Санкции притворного характера (11.11.2018)

Еженедельник «2000» провел конференцию на тему «Россия ставит на санкции — чем ответить Украине? Может ли бизнес-дипломатия стать альтернативой бизнесу на конфронтации?» За «круглым столом» собрались авторитетные ученые, промышленники, эксперты, политические деятели и журналисты. Участники оценили причины и последствия эскалации украино-российского экономического противостояния. А также наметили возможные пути преодоления противоречий.
Актуальность темы связана с введением ограничений на экономическую деятельность на территории России для ряда украинских физических и юридических лиц. Напомним, 1 ноября премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал постановление о санкциях против Украины. В список вошли 322 человека и 68 компаний. Но, как пишет колумнист украинского еженедельника «2000» Виталий Крылов, проблемы в стратегических отраслях украинцы создали себе сами.

В постановлении Медведева сказано, что введение специальных экономических мер предполагает замораживание денежных средств, ценных бумаг и имущества на территории РФ и запрет на вывод капитала из России на Украину.

Санкции пока никак не затронули стратегические отрасли отечественного народнохозяйственного комплекса. Но предупреждение артикулировано предельно четко, и в случае углубления конфликта возможность нанести ощутимый ущерб украинской экономике существует.

Представляем краткий обзор некоторых тезисов, прозвучавших в выступлениях участников конференции.

Когда погаснет свет

В 2013 г. товарооборот Украины и России составлял около $ 38,3 млрд. Сегодня о таких суммах говорить уже не приходится. Тем не менее, РФ и сейчас является крупнейшим, после Евросоюза, торговым партнером нашего государства.

По данным Госстата, объем внешней торговли между странами в прошлом году составил более $ 11 млрд. (на 27,4% больше, чем в 2016 г.). На экспорт украинцы поставили продукции на сумму почти $ 3 млрд. (+ 9,6%), а импортировали товаров из РФ более чем на $ 7 млрд. (+39,9%).

Согласно информации Федеральной таможенной службы РФ, за первый квартал 2018 г. объем товарооборота с Украиной составил $ 3,37 млрд., показав рост на 30,5% в годовом выражении. Так, за этот период Россия поставила в нашу страну товаров на сумму $ 2,095 млрд. (+30,7%), а закупила у украинцев — на $ 1,28 млрд. (+30,1%).

То есть, в этом году динамика товарооборота между странами продолжала увеличиваться. Насколько нынешние российские санкции будут препятствовать двусторонней торговле? Значит ли, что до конца года рост товарооборота значительно замедлится?

«Не все трактовки российских санкций в СМИ соответствуют действительности, — отмечает экс-министр экономики Украины Виктор Суслов, — поэтому я хочу кратко напомнить постановление правительства РФ № 1300 от 1 ноября 2018 г. В документе всего четыре пункта: блокирование и замораживание безналичных средств, блокирование бездокументарных ценных бумаг, запрет на вывод капитала за пределы РФ, блокирование имущества подсанкционных лиц.

То есть, документ вообще не содержит пунктов, касающихся ограничений торговли. Отсутствует как запрет на экспорт украинской продукции, так и вето на расчеты за поставленные товары. А все медиа только и трубят о том, что Украина теряет рынки. Но в постановлении правительства РФ речь идет совсем об ином".

По мнению Виктора Ивановича, цель данного решения содержится в самом документе, где говорится о готовности РФ отменить эти санкции в случае упразднения нашей страной соответствующих ограничений против российских компаний и граждан.

«Обратите внимание, — акцентирует Суслов, — Украина поэтапно ежегодно расширяет антироссийский санкционный список. И если РФ ввела экономические ограничения для 322 физлиц и 68 юрлиц, то наша страна — для 1748 российских граждан и 756 компаний. Поэтому когда возникает вопрос, чем ответить нашей стране на российские санкции, то я говорю, что украинское правительство уже давно ответило. Вводя такие слабые чисто демонстрационные санкции, Россия не планировала нанести какой-то ощутимый удар по экономике нашей страны. Это сугубо политическое решение».

Бывший министр экономики Украины подчеркивает, что при желании можно было ввести против нашей страны гораздо более жесткие ограничения. Например, прямой запрет на поставки продукции подсанкционных предприятий, заблокировать расчеты в пользу банков Украины, разъединить российскую и украинскую энергосистемы (что вызвало бы дестабилизацию отечественного энергоснабжения), ограничить поставки украинским АЭС ядерного топлива и приемку ядерных отходов, прекратить поставки нефтепродуктов, автомобильного газа и энергетического угля. В конце концов, можно было ввести санкции против украинцев, находящихся на заработках в России. И это было бы ощутимее. Но ничего подобного не произошло.

Отметим, что тема поставок ядерного топлива и захоронения радиоактивных отходов касается не одних Украины и России. Ведь безопасность отечественных АЭС напрямую влияет на благополучие всего европейского региона.

«Так сложилось, — рассказывает экс-председатель Госкомитета Украины по использованию ядерной энергии Михаил Уманец, — что атомная энергетика стала фундаментом электроэнергетики нашей страны. Отечественные АЭС вырабатывают от 52% до 60% электричества. И это не заслуга атомщиков, а, к сожалению, провал теплоэнергетики (особенно с уходом Донбасса)».

При этом самым уязвимым местом являются отгрузки отработанного ядерного топлива (ОЯТ) в Россию, так как своих хранилищ у нас до сих пор нет. «Если прекратить передачу ОЯТ прямо сейчас, — подчеркивает Михаил Пантелеевич, — то через 8—10 месяцев все украинские станции будут „на нуле“. Со всеми вытекающими последствиями. Большая часть выработки электроэнергии просто исчезнет, что будет означать полный коллапс экономики».

К сожалению, подчеркивает Уманец, эти риски мы создали себе сами, причем давным-давно. Так, в 1996 г. была принята Программа развития энергетического комплекса. Этот документ предусматривал создание в нашей стране независимого ядерно-топливного цикла — от добычи урана и производства ядерного топлива до эксплуатации станций, продления сроков функционирования атомных блоков, от строительства новых замещающих мощностей до захоронения радиоактивных отходов.

Но эта программа провалена целиком и полностью. Даже при условии продления сроков эксплуатации украинских реакторов на 15 лет с 2021-го по 2025 г. необходимо остановить четыре энергоблока. Это 30% нынешней генерации электроэнергии. К тому же эти выведенные из эксплуатации блоки начнут пожирать бюджет, поскольку других источников финансирования мероприятий в виде специальных фондов так и не удосужились создать.

Следующий вопрос — замещающие блоки. Стоимость строительства только одного из них (а их нужно четыре) составляет $ 5—$ 10 млрд. Это еще полбеды. Сроки их строительства 10—15 лет. Но у государства уже не осталось времени и, очевидно, нет таких денег.

«Поэтому, будут санкции или нет, для украинской электроэнергетики уже неважно. С 2021 г. производство электроэнергии начнет сокращаться в разы — вследствие нашей же недальновидной деятельности. Нужно срочно менять систему управления атомной энергетикой. Ведь в правительстве, кроме президента НАЭК „Энергоатом“ Юрия Недашковского, нет ни одного атомщика. Разговаривать абсолютно не с кем», — заключает Михаил Уманец.

Кто заработает на санкциях?

Эксперты считают, что самой мощной из объявленных заранее санкций против Украины является ограничение транзита газа по территории Украины страны с 1 января 2020 года. А возможно, и полное прекращение транзита после достройки газопроводов «Турецкий поток» и «Северный поток-2».

Примечательно, прозвучало на конференции, что эти санкции фактически вводятся совместно с Евросоюзом. Оба газопровода строят западноевропейские компании, преследуя собственные экономические интересы. И они с удовольствием отнимают у нашей страны доходы от транзита.

С этой мыслью согласен экс-председатель Верховной Рады Украины Александр Мороз. «Президент США Дональд Трамп отстаивает интересы американских корпораций по поставкам сжиженного газа в Европу. Поэтому на словах он выступает резко против строительства „Северного потока-2“. Но он бизнесмен и прекрасно понимает, что в газопровод уже вложены серьезные деньги, и есть вещи в экономике, от которых на определенном этапе отказаться уже невозможно», — подчеркнул Александр Александрович.

Украинское политическое руководство постоянно заявляет о готовности жертвовать своими экономическими выгодами ради защиты интересов ЕС и США, подчеркивали выступающие на конференции. А следует все-таки больше беспокоиться об интересах собственной страны. Бессмысленно рассуждать о том, кто больше несет потерь от санкций. Они не приведут к решению проблем Донбасса и Крыма. Но большие взаимные потери очень сложно оправдать. Тем более для нашей страны они ощутимее. Объяснять украинцам падение уровня жизни тем, что мы готовы наращивать санкции, становится все сложнее.

Так, из-за возможного сокращения транзита газа из годового валютного баланса государства исчезнут $ 2—3 млрд. Чем придется закрывать эту дыру? Западными кредитами. Но все почему-то забывают об этой стороне интересов развитых стран к нашей стране (см. справку «2000». — Авт.).

«Возможно, кому-то выгодно, чтобы не только РФ, но и Украина не конкурировала на мировых рынках? — отмечает генерал-майор, почетный сотрудник СБУ и МВД Украины, советник президента ПАО „Мотор Сич“ Иван Божков. — Считается, что на рынках Западной Европы нашу конкурентоспособную продукцию ждут с распростертыми объятиями. Но это не так».

Чтобы выйти на европейский рынок, необходимо пройти процедуру сертификации. Это удовольствие платное. Так, сертификация самого маленького двигателя производства «Мотор Сич» обойдется примерно в 15 млн евро. Но и это не все. Еще нужно заручиться гарантиями от будущего потребителя. А он в свою очередь таких гарантий без наличия сертификата не дает. Круг замыкается.

«Мотор Сич» страдает от санкций уже не первый год, — продолжает Иван Иванович. — Как известно, нам уже давно запрещено поставлять в Россию военную продукцию и товары двойного назначения. Т. е. под ограничения попал как конечный продукт — вертолетные двигатели, так и комплектующие к ним. Но более ощутимый удар мы получили в связи с запретом торговать с российскими предприятиями — авиакомпаниями и производителями вертолетов, которые ранее приобретали у нас исключительно гражданскую продукцию".

В ответ Россия также ввела ограничения на поставки комплектующих, материалов, полимеров и специальных сталей, которые производителям авиационных двигателей очень сложно замещать, так как на Украине подобная номенклатура практически не выпускается.

«Как мы решаем эти проблемы? Во-первых, ищем новых партнеров за пределами России. Во-вторых, пошли по пути создания практически с нуля в нашей стране вертолетостроительной отрасли. Мало кому известно, но „Мотор Сич“ уже серийно производит глубоко модернизированные вертолеты Ми-8МСБ и Ми-2МСБ», — поясняет Божков.

Договоренности за горизонтом

На конференции обсуждалась опасность дальнейшей эскалации и без того мощной пропагандистской кампании с обеих сторон в результате введения санкций. Ведь рост напряженности предельно усложняет процесс урегулирования конфликта между странами, рвутся не только традиционные экономические, но и культурные, гуманитарные и прочие жизненно важные практически для каждого украинца и россиянина связи. Что, безусловно, приведет к тяжелым последствиям для обоих народов.

Эта мысль прозвучала в выступлениях выдающегося ученого, профессора, академика НАНУ Петра Толочко, известного эксперта, директора Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаила Погребинского, авторитетных политиков — профессора, члена-корреспондента Академии искусств Украины Ларисы Скорики депутата ВРУ III и IV созывов Георгия Крючкова.

В жизни все взаимосвязано. И любое противостояние — будь-то война или даже крупный межгосударственный бизнес-конфликт — на долгие годы подрывает духовное здоровье всей нации.

«Я рассматриваю нынешний конфликт между Украиной и Россией шире, нежели противостояние двух стран, — считает Александр Мороз. — За наш счет свои проблемы решают другие геополитические игроки. А украинские власти просто подыгрывают им. В 2014 г. были подписаны соглашения об остановке эскалации конфликта на Донбассе. Но по команде извне Киев фактически возобновил боевые действия, которые привели ко многим тысячам жертв. И сегодня все шаги наших властей лишь имитируют деятельность в интересах государства».

«Все это, конечно, хорошо ложится в канву событий последних лет, цель которых — дестабилизация ситуации в нашей стране, — добавляет Суслов. — И нужно видеть перспективу нагнетания противоречий между Украиной и Россией. Последний пример — выход США из договора об РСМД. Когда советские войска стояли в ГДР, Польше, Венгрии и Чехословакии, эти ракеты размещались в Западной Европе. Теперь, очевидно, их поставят уже в Прибалтике и на Украине».

Он полагает, что корень всех проблем заключается в стратегических ошибках украинского руководства, начиная с 2010 г., поскольку бывший президент Виктор Янукович сделал ставку на недальновидное педалирование вопросов евроинтеграции и вступления Украины в НАТО.

«Думаю, что сегодня или даже в ближайшее время договориться будет невозможно, — скептически настроен директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. — Мировой опыт решения подобных конфликтов показывает, что развязка, как правило, наступала за счет побежденной стороны. Либо для одной из сторон наступала крайняя критическая необходимость договариваться. Но применительно к Украине и России об этом можно говорить только в очень отдаленном будущем».

От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.
11.11.2018


Источник: https://svpressa.ru/blogs/article/215724/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта