Борис Джерелиевский: Шведы ищут новую Полтаву (26.09.2018)

Наше время ознаменовалось невероятным регрессом или архаизацией мирового сознания. Из небытия встают и обретают реальность, казалось бы, навсегда ушедшие образы средневековья, актуализируются обиды и счеты пятивековой давности, просыпается давно позабытая вражда.

Звучат лозунги Клермонтского собора, папа римский на прибалтийских землях вновь говорит о «миссии на Востоке», потомки франков, пришедшие с оружием в руках на Ближний Восток, украшают свои плечи крестами тамплиеров, а в Европе вновь звучат призывы к «дранг нах Остен», и начинается религиозная война.
Даже в «нейтральной» Швеции, измученной мигрантами и «гендерными экспериментами», начинает звучать воинственная риторика времен Карла XII. Здесь вновь собираются «сдерживать Россию» и защищать «Скандинавию и страны ЕС» от «агрессивных посягательств с Востока».
 
Шведы ищут новую Полтаву

Авторитетное шведское издание Svenska Dagbladet разместило выступление военного министра Швеции Петера Хультквиста, который заявляет, что наша страна «просто вынуждает» Швецию сближаться с НАТО.

В этом материале, перевод которого размещен на «ИноСМИ», министр пытается обосновать участие якобы нейтральной Швеции в североатлантической игре мышцами у северо-западных границ России.
 

Хультквист сообщил, что в октябре и ноябре ВС Швеции примут участие в масштабных военных учениях НАТО «Единый трезубец», основная часть которых пройдет в основном в Норвегии. В них будут задействовано около 40 тысяч штыков, 10 тысяч транспортных средств, 130 самолетов и 70 кораблей. 

Легенда учений предполагает вооруженный конфликт на «соседних с территориях», в результате которого под угрозой оказываются северные области Норвегии. Швеция участвует с 2,5 тысячами солдат, восемью истребителями «Грипен» и двумя военными кораблями.
 

То, что предполагаемые учения направлены против нашей страны, это очевидно. И шведский министр пытается объяснить общественности своей страны, ради чего тратится значительная часть национального бюджета и ставится под вопрос нейтралитет страны.

Прямо скажем, получается у него это не очень. «Российская агрессия против Грузии в 2008 году, аннексия Крыма в 2014 году и продолжающийся конфликт на Украине — реальность, которая подрывает европейскую систему безопасности», — пишет Хультквист. Даже оставив в стороне лживую и некорректную интерпретацию этих событий, допущенную военным министром, отметим, что они никоим образом не могли угрожать нейтральной стране, находящейся на другом конце континента.

И нейтральный статус как бы не предполагает участие страны в европейской или североатлантической «системах безопасности».
 

Но Хультквист трактует это совсем иначе, полагая, что его страна вполне может позволить себе «подтверждение солидарности: Швеция не останется в стороне в случае, если другая страна ЕС или скандинавская страна окажется жертвой катастрофы или враждебной атаки. Швеция участвует в маневрах в рамках партнерства с НАТО, и это важная часть стратегического плана страны по углублению сотрудничества с другими странами и организациями в нашем регионе».
 

Примечательно, что он заявляет о том, что наращивание военных усилий стран НАТО и «сочувствующих», и их масштабные учения, направленные против России, способствуют повышению стабильности в Европе. В то время как укрепление обороноспособности нашей страны и проводимые ею учения (министр упомянул «Восток-2018», прошедшие на Дальнем Востоке), являются угрозой европейской безопасности.

Причинно-следственные связи между двумя событиями он наотрез отказывается видеть.

Интересно и то, что, он с потрясающей «наивностью» утверждает: «Наше участие осуществляется в рамках политики неприсоединения к каким-либо военным альянсам».
 

Кстати, совсем недавно в Стокгольме всерьез обсуждали возможность отказа от нейтрального статуса и вступление в НАТО. Однако после того как Трамп начал кампанию, по выбиванию дополнительных средств из союзников по североатлантическому блоку, шведский энтузиазм значительно сократился. И в конце концов было принято решение остаться нейтралами, ограничившись двусторонними договорами о военно-техническом сотрудничестве со странами НАТО. Такой путь Стокгольм счел более бюджетным. Но, как мы видим, не только активно участвует в мероприятиях НАТО, но и еще заявляет о своей готовности защищать скандинавские и европейские государства.

То есть единственным препятствием для вступления Швеции в НАТО является только нежелание Стокгольма увеличивать и без того немалый военный бюджет, а нейтралитет страны уже давно превратился в фикцию. 

В свою бытность кандидатом в президенты России Павел Грудинин любил порассуждать о причинах процветания Швеции, ставя в пример России их подход. По его мнению, причиной являлся отказ от обременительных военных затрат. Однако директор и владелец совхоза имени Ленина ошибался, и военные траты королевства всегда были значительны. Швеция имела и имеет значительную для небольшой, да еще и нейтральной страны, современную, хорошо вооруженную и подготовленную армию. Шведы производят современное, в том числе и высокотехнологичное оружие, и занимают свой сегмент на мировом рынке вооружений. Шведские военные активно и охотно участвовали в различных международных миссиях, нарабатывая боевой опыт.
 

Специалисты по этой скандинавской стране указывают, что спекуляции на тему мнимых угроз интенсивно использовались шведскими деятелями во внутриполитической борьбе на протяжении всего ХХ столетия.

Но это явно недостаточное объяснение для столь масштабной милитаризации страны и ее участие в агрессивных экзерцициях, фактически отменяющих нейтралитет и превращающих ее в законную цель.

Военный министр и не скрывает, что и все шведские военные приготовления и предстоящие учения «Единый трезубец» направлены против нашей страны. В Швеции сегодня часто говорят о том, что Россия – их «исторический враг». Действительно, история знает 18 русско-шведских войн, продолжавшихся в течение шести столетий, с XIII по XIX века.

Однако они служат неважным подтверждением «российской угрозы», поскольку практически все они были начаты шведами и проходили на русских землях или на территории русских вассалов. То есть в абсолютном большинстве случаев агрессорами выступали именно шведы.
 

И только последняя русско-шведская война 1809 года (вскоре после которой и был провозглашен нейтралитет Швеции) показала, что Россия стала настолько сильна, что у шведов нет никаких шансов ее победить.

За двести лет в России и думать забыли о существовании такого «исторического врага», и Швеция у большинства россиян ассоциируется с «Икеей», героями Астрид Линдгред (прославленными «Союзмультфильмом»), СААБом, шведским столом и разными девиациями вроде «шведской семьи».

А вот, как мы видим, шведская вражда к нам никуда не делась. Как и мечты о реванше, хотя бы и в союзе с более сильными странами. Причем мечты эти периодически реализуются в конкретных шагах, нисколько не ограничиваемых «нейтралитетом». 
 

Так, во время советско-финской «зимней войны», когда возникла вполне отчетливая перспектива вступления в нее на стороне финнов Англии и Франции, Стокгольм отправил на помощь Маннергейму 12-тысячный корпус «добровольческий» корпус» из военнослужащих шведской армии.

При этом Швеция утверждала, что не является стороной конфликта и продолжает соблюдать нейтралитет, хотя шведские «добровольцы» даже не считали нужным переодеваться в финскую униформу, оставаясь в своем национальном обмундировании. Швеция также предоставила Финляндии значительные денежные кредиты, и переправляла значительные партии оружия.
 

Однако надежды Стокгольма не оправдались: англичане и французы не вмешались, а вскоре им стало и не до финнов, которые были вынуждены подписать мирный договор на советских условиях.
 

Не остались шведы в стороне и во время Великой Отечественной войны. Помимо того, что «нейтралы» обеспечивали нацистов стратегическим сырьем, накануне нападения Германии на СССР Швеция предоставила Вермахту железные дороги для перевозки и подвижной состав для переброски немецкой 163-й пехотной дивизии вместе с гаубицами, танками, зенитными орудиями и боеприпасами к ним из Норвегии в Финляндию, к советской границе. На протяжении всей войны Стокгольм предоставлял гитлеровцам возможность транзитного использования своей территории. С сентября 1940 года по август 1943 года было перевезено более двух миллионов гитлеровских солдат.

В частях Ваффен СС на Восточном фронте воевало около 12 тысяч шведских военных, многие из них участвовали в военных преступлениях.
 

Сегодня, когда объединенные силы Запада вновь готовят войну против нашей страны, Швеция никак не желает остаться в стороне и рвется принять в этой подготовке самое живое участие. 
 

Военная истерия, охватившая Швецию, конечно, имеет некоторое практическое значение: увеличение военных заказов, активизация национального ВПК и так далее. Однако, как показывает опыт той же Германии, экономическое взаимодействие с Россией несет куда больше выгод. Причем Швеции не нужно было бы рисковать утратой своего нейтрального статуса и превращением в законную цель для российских «Искандеров», которые, как совершенно справедливо заметил Хультквист, без труда «накрывают» территорию королевства.

Возврат ко временам Карла ХII никаких выгод Швеции не сулит: причины этого регресса лежат в области иррационального.

Особенности соблюдения «нейтралитета» во время советско-финской и Великой Отечественной войны сошли Швеции с рук. Но едва ли подобное произойдет и в третий раз.
26.09.2018

Борис Джерелиевский
Источник: https://topwar.ru/147508-shvedy-v-poiskah-novoj-poltavy.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта