София Сачивко: Россия идет ко дну: Почему экологические катастрофы стали неизбежными (Россия: стихийные бедствия) (06.07.2019)

Иркутская область приходит в себя после катастрофического наводнения, уровень воды на большинстве рек постепенно понижается.
«За прошедшие сутки отмечалось прохождение дождевого паводка на реке Иркут высотой 190 — 310 сантиметров, на реке Китой — повышение уровня воды на 25 — 70 сантиметров. Понижение уровня воды наблюдалось на реке Ие в районе города Тулуна на 50 — 60 сантиметров, на остальных реках области — на 5 — 20 см», — сообщаетМЧС Иркутской области.

В то же время синоптики предупреждают, что при прохождении ливневых дождей в верховьях и на малых реках западных, центральных и южных районов возможно повышение уровня воды на 50 — 100 сантиметров. А дожди в ближайшее время в западных районах области ожидаются сильные. В МЧС продолжают мониторинг уровней воды в реках и призывают население при получении информации о возможном подтоплении быть готовыми к эвакуации.

Тем временем, депутаты Государственной думы намерены лично посмотреть на другую катастрофу — обмелевшую Волгу. Комитет по экологии и природопользованию планирует провести в одном из приволжских регионов выездное заседание.

«Пока наблюдается рекордное обмеление Волги. В нескольких регионах в этом году ситуация буквально катастрофическая», — сообщил «Парламентской газете» глава комитета Владимир Бурматов.

Река не только обмелела, но и загрязнена настолько, что некоторые виды рыб попросту вымерли, а естественные нерестилища осетра потеряны на 80%, а белуги — на 92%. Правительство принимает экстренные меры по спасению экологии реки, которая фактически утратила способность самоочищаться.

Впечатление складывается такое, что все, кто «оптимизировал» метеорологические службы, урезал зарплаты спасателям и сокращал их число, сокращал и убирал лесничих, службы скорой медицинской помощи заранее был заинтересован во всех катастрофических последствиях. Да, сейчас пытаются центральные каналы по заказу власти «мочить» губернатора-коммуниста, но не партия ли власти стояла у истоков всего этого кошмара.

Об экологической катастрофе на сибирских реках пока речь не идет, но на расчистку затопленных районов, где потоком воды сносило дома, хозяйственные постройки и все, что оказывалось на пути стихии, уйдет немало времени.
 
«Более 3,5 тысячи домов, которые полностью разрушены, уничтожены или повреждены до такой степени, что невозможно их восстановить. Это ориентировочный расчет. Это то, что смыто, унесено водой, стихией. Есть еще дома, которые предстоит обследовать, но представьте себе масштаб», — цитирует пресс-служба слова вице-премьера Виталия Мутко, находящегося в регионе.

Что стало причиной мощного паводка в Иркутской области, можно ли его было предотвратить, влияет ли деятельность человека на обмеление Волги «СП» рассказал заведующий лабораторией, доктор технических наук Института водных проблем РАН Михаил Болгов.

— Весьма сильное, почти катастрофическое, гидрологическое событие — дождевой паводок в выпадения интенсивных осадков. Предотвратить такие события, конечно, нельзя, но смягчить ущерб можно. Для этого есть целая система, которая занимается борьбой с негативными проявлениями природных процессов в разных отраслях. Но в данном случае, видимо, паводок был очень сильный. После обработки всех данных, наверное, придется говорить о том, что ситуация носила, как говорят инженеры, запроектный характер. Поэтому и ущерб такой большой.

«СП»: — Почему не были учтены уроки Крымска, амурского наводнения 2013 года? Опять погибли люди.

— Я занимался всеми этими наводнениями. В Крымске был абсолютно непредсказуемый случай — исторический рекорд выпадения дождей на территории России, поэтому паводок, к сожалению, накрыл водозбор реки и вызвал катастрофическое затопление. По нашим оценкам, вероятность такого события 1 раз в 200−300 лет. Большое количество жертв, но оно связано, в том числе, и с тем, что никакие системы предупреждения не сработали.

На Амуре ситуация развивалась иначе, жертв практически не было, потому что паводок охватил огромную территорию и развивался в течение недели. Люди успели спастись, но имущество пострадало.

В Иркутской области ситуация какая-то промежуточная. В горах выпало очень большое количество осадков. Сколько — мы плохо знаем, поскольку там сеть метеостанций очень редка. Математические модели это пока не очень хорошо прогнозируют. И система прогнозирования не сработала. Было понимание, что паводок будет большой, но насколько большой, будет ли он катастрофичный предсказать сложно.

Такие события случаются раз в 30−40 лет и, конечно, методическая часть наших подходов рассчитана больше на нормальные и большие паводки. А когда паводок катастрофический, то методика не позволяет достоверно и заблаговременно предсказывать это событие.

Еще наложился очень неприятный эффект — произошло затопление городской территории. Деревянные дома просто всплыли и их унесло. Это сильно повлияло на дальнейший ход событий, поскольку эти дома забили пролеты моста, который находится практически в центре города. Это, на мой взгляд, добавило еще метра полтора-два подъема, потому что пропускная способность у моста резко уменьшилась и вода, по крайней мере, стояла дольше, чем это было бы, если бы не было моста.

Это качественное описание произошедшего, но придется еще разбираться.

«СП»: - Почему точек наблюдения в горах мало?

— Во-первых, труднодоступно. Во вторых, средств, подозреваю, у Росгидромета нет. И вообще, жизнь складывается так, что число метеостанций становится год от года все меньше и меньше. По сравнению с советскими временами мы потеряли практически 30% наблюдательной сети. Часть наблюдений просто недостаточно финансируется.

«СП»: — Эксперты говорят, что такие катастрофические явления связаны с изменением климата. Если в Сибири катастрофическое наводнение, то на Волге катастрофическая засуха.

— На Волге исключительно маловодный год, сильно осложнивший водное хозяйство. Но вопрос неоднозначный — не может изменение климата произойти внезапно: вчера не было, сегодня есть. Экстремальные катастрофические события характерны тем, что складывается, как правило, несколько факторов одновременно. Необычное движение воздушных масс, условия «подстилающей поверхности» (есть такой термин — когда дождь выпадает на влажную почву и дает большой паводок) — получается катастрофическое развитие событий. Это бывает очень редко, но чревато большим ущербом и даже человеческими жертвами.

Списывать все на изменение климата неправильно. Есть процессы, которые мы связываем с глобальным потеплением, но говорить, что сильно участились наводнения только потому, что произошло глобальное потепление, нет оснований.

«СП»: — Если говорить о Волге, то существующий каскад гидростанций и водохранилищ как-то влияет на ее обмеление на протяжении уже нескольких последних лет?

— Сам каскад на водность реки практически не влияет. За счет испарения с водной поверхности теряется около 7 кубических километров, вот, пожалуй, и весь негативный эффект. Но сток Волги примерно 260 кубических километров, поэтому 7 — не самая влиятельная часть. Но мелкий эффект, конечно, есть. Каскад просто перераспределяет сток, чтобы обеспечить население водой и экономику.

К сожалению, в этом году воды настолько мало, что ее не хватило на всех. Основной и очень большой ущерб причинён в этом году рыбному хозяйству.

«СП»: — Есть возможность предсказывать катастрофические события раньше, а не за 2−3 дня?

— Смотря какие. Если наводнение связано с состоянием снегов, то можно. А если с дождями, то их оправдываемость практически связана с возможностью прогнозирования паводочного стока, а это 2−3 дня и не более в лучшем случае, а то и меньше. В Крымске за несколько часов смогли предсказать, да и то выяснилось, что он в другом месте. Не всё может наука, к сожалению.

Источник
06.07.2019

София Сачивко





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта