать и представить президентам России и Белоруссии предложения по интеграции стран в рамках Союзного государства (СГ). Однако, как показывают последние события, процесс работы над данным вопросом не просто идет медленно, но и демонстрирует сохраняющуюся неспособность сторон договариваться.
 
Известно, что тема интеграции Белоруссии и России была актуализированав конце прошлого года Дмитрием Медведевым, когда между двумя странами на фоне нерешенных вопросов нефтегазового сотрудничества наметилась серьёзная напряженность. Премьер-министр России предложил тогда два сценария: базовый, в котором все остается как прежде, и продвинутый, предполагающий дальнейшую реализацию договора о Союзном государстве 1999 года. Примечательно то, что после этого в Белоруссии как государственные, так и оппозиционные политики и общественные деятели заговорили о желании России инкорпорировать республику в свой состав. Уже тогда Александр Лукашенко заявил, что не «сдаст» страну «за бочку с нефтью». И такая риторика продолжается и в настоящее время, даже несмотря на то, что официально президенты двух стран заявляют, что никакой речи о включении Белоруссии в состав РФ не велось и вестись не может, а на белорусскую независимость никто не покушается.

В последний раз в Минске подобные разговоры можно было слышать во время празднования Дня независимости страны 3 июля. Накануне Александр Лукашенко, комментируя критику поправок к закону о службе в армии, заявил, что у белорусов есть только один вариант защищать свою независимость — делать это самим, так как в ином случае придется либо просить помощи у НАТО, либо входить в состав России. «Вы хотите в состав России, чтобы она нас защитила? Нет. И я не хочу», — сказал тогда белорусский лидер. При этом стоит отметить, что такая позиция Лукашенко полностью поддерживается и его оппонентами. Белорусская оппозиция, практически полностью состоящая из русофобов, в настоящее время продолжает заявлять о том, что процесс пересмотра интеграции в рамках Союзного государства — это не что иное, как попытка России поглотить республику и решить проблему сохранения у власти Владимира Путина после 2024 года. Правда, никаких внятных объяснений, зачем Кремлю нужна настолько сложная и практически невыполнимая комбинация, местные националисты не приводят, продолжая по возможности нагнетать обстановку. При этом происходит это даже несмотря на то, что процесс обсуждения будущего Союзного государства по-прежнему идет крайне медленно, а его результатов все еще не видно.

Стоит напомнить, что созданные рабочие группы по интеграции не могли начать свою полноценную работу несколько месяцев, так как они ожидали каких-то решений от президентов двух стран. Лишь в начале весны дело сдвинулось с мертвой точки, хотя работа групп была организована более чем странно. Например, в апреле глава МИД Белоруссии Владимир Макей, отвечая на слова Медведева о том, что Москва ждет ответных действий от Минска на отправленные предложения по интеграции, в довольно раздраженной форме отметил, «что Дмитрий Анатольевич, возможно, не в курсе, что мы уже давно направили наши ответные предложения». Дальнейшие же события только подтвердили, что процесс работы будет крайне тяжелым. Так, 24 мая после встречи премьеров двух стран — Дмитрия Медведева и Сергея Румаса — было заявлено, что «мы договорились и дали поручение руководителям нашей совместной группы Орешкину и Крутому, что они возглавят работу со всеми госорганами по сближению позиций там, где мы не договариваемся, чтобы к 21 июня сводный документ, желательно с меньшим количеством разногласий, был внесен на рассмотрение главам правительств». Через несколько дней пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сообщил, что президенты двух стран поручили «правительствам проработать и сверить встречные планы действий по пути углубления интеграции в рамках Союзного государства до 21 июня». В это же время из Минска и Москвы прозвучала информация о том, что стороны практически согласовали все проблемные вопросы. По словам Румаса, прозвучавшим в конце мая, «на 70% наши позиции сходятся». В середине июня Максим Орешкин и вовсе заявил, что «подходы России и Белоруссии в вопросах интеграции сблизились на 90%».

В то же время осталось непонятно, почему при такой высокой степени «сближения позиций» стороны так и не смогли представить к 21 июня никакого общего документа. Более того, сначала спикер нижней палаты белорусского парламента Владимир Андрейченко заявил, что Александр Лукашенко и Владимир Путин получат пакет предложений по дальнейшему углублению интеграции до 25 июня. Затем оказалось, что срок и вовсе переносится на ноябрь. По словам министра экономики Белоруссии Дмитрия Крутого, произнесённым 2 июля, сегодня «заканчивается отработка мероприятий самой программы и той пояснительной записки, которая будет обозначать контуры тех дорожных карт, которые должны быть готовы примерно к 1 ноября текущего года». При этом и эта дата, по всей видимости, будет пересмотрена, так как «на уровне президентов первое предметное обсуждение» интеграционных вопросов состоится 16−18 июля в Санкт-Петербурге в рамках Форума регионов Белоруссии и России. К чему придут в Северной столице Лукашенко и Путин, учитывая тот факт, что за все встречи в течение нынешнего года они так и не смогли договориться ни по одному из стоящих на повестке дня вопросов, на сегодняшний день неясно. Однако, как считают аналитики, даже если официально и будут представлены какие-то решения, они кардинальным образом не ускорят процесс рассмотрения интеграционных вопросов. И в настоящее время есть несколько объяснений того, почему заявленная еще в конце прошлого года ревизия Союзного договора сегодня идет крайне медленно и может зайти в тупик.

С одной стороны, вполне вероятно, что Москва продолжает давить на Минск в вопросах реализации подписанных сторонами обязательств по дальнейшей интеграции, чему в белорусской столице ожесточенно противятся. При этом в Белоруссии считают необходимым решать интересующие их вопросы нефтегазового сотрудничества, а также предоставления финансовой и иной помощи без их привязки к проблеме интеграции. Это, как считают аналитики, и является главным камнем преткновения в переговорах. Кроме того, в настоящее время неизвестно, какие конкретно требования к своим белорусским коллегам предъявляют в Москве. Согласно заявлениям декабря прошлого года, Россия говорила о необходимости реализации всех основных механизмов, заложенных в Союзном договоре, вплоть до создания реально работающих наднациональных органов. Тогдашний посол России в Белоруссии Михаил Бабич отмечал, что необходимы «внятные правовые механизмы» управления экономикой, которые невозможны без административной надстройки. Речь шла о формировании «единой таможенной, налоговой, денежно-кредитной политики», без которых не будет дальнейшего успешного развития Союзного государства. Такую же позицию занимало и правительство России во главе с Дмитрием Медведевым. Однако позже стало понятно, что ни о каких наднациональных надстройках речи пока вестись не может, так как в Минске не собираются передавать рычаги управления экономикой в чьи-то руки.

О том, что борьба между Минском и Москвой по-прежнему идет, говорит ряд косвенных факторов, начиная от постоянных переносов сроков предоставления предложений по интеграции и заканчивая подтекстом официальных заявлений. Например, поздравляя Белоруссию с Днем независимости, Кремль вновь упомянул «взаимовыгодные интеграционные процессы в рамках Союзного государства и на евразийском пространстве». В ответ, как уже указывалось выше, Лукашенко заявил о том, что он не хочет в состав России, а белорусы должны сами защищать свое будущее. В этом плане неудивительно, что белорусские власти в последнее время переключились на активную работу не в рамках Союзного государства, а Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Именно на евразийской площадке Минск сегодня и пытается решить вопросы двустороннего сотрудничества, в том числе связанные с поставками своей продукции на российский рынок или нефтегазовые проблемы. Этот факт косвенно подтвердил посол Белоруссии в России Владимир Семашко, который в начале июля дал сразу несколько интервью различным СМИ, в которых высказал официальную позицию Минска по существующим между сторонами разногласиям. В частности, в интервью газете «Союзное вече» дипломат заявил, что прекратить «молочные войны» между странами можно за счет совершенствования законодательной базы и повышения статуса Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). «Если вдруг белорусский мясокомбинат обвинят, что он гонит плохую продукцию, ЕЭК должна быть неким судьей, разобраться, в чем причина, и вынести свой вердикт. А решение о закрытии должно принимать правительство той страны, где находится это производство», — заявил Семашко. Это, а также много другое только убеждает аналитиков в том, что Минск старается уйти из-под давления Москвы, используя для этого площадку ЕАЭС, что только вредит переговорам по дальнейшей интеграции двух стран.

С другой стороны, белорусское руководство считает возможным как можно дольше использовать интеграционную риторику в собственных интересах, связывая ее с вопросами защиты независимости страны. Таким образом руководство республики стремится повысить свой авторитет не только внутри страны, но и на международной арене. Неслучайно нынешняя позиция Минска уже вызывает реакцию со стороны Запада. Достаточно вспомнить недавнее поздравление белорусскому народу от США по случаю празднования Дня независимости. В заявлении госсекретаря Соединенных Штатов Майка Помпео отмечалось, что Вашингтон является «непоколебимым приверженцем независимости, суверенитета и территориальной целостности Белоруссии». И если в случае с Украиной подобные слова еще имеют реальный смысл, то в отношении Белоруссии они выглядят более чем странно, если не рассматривать их в качестве своеобразного посыла США белорусскому руководству.

Есть, конечно, и еще одна причина, по которой Белоруссия и Россия все еще не могут решить вопросы о дальнейшей интеграции — отсутствие четкого представления о конкретных целях развития СГ у обеих сторон. По мнению многих аналитиков, ни в Москве, ни в Минске сегодня не могут точно сказать, зачем двум странам нужно Союзное государство, особенно в условиях существования ЕАЭС. Несмотря на ряд положительных моментов для простых граждан, СГ за годы своего существования практически не решило ни одного из глобальных вопросов двустороннего сотрудничества. При этом и отказаться от него ни в Москве, ни Минске не могут, так как это может спровоцировать более серьезные последствия на всем евразийском пространстве, начиная от повышения авторитета прозападной оппозиции и заканчивая проблемами в ЕАЭС.

Исходя из вышесказанного, стоит отметить, что процесс согласования дальнейшей интеграции Белоруссии и России вряд ли закончится к 1 ноября 2019 года. У Белоруссии и России к настоящему моменту так и не появилось четкое понимание того, что из себя должно представлять Союзное государство и какие выгоды оно принесет обеим сторонам. Поэтому и ожидать, что на форуме регионов в Санкт-Петербурге Александром Лукашенко и Владимиром Путиным будут сделаны какие-либо серьезные заявления, после которых сторонам удастся согласовать все свои позиции к ноябрю, не стоит.

Источник
16.07.2019







Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта