Роман Скоморохов: Россия теряет первенство в космической отрасли (06.02.2019)

О да, «мы делаем ракеты и покоряем Енисей. А также в области балета мы впереди планеты всей».

Пророческие слова, не подкопаться. Как с Енисеем, правда, не знаю, не бывал на его берегах никогда. Балет… Балет – штука не менее сложная, чем Енисей. А вот с ракетами все понятно. Ракеты мы все еще делаем.

Весь вопрос в том, как.

Слабоватая компания для сравнения. Хотя… Да даже и если натянуть сову на глобус, падение балерины при исполнении какого-нибудь элемента – это проблема и позор балерины минимум, труппы театра – максимум. Падение ракеты – это оплеуха всей стране, как ни крути. Особенно если ракета должна была вытащить на орбиту спутники других государств.

Видимо, то, с чего начиналась космическая эра человечества, а именно «семерка» великого Сергея Павловича Королева, действительно уходит в историю.

Нет, конечно, хотелось бы, чтобы она тащила наш «Роскосмос» еще пятьдесят лет, но вот увы, не смогла. Не закладывал в свое детище Королев столько жизни. Пока были те, кто понимал, как правильно строить ракеты, «семерку» модернизировали, и она «тащила» в обоих смыслах.

Даже до самых закоренелых оптимистов начало доходить, что все…

И ведь весь позор положения не в том, что Россия уступает лидерство в освоении космоса, а в том, что его тупо забирают.

Лидерство в освоении мы упустили бог знает когда. Когда перестали заниматься научными исследованиями и разработками. С самого начала 21-го века. Кстати, да, в начале двухтысячных правительство РФ еще делало какие-то попытки наставить «Роскосмос» на путь истинный, указывая, что роль мирового космического извозчика – не самая лучшая.

Однако за 19 лет нового века ничего в лучшую сторону не поменялось. Научные разработки и исследования фактически прекратились (один модуль «Наука» для МКС за двадцать лет домучить не смогли), да и зачем они?

Окупается все долго, мы лучше станем незаменимыми для всех… да, извозчиками.

Хорошо, стали, но вот беда – заказчики любят результат, а не процесс. Им как раз нужны научные исследования, а не раскиданные по приземелью атомы и молекулы дорогостоящих аппаратов. А за последние годы было угроблено непростительно много таких спутников. И наших, и иностранных.

А вместе с угробленными спутниками падал и престиж «Роскосмоса», ибо аппараты на околоземную орбиту выводят ракеты (с чем у нас стало совсем плохо), а не популистские крики Рогозина (с чем у нас полный порядок).

И вот вам результат: пока Рогозин и компания «оптимизировали» космическую отрасль, назначали на высокие должности с огромными окладами людей, даже рядом со скафандром не стоявших ни разу, все остальное шло своим чередом.

Мировой бизнес – он слабых не любит и ошибок не прощает. Нелетающие «Ангары» и «Зениты» и вечнопадающие «Протоны» очень быстро заменили американские «Falcon Heavy», китайские «Великие походы», японские Н-2В, а индийцы успешно используют GSLV Mark-III.

Ладно, Япония и Индия нам пока не конкуренты. Пока. Пока мы второй год подряд занимаем… третье место в мировом рейтинге.

Впереди Китай с 38 запусками в 2018 году, на втором месте – США, у них 31 запуск. А Россия, увы, на третьем – с 17 запусками вместо планировавшихся 30. 

То есть даже в случае, что все у нас пошло бы без аварий и катастроф, то мы все равно проиграли бы КНР и США. 

А сколько вожделенных денег упустил «Роскосмос»…

Да, 17 запусков было и в 2016 году, когда «Протоны» и «Союзы» изображали из себя что угодно, только не ракеты-носители.

Но год 2018-й стал годом дна, в которое начали не стучать – долбить отбойным молотком. Новые рубежи «Роскосмос», оптимизированный и модернизированный Рогозиным брать начал так же лихо, как и в предыдущие годы.

Я о том, что впервые за 35 лет неудачным оказался запуск ракеты «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем «Союз МС-10». 

Да, дно не пробили, космонавты остались живы. Как и в сентябре 1983 года, безупречно сработала система аварийного спасения (САС), разработанная в ОКБ-1 под руководством Сергея Павловича. Спасибо ему и его соратникам, хоть что-то да имеем для спасения престижа.

Да, благодаря Королеву и его команде нам еще есть куда падать.

Кто-то сейчас скажет, что космическая отрасль – это сложно, там не может не быть аварий и все такое. Ну да, если нельзя криворуко и без брака – сидите на пятой точке и не пускайте пузырей. Вон Судан и Нигерия не могут – и не пытаются даже. 

Соглашусь, что в таком невероятно сложном производстве, да и отрасли в целом, аварии могут случаться, и они случаются. У всех. Но почему в России это происходит в два раза чаще, чем у остальных?

Цифры… Упрямая вещь. С 2010 по 2018 годы из 211 запусков, включая «Морской старт», у нас неудачей закончились 12. За тот же период времени США запустили 116 ракет, три запуска закончились аварией. То есть у нас вдвое больше.

Стоит задуматься, почему.

На самом деле я давно знаю ответ. И не раз его озвучивал в своих статьях.

Все наши неудачи в последнее десятилетие связывают с низкой квалификацией рядовых исполнителей. Это истинная правда.

Кто-то забыл исправить строчку в инструкции по заправке разгонного блока ДМ-3 жидким кислородом, и три спутника «Глонасс М» сгорели в атмосфере. Бред? Бред.

Телекоммуникационный спутник «Экспресс АМ4», выдающийся по своим параметрам не только для России, но и для всего мира. Ошибка в написании циклограммы работы разгонного блока – и 300 000 000 долларов превратились в гарь. Бред? Бред. 

На страховые деньги заказали дубликат, «Экспресс АМ4R». И тоже угробили через два года при запуске. «Протон», третья ступень.

Хорошо, заменой должен был стать «Экспресс МД2». Но кто-то на земле небрежно протер ветошью внутренние стенки дополнительного топливного бака горючего на разгонном блоке «Бриз-М». Остатки той ветоши попали в магистраль наддува баков – и «Экспресс МД2» не добрался до своей орбиты. Бред? Полнейший.

Ну а «кувырок» в исполнении «Протона-М» стал уже классикой криворукости. Это когда датчики угловой скорости молотком наоборот забил работничек.

Кстати, другой олигофрен в спецовке таким же способом установил датчик разделения первой и второй ступеней на РН «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем «Союз МС-10». За что спасибо от космонавтов.

Этот список можно продолжать очень долго. Но вывод можно сделать только один, о котором я долблю уже третий год: ошибки, по вине которых происходят аварии и катастрофы, совершают рядовые рабочие, инженеры, программисты. Ну хорошо, в одной катастрофе у нас кладовщица, в отпуск ушедшая не вовремя, оказалась виновата.

Однако рисуется вопрос: а кто контролировал работу рядовых? Где был офицерский (так сказать) состав? Почему они недоглядели, недопоняли, недоконтролировали?

В ведомости ответ. В зарплатной.

Я понимаю, что до Рогозина никогда не дойдет, что инженер в космической отрасли не может достойно жить на месячную зарплату, которую господин Рогозин за туфельки отдает. Но Рогозину это и не надо, его волнует совсем иное. К сожалению.

А пока господин Рогозин всеми силами демонстрирует личную верность и преданность Путину (чтобы не выгнали раньше времени за непрофессионализм), инженеры, качественные и умные, будут уходить в коммерческие структуры, где зарплата повыше, а ответственность в разы меньше.

Я не один раз писал про дела наших местных космических заводов, опираясь на слова своих знакомых, работающих на КБХА и ВМЗ. Все, больше не пишу. Информаторы закончились. А что, если инженер-гидравлик очень нужен на заводе, производящем запчасти для сельхозтехники, а инженер-электротехник становится замечательным специалистом по вентиляции в торговом центре?

Получая вдвое больше.

Зато у нас, куда ни плюнь, попадаешь в «эффективного менеджера». Который стоит, как пять инженеров по зарплате. Ничего не делает, но при деле.

А если бы кто-то оказался вечером, после конца рабочего дня возле проходной того же КБХА и посмотрел на тех, кто там сейчас работает в качестве рабочих… О, у этого человека многое бы прояснилось. Там все на лицах написано.

Действительно, кто пойдет за 15-18 тысяч рублей пахать? А тот, кого либо больше никуда не возьмут по определенным причинам, либо кого устраивает такое денежное довольствие, поскольку он из близлежащего села (например, Гремячье), и у него часть проблем решает личное подсобное хозяйство. Но – уровень подготовки, сами понимаете. 

Так и это еще не все. 

А помните аварию межпланетной станции «Фобос-Грунт» в 2011 году? Можно много говорить о том, что в БВК (бортовой вычислительный комплекс) всадили «не те» микросхемы с маркировкой «Сделано в США», но по факту – кто мешал ставить свои?

Ладно, свои к тому времени уже закончились. Берем что есть, благо тогда еще давали. Сегодня и этого не будет, если что.

Но почему станция упала обратно? А микросхемы не сработали как надо. 

Между тем, как стало ясно по результатам расследования, в бортовом компьютере использовали микрочипы высочайшего качества, тут никаких претензий к американцам. Но вот нюанс: микросхемы не относились к классу Space, то есть не имели защиты от солнечной радиации.

Межведомственная комиссия отметила, что использование таких микросхем не было регламентировано никакими нормативно-техническими документами.

Проще говоря, конструкторы взяли современные микрочипы, которые вроде бы подходили по параметрам и цене, а нормативно-техническую базу документов, ранее использовавшуюся, возможно, еще применительно к транзисторам и тиристорам, оставили без изменений.

Результат: авария, которая стала следствием недостаточной конструктивной проработки, а если взять шире – низкой инженерной компетенции.

Можно припомнить историю с разгонным блоком «Фрегат», доселе никогда не дававшим сбоев (ладно, с «Галилео» лажа вышла, но ее исправили за счет двигателей спутников, пронесло). Это недавно было, ноябрь 2017-го.

Ошибка в программировании. Но если хорошо проанализировать, что говорили в то время руководитель «Роскосмоса» Игорь Комаров и его первый зам Александр Иванов, складывается полное впечатление, что руководители вообще плохо понимали, что творили их подчиненные. 

У нас в стране есть одна маленькая проблема: каждая кухарка считает, что она может управлять государством. Наличие сенаторов с шестью классами образования только подтверждает это.

А наличие Рогозина с дипломом филфака пусть и МГУ, и докторской степенью по философии у руля «Роскосмоса» — закрепление темы.

Это даже не позорно, это глупо и опасно, когда дилетанты рвутся в управление тем, в чем они совершенно ничего не смыслят. Да, там, на дороге в космос, лежат груды золота. И они манят этих дилетантов.

Образно сказано, но разве я не прав?

Разве размеры воровства и обмана при строительстве космодрома «Восточный» не подтверждает это? Следственный комитет РФ оценивает воровство в 5,4 млрд руб., Генпрокуратора РФ – в 7,5 млрд руб.

Забастовки, голодовки, прыжки и заявления (весьма популистские, как всегда, впрочем) Рогозина – и нулевой результат. Космодрома фактически нет, и нужны миллиарды и миллиарды на доведение его до ума.

То же самое и с кораблями, которые должны стартовать. 

В этом году «Роскосмос», которым теперь вместо «вредителя» Комарова рулит Рогозин, планирует выполнить 32 запуска ракет-носителей. 

На словах.

Да, опять же, на словах это почти в два раза больше, чем в 2018 году. А вот что будет на деле – увидим. Поскольку никаких, повторяю, абсолютно никаких предпосылок к такому рывку нет и быть не может. Ну кроме заявлений Рогозина. 

Ведь главное здесь не количество запусков, не красивые циферки в заявлениях. Написать и озвучить можно все что угодно, у нас с реализацией полный кошмар.

Так что главное – количество успешных запусков. 

Да, слова о том, что безопасность в космосе обеспечивается на земле, повторяли почти все предыдущие руководители этого ведомства. Повторил их и Рогозин в свое время. А почему нет?

Осталось всего ничего – от слов, громких и пустых, перейти к делам. А это сложнее.

Но пока слова остаются пустыми словами, Россия продолжает скатываться на обочину космической дороги, как машина, потерявшая внезапно ход.

А внезапно ли?
06.02.2019

Роман Скоморохов
Источник: https://topwar.ru/153541-sergej-pavlovich-jurij-alekseevich-prostite-nas.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта