Александр Дугин: Школьники — новый политический класс (02.02.2019)

В последние годы на некоторые протестные акции стали выходить школьники, дети с наивными лицами, которые ранее не интересовались политикой. Школьники становятся политическим субъектом.
Сам вектор нашего общества все более и более смещается в сферу инфантилизма. Даже в экономике: еще лет 30 назад экономисты заметили существенный рост в секторе игрушек и предметов для детей. Детская индустрия превращается в огромный сектор потребления — дети становятся экономическим фактором, и хотя они тратят деньги родителей, они становятся все более требовательными: хочу то, хочу другое. Таким образом, требование и спрос со стороны детей на разного рода товары становятся сегментом экономики.
В соцсетях заметно, что тон в них задают не люди за 70, которые занимаются политикой, и даже не за 50, которые занимаются экономикой и управлением, а люди младше 20-ти (после 20 уже начинается интернетовская старость). Настоящим интернет-героем должен быть человек до 20.

Уже сейчас ребенок 5 лет быстрее находит информацию в интернете, чем любой взрослый. Сегмент компетенции смещается в сторону младшего возраста. Школьники представляют собой интернет-взрослых, а интернет-дети это младшие классы или средние, максимум. Они уже вполне зрелые люди, которые способны извлекать знания из Википедии, и осадить учителя, прочитав изложение «Войны и мир» в 7 минутах.

Школьники, вооруженные соцсетями и слабым искусственным интеллектом, становятся авангардом общества, соответственно, участвуют  в политике и делают свои интернет-выводы. Но и в реальной политике люди делают свои выводы — в случае школьников это просто более прямолинейно. Родители такие же объекты сетевой обработки и внушения, они ведутся на рекламу и пиар-технологии. Родители — это грубые школьники с т.з. интернет-политики. Государство ничего этого понять не может, соответственно, школьники предоставлены сами себе и сами ищут стратегии в интернет-политике.

Новым политическим классом они становятся не просто поддаваясь на чьи-то провокации — речь идет о различении средств. Для старшего поколения работают одни модели, для младшего другие. Этот процесс меняет формы — и школьники становятся даже более критически мыслящими.

Одновременно культура мемов, обрывочных деталей действительно действенна. Если поместить в интернете фото двух котов («кот здорового человека»), которые идут по снегу, они собирают огромное количество лайков. Если опубликовать геополитику или философию Хайдеггера — существенно меньше. Но важно, что говорю я и котами, и Хайдеггером одно и то же — просто одно я говорю на языке школьников, другое — на языке пенсионеров.

Школьники живут в стихии новых смыслов и нового языка, на котором можно сказать что угодно — и конструктивное, и деструктивное. Интересно, что в феномене Трампа огромную роль сыграли именно мемы — Альт Райт с Лягушонком Пепе, которые по сути создали интернет-миф и связали его с Трампом. Им противостояли другие мемы — розовые шапки и пр. Но когда мемы применили консерваторы, это наконец обрело эффект.

Школьники — это политический класс Постмодерна, и мы все так или иначе все более становимся школьниками, используем это в пиар-компаниях. Вместо того, чтобы школьников отдавать объектно-ориентированным онтологам или старому Соросу (который старый, и уже «неликвид», с ним не сделаешь мемы), лучше послушать их и понять.

Если школьники выходят на протесты, взрослые уже не понимают, зачем они это делают. Просто дело в том, что школьники недовольны иным, чем мы. Если они выходят на протесты, это не значит, что они убежденные либералы. Они имеют критическое отношение ко всему. Школьники — это признак богатства нации. Так давайте говорить с ними их языком, принять их как факт, а не просто перевоспитывать. Наше общество в нынешнем состоянии никого воспитать не в состоянии (пониженный ментальный уровень, провал политики и пр).

Я хотел бы обратить внимание на то, что школьники как пол класс это интересное, многомерное, неоднозначное явление, оно будет развиваться. Давайте примем их как факт и будем взаимодействовать с ними, создадим перевод их мемоцентричного языка. Это не враги и идиоты — если мы сторонимся их, они будут с врагами, с теми, кто стремится их понимать. Обратите внимание, что Навальный — старый и глупый, он ничего не знает, и когда он пытается изображать из себя молодого глупым поведением, он попадает в мемы. Он не становится от этого моложе — школьники идут за ним потому, что никого веселее нет, и не за кем идти.

Нам нужен не альтернативный Навальный, а наш мем, наш лягушонок Пепе. Давайте обратим внимание на школьников и послушаем их — чтобы мы не отставали и не зацикливались в древних мифах, борясь с тенями, которых больше не существует.
02.02.2019

Дугин Александр
Философ, политолог, социолог. Профессор, лидер Международного Евразийского движения





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта