Россия подошла к G20 в статусе сильнейшего игрока на планете (Саммит G20) (01.07.2019)

Саммит «Большой двадцатки» (G20), который президент России Владимир Путин в недавнем интервью британской газете Financial Times назвал ключевым международным форумом, открылся в японской Осаке. 
Президентская характеристика саммита более чем справедлива — поскольку другого формата, в котором все мировые лидеры могут беспрепятственно встретиться между собой и обсудить актуальные проблемы международных отношений, сегодня практически не осталось. И, учитывая уровень конфронтации в современном мире, встреча в Осаке является, возможно, одним из последних шансов избежать перерастания этой конфронтации в крупномасштабные военные конфликты.

Хотя Путин в том же интервью заявил, что каких-то прорывов от этой встречи не ждет, подготовительная работа к ней, проделанная им и всем российским руководством, более чем впечатляет. Государственный визит председателя КНР Си Цзиньпина в РФ, Международный экономический форум в Санкт-Петербурге, саммит ШОС в Бишкеке и СВМДА в Душанбе, президентская прямая линия, голосование по возвращению нашей страны в ПАСЕ, встреча Николая Патрушева, Джона Болтона и Биньямина Нетаньяху в Иерусалиме — это лишь видимая всем «верхушка айсберга», венчающая огромный системный массив куда более неприметных, но от того не менее важных дел.

Везет тому, кто везет. Путин не случайно приехал в Страну восходящего солнца, пожалуй, самым сильным из современных мировых лидеров, поскольку меньше всех зависит от внутренней и внешней конъюнктуры, а во многом — даже определяет ее. Российскому президенту сейчас ничего ни у кого не надо просить или требовать — он может позволить себе только предлагать и выслушивать встречные предложения.

Россия, подошедшая к саммиту G20 в статусе сильнейшего игрока, располагает самым большим свободным геополитическим потенциалом, который способна использовать там и тогда, где и когда посчитает это нужным, Сирия и Венесуэла — тому пример. Все это вовсе не значит, что у нашей страны нет вообще никаких внутренних и внешних проблем, но, по сравнению с другими участниками G20, они не носят сколько-нибудь критического или даже серьезного характера.

Конечно, номером первым в российской программе участия стоит встреча Путина и президента США Дональда Трампа, которая уже давно назрела, неоднократно анонсировалась на разных площадках, но постоянно срывалась по инициативе американской стороны. Теперь же президент США обещает, что у него будет «очень хороший разговор» с Путиным, содержание которого он разглашать не намерен. 

Учитывая, с какой яростью и упорством оппоненты Трампа продолжают разрабатывать тему «русского следа» в американских выборах, это, конечно, очень смелое заявление. Но основные темы для разговора двух лидеров более чем прозрачны: система международной безопасности (ООН, ДРСМД, СНВ-3, киберпространство), Ближний Восток (Иран и Сирия), возможно — Венесуэла и Украина. Вряд ли будут обсуждаться финансово-экономические вопросы, проблема санкций и «торговые войны».

Несмотря на множество личных встреч последнего времени, в Осаке почти наверняка состоится беседа Путина с председателем КНР Си Цзиньпином — хотя бы для того, чтобы продемонстрировать всем участникам «Большой двадцатки» нерушимость российско-китайского стратегического взаимодействия. Кроме того, нужно будет в оперативном режиме обсудить полученную за время саммита информацию — так что эта встреча, скорее всего, состоится ближе к завершению саммита G20.

Особое место должна занять встреча с «хозяином» саммита, премьер-министром Японии Синдзо Абэ. Речь пойдет, скорее всего, не о Южных Курилах, «на которых никогда не будет спущен российский флаг», а о новом позиционировании Страны восходящего солнца в международных отношениях. Послевоенная зависимость от США становится все более обременительной для официального Токио. Соглашение «Плаза» 1985 года привело к катастрофическим последствиям для японской экономики и японского общества, а восшествие на престол императора Нарухито во многом «сбрасывает» предыдущие обязательства Страны восходящего солнца перед Америкой. Синдзо Абэ на прошлогоднем Восточном экономическом форуме во Владивостоке поддержал идею «Большого кольца Северо-Восточной Азии», выдвинутую председателем КНР Си Цзиньпином. На пути к созданию этого «Большого кольца» в Осаке должны быть сделаны новые шаги.

Такой видится условная «обязательная программа» встреч президента России на саммите G20. Разумеется, присутствует и программа произвольная, где главными претендентами на встречи с Путиным выступают лидеры Индии, Турции, Южной Кореи, Саудовской Аравии, Франции и Италии.

Разумеется, основное внимание глобальных массмедиа при этом будет приковано к встрече Трампа и Си, поскольку американо-китайская «торговая война» приобрела размах, угрожающий всей мировой экономике. Накануне встречи «Большой двадцатки» ряд изданий сообщил о том, что США не будут вводить дополнительные пошлины на весь импорт из Китая, поскольку Си Цзиньпин внял-де призыву Дональда Трампа и приедет в Осаку.

Конечно, умение 45-го президента США на ровном месте создавать себе более выгодные переговорные позиции впечатляет. Проблема только в том, что реального соотношения сил это не меняет. США нужно прежде всего девальвировать доллар, чтобы избежать краха своей валюты, а Китаю — конвертировать имеющиеся у него триллионные долларовые резервы в реальные активы. Все остальное, включая технологическое лидерство, при всей своей важности сейчас отодвигается на второй план.

Наконец, в силу указанных выше обстоятельств, значительный интерес представляет встреча Трампа с Синдзо Абэ, на которой японская сторона может обозначить новый вектор своей внешней политики. 

В какой мере будет реализован весь этот гигантский потенциал саммита в Осаке, станет ясно уже сегодня-завтра.

Источник
01.07.2019







Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта