С Россией сотрудничать нельзя, все переговоры вести будем с разрешения ЕС и США, — новый президент Грузии (30.11.2018)

Президентские выборы в Грузии выиграла Саломе Зурабишвили. По данным Центральной избирательной комиссии, после подсчета 100% избирательных бюллетеней она набрала 59,52% голосов.
Ее соперник на выборах Григол Вашадзе не признал результатов голосования, заявив, что «у Грузии нет президента», и потребовал проведения досрочных парламентских выборов.

Саломе Зурабишвили родилась во Франции в семье грузинских политических эмигрантов и долгие годы работала дипломатом во французском МИД.

В Грузию она приехала в 2003 году послом Франции, но уже в 2004 году стала министром иностранных дел в правительстве Михаила Саакашвили. Тогда же она получила грузинское гражданство.

Своё первое интервью после победы на выборах Саломе дала Би-би-си и рассказала, что ее главной целью на посту будет вступление Грузии в ЕС и НАТО.

Би-би-си: Впервые президент Грузии будет иметь столь ограниченные полномочия. Значит ли это, что вы будете декоративной фигурой?

Саломе Зурабишвили: С одной стороны, действительно, президент по новой конституции будет иметь меньше исполнительной власти. Но это все равно президент, напрямую избранный населением и, как вы видели, с большим преимуществом.

И этот президент выбран на шесть лет во время, когда Грузия переживает очень важный, я бы сказала, окончательный переход к демократии и европейскому пути.

Поэтому я думаю, что президент будет влиятелен в этом направлении: во-первых, используя поддержку населения, убеждая правительство в необходимости определенных изменений, а во-вторых, показывая людям пример изменений, которые должны произойти в обществе.

Мы движемся в этом направлении, у нас прошли очень демократичные выборы. Жесткая кампания, но демократичные выборы, очень мирные. И явка показывает, что у нас очень политически активное население, которое знает, чего оно хочет, которое выбрало Европу.

Би-би-си: Как президент, что именно вы можете сделать, чтобы добиться изменений?

Саломе Зурабишвили: Есть два направления, по которым президент может быть очень активным. Первое — это международная политика, это прописано в конституции.

Эти шесть лет будут очень важными для Грузии, которая движется к интеграции в Европу, в Европейский союз, в НАТО.

За это время мы должны приблизиться к этому насколько возможно или интегрироваться полностью. И я буду самым активным президентом в этом вопросе.

Я буду помнить, что именно госпожа Вике-Фрейберга (президент Латвии с 1999 по 2007 г.) привела свою страну в ЕС и НАТО. Это и моя цель.

И, конечно, сделать Грузию более заметной на карте мира во многих аспектах, главным образом в культурной плоскости. Показать миру, что представляет собой Грузия, ведь люди во многих странах этого не знают. Они видели ее где-то на карте, но на самом деле они нас не знают.

Кроме того, есть много дел внутри страны. У нас есть евроассоциация, готовится законодательство, и нам нужно менять менталитет в том же направлении.

Я выросла в Европе, я была французским дипломатом более 30 лет. Я знаю, что такое европейское общество, как нам двигаться ближе к нему, как нам объединить народ.

Мы должны выйти за рамки пост-постсоветской ментальности, которая все равно присутствовала на протяжении последних 25 лет независимости Грузии.

И мы должны двигаться к объединению населения, потому что если мы не объединимся внутри страны, мы не сможем реинтегрировать территории, оккупированные Россией. И это сейчас, возможно, самая важная и общая цель грузинского народа.


Би-би-си: Считаете ли вы, что Грузия действительно может вступить в НАТО в ближайшем будущем? Не кажется ли вам, что иногда НАТО использует Грузию, чтобы досадить России?

Саломе Зурабишвили: Нет, я не думаю, что НАТО использует Грузию. Я думаю, что возможно все, иначе я не была бы сейчас президентом Грузии. В наши дни время движется очень быстро.

Я помню прецеденты, когда люди пытались этого добиться. Я была французским дипломатом, когда мы работали над расширением Европейского союза в 2004 году, и многие думали, что это невозможно. Поэтому я думаю, что нет ничего невозможного.

Мы должны работать очень интенсивно, мы должны двигаться постепенно, объясняя грузинскому народу, что будет означать движение к Европейскому союзу для их повседневной жизни. Это то, чего они хотят. Мы должны это обеспечить.

Би-би-си: Вы несколько раз упомянули Россию. Кто для вас Владимир Путин?

Саломе Зурабишвили: Ха! Когда я вела переговоры с его министром иностранных дел о выводе российских военных баз, это был, возможно, иной Владимир Путин нежели сейчас, потому что в то время Россия согласилась вывести свои военные базы с территории Грузии.

Я не думаю, что это произошло бы сейчас, даже если у меня те же дипломатические способности. Я думаю, что сейчас, после российско-грузинской войны 2008 года, тот факт, что Россия считает независимыми по факту две оккупированные территории, блокирует любую возможность диалога с Россией.

Для чего-то подобного в будущем нам нужна точно такая же конфигурация, которая была в то время, когда я была министром иностранных дел, а именно — иметь поддержку и работать очень-очень близко с нашими европейскими и американскими партнерами.

В той конфигурации, которая есть сейчас, и с учетом агрессивного настроя России невозможно оставаться одними. Поэтому нам нужно быть ближе к нашим партнерам и иметь их рядом и за спиной.

Би-би-си: Но без переговоров с Россией невозможно разрешить конфликт.

Саломе Зурабишвили: Мы должны вести диалог в будущем, но мы не должны делать это одни, это должно быть частью общего диалога. Если это произойдет, это должно проходить под предводительством и при поддержке наших партнеров.

Во время переговоров, которые я вела с Россией, перед и после каждой сессии переговоров я консультировалась с руководством Европейского союза и американским посольством. И вторая сторона переговоров знала об этом и принимала это.

И это ясная позиция Грузии: нас нельзя одурачить, и я не буду тем президентом, который валяет дурака.

Нам нужно выстроить нашу позицию и согласовать ее с европейскими партнерами, и если они начнут двигаться к диалогу с Россией, мы должны убедиться, что Грузию не оставили в стороне, что принципы Грузии — суверенитет, территориальная целостность — это часть переговоров, и они надежно защищены.

Би-би-си: Что сложнее: быть французским дипломатом или грузинским политиком?

Саломе Зурабишвили: Намного сложнее быть грузинским политиком. Это большой вызов, эта страна все еще находится на распутье. И нам все еще нужно принять многие вещи, которые с позиции французского дипломата воспринимаются как данность.

Это очень интересно. Грузинское общество оказало мне вчера огромное доверие, и я чувствую эту ответственность, но также и эту силу.

Би-би-си: Вы дадите Михаилу Саакашвили грузинское гражданство, если он попросит об этом?

Саломе Зурабишвили: Я сомневаюсь, потому что, во-первых, сначала нужно разобраться с уголовными делами против него, и это не вопрос гражданства, это, в первую очередь, вопрос свершения правосудия.

Есть очевидная проблема с его заявлениями, с которыми он выступал вчера и сегодня, призывая полицию и военных занять чью-то сторону. Он потерял связь с этой страной. На сегодняшний день он иностранец, который призывает к дестабилизации обстановки в стране.

В чем эта страна точно не нуждается, так это в еще большей нестабильности. Голоса, которые люди вчера отдали, — это голоса за стабильность, за европейское будущее Грузии. Именно для этого я здесь.

Би-би-си: Некоторые говорят, что эти выборы — не про выбор между вами и Вашадзе, а про выбор между Иванишвили и Саакашвили. Это правда?

Саломе Зурабишвили: Это и то, и другое. Это и выбор между европейским дипломатом и советским дипломатом. И это также был выбор между прошлым — Саакашвили, чей режим был жестоким по отношению к людям, — и грузинской мечтой, во главе которой стоит Иванишвили.

Возможно, много разочарований сейчас у общества, но по крайней мере шесть лет полной стабильности — это то, что нужно стране. Потому что без этого мы не можем стать частью Европы, чего хотят больше 80% грузин.

Би-би-си: Что, по вашему мнению, будет самым тяжелым для вас как для президента и для страны в следующие шесть лет?

Саломе Зурабишвили: Самыми сложными будут первые несколько недель или месяцев, когда нам нужно объединиться после той, как я сказала, жесткой кампании. На меня лично нападали.

Очень много было фейк-ньюс. Это такой советский тип фейк-ньюс, о котором мы в Европе и в США теперь знаем. Меня даже называли агентом КГБ, что для меня было просто невероятным, но потом я неожиданно обнаружила, что есть люди, которые в это верят.

Но эти вещи мы должны оставить в прошлом, успокоиться и начать процесс объединения, чего в этой стране не происходило много лет.

Это будет непросто, потому что это значит, что мы должны обратиться и к моему оппоненту, который до сих пор не признал результаты выборов. Этот процесс будет идти медленно, но я посвящу этому всю себя.

Би-би-си: Как вы считаете, удастся ли вам сохранить свою независимость? Некоторые и сейчас в ней сомневаются.

Саломе Зурабишвили: Это забавно, потому что некоторые сомневались в этом еще тогда, когда меня не поддерживала «Грузинская мечта», правящая партия. Люди говорили: «Ее никогда не поддержат, потому что она слишком независимая, ее не поддержит правящая партия. Она слишком жесткая для них».

И неожиданно я стала слишком зависимой. Я думаю, что я была независимой на протяжении всей моей карьеры, и люди, которые знали меня во Франции, могут это подтвердить.

Я была независимой, когда Саакашвили сделал меня министром иностранных дел. И когда мои принципы перестали уважать, наши дороги разошлись. Этот тот уровень независимости, который я намерена сохранить.

Я готова к сотрудничеству, потому что я думаю, что нам нужна спокойная страна, в которой работают правительство и парламент, и мы должны найти способ взаимодействовать. Но я отстою свою независимость, если кто-то начнет подвергать сомнению мои принципы.

Би-би-си: Как вы воспринимаете тот факт, что вы — первая женщина-президент Грузии?

Саломе Зурабишвили: Отлично!

Би-би-си: Но Грузия ассоциируется обычно с образом сильного мужчины.

Саломе Зурабишвили: Нет. Это, конечно, не фейк ньюс, но это неверное представление о нашей стране. В истории и культуре Грузии было много сильных женщин. Нашу страну крестила женщина. И в самые прекрасные для Грузии времена нами руководила женщина, которую называли королем, настолько она была сильной.

Так что нет никакого противоречия в том, чтобы иметь женщину-президента. Я думаю, это имеет важное значение для Грузии и на мировой арене. В мире только десять женщин-президентов, и Грузия одна из них.

Я думаю, это мощный сигнал как для внешнего мира, так и для женщин в Грузии. И я думаю, что извлеку много полезного из той солидарности, которая существует среди женщин-лидеров стран.

Би-би-си: Не думаете ли вы, что народ немного устал от обещаний, которые звучат со стороны Запада? Грузия заявила о желании вступить в НАТО более 15 лет назад. Звучало много обещаний, но реально сделано было немного.

Саломе Зурабишвили: На самом деле нет. Грузия получила, в первую очередь, хоть и не от НАТО, соглашение об ассоциации. И мы видим конкретные последствия этого в повседневной жизни. И они также знают, что, хотя мы не состоим в НАТО, нет альтернативы тому уровню безопасности, который может обеспечить НАТО.

И то, что мы сегодня видим на Украине, только подталкивает население Грузии к мысли, что нам нужно больше НАТО, а не меньше. Так что я не думаю, что граждане Грузии принадлежат к тем европейцам, которые разочарованы Европой. Напротив, они очень надеются, что могут стать ближе к Европе. И я думаю, что их голоса за меня подтверждают это.

Би-би-си: Как вы планируете сохранять баланс в отношениях с Европой и Россией? Ведь Россия ваш сосед.

Саломе Зурабишвили: Это не баланс. Я знаю, что обо мне ошибочно говорили, что я хочу балансировать… это тоже фейк ньюс, потому что я никогда не говорила о взаимодействии с Россией.

Я не думаю, что пока Россия ведет себя так на линии оккупации, где каждый день похищают людей, и пока эта линия, эта постоянная угроза, движется вглубь нашей территории, все ближе к Тбилиси, а также с учетом того, как Россия сейчас ведет себя в отношении Украины, не думаю, что сегодня мы можем перейти к сотрудничеству.

Не думаю, что здесь есть баланс. Мы — Запад, мы — Европа, мы проевропейские. Если Запад, Европа или наши американские партнеры начнут в какой-то форме диалог с Россией, мы тоже будем рядом, будем следить за ним, чтобы наши принципы, наши суверенитет и территориальная целостность уважались.

30.11.2018


Источник: http://rusvesna.su/news/1543556199




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта