Андрей Россомахин, Денис Хрусталев: Синопский бой и информационная война (01.12.2018)

1 декабря 1853 г. - день победы русской эскадры под командованием П. С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп.
Морское сражение при Синопе произошло в самом начале Крымской войны. Начавшись в октябре 1853 г. между Россией и Турцией, она вскоре переросла в вооруженное столкновение России с сильной коалицией Турции, Англии, Франции и Сардинии. Это было последнее крупное сражение парусных кораблей и первое, в котором использовались бомбические орудия (т. е. стрелявшие разрывными снарядами).

 

1 декабря – один из дней воинской славы России. Он называется «День победы русской эскадры под командованием П. С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп в 1853 году». Празднование дней воинской славы было установлено Федеральным законом (№ 32-ФЗ), принятым Государственной Думой 10 февраля 1995 года.


Всего таких дней 17. Их выбор представляет собой взгляд на славные воинские даты со стороны думских депутатов, стремившихся на руинах советской системы патриотического воспитания предложить что-то помимо праздника 23 февраля. Из этих 17 дат 6 принадлежат эпохе Великой Отечественной войны. К событиям предшествующих веков отсылают 9 дат. Это Ледовое побоище (18 апреля 1242 г.), Куликовская битва (21 сентября 1380 г.), сражение под Полтавой (10 июля 1709 г.), Бородинский бой (8 сентября 1812 г.), взятие Измаила (24 декабря 1790 г.), а также четыре морских сражения: у мыса Гангут (9 августа 1714 г.), у мыса Тендра (11 сентября 1790 г.), Чесменский бой (7 июля 1770 г.) и Синоп. Подчеркнем – только четыре морских сражения вошли в указанную летопись. Из них три события XVIII века и одно XIX-го. Ничего в XX веке. Таким образом, Синопский бой – это последняя великая победа отечественных военно-морских сил. С того дня прошло ровно 160 лет.

18 (30) ноября 1853 г. российская эскадра в составе 6 линейных кораблей, 2 фрегатов и 3 пароходов под общим командованием вице-адмирала П. С. Нахимова (1802–1855) атаковала турецкую эскадру в составе 7 фрегатов, 3 корветов, парохода и пароходо-фрегата под общим командованием вице-адмирала Осман-паши (1832–1897). Турецкие корабли занимали выгодную позицию в бухте города Синоп под прикрытием четырех береговых батарей. Тем не менее, русские корабли, располагавшие превосходящей артиллерийской мощью (720 орудий против 520), сумели полностью уничтожить противника. Турецкий флот был сожжен: погибло более 3 000 моряков, до 200 попало в плен, в том числе командующий Осман-паша. Русские потери составили 38 человек при 240 раненых. Все русские корабли остались на плаву и после небольшого ремонта смогли 22 ноября (2 декабря) покинуть Синопскую бухту.

В ходе боя подожженные турецкие суда выбрасывались на берег и становились причиной городских пожаров. Синоп – маленький город, занимающий узкую косу одноименного мыса. Жилые кварталы находились в непосредственной близости от береговых батарей и подверглись разрушению в ходе боя. Турецкие моряки бежали с горящих кораблей в горы, увлекая с собой местное население, среди которого очевидно были потери. Когда 4 декабря экстренно посланная из Константинополя подмога прибыла в Синоп, она застала дымящиеся руины и мертвые тела. Западноевропейская пресса взорвалась обвинениями русских в кровожадности; жертвы среди мирного населения в глазах журналистов немедленно стали многотысячными. И годы спустя Синопский бой в Европе именовался не иначе как «Синопская резня» (англ. Massacre of Sinope; фр. du massacre de Sinope).

27 мая 1854 г. в специальном репортаже парижский журнал L’Illustration вот так представил жилые кварталы Синопа после разгрома османского флота:

01 L_illustration 1854

Параллельно с гравюрой из парижского журнала мы даем отечественный батальный лубок, появившийся в Москве в апреле 1854 года (см. выше) – как видим, акценты на этих изображениях совершенно полярны.

Общественности во Франции и Англии дело было представлено как ничем не мотивированный акт агрессии русских против мирного малоазийского города, в бухте которого стояло несколько вооруженных судов, не представлявших никакой опасности. Парижские газеты писали, что при таком вероломстве «европейские державы» просто обязаны вмешаться, «чтобы воспрепятствовать возобновлению Синопской резни» (pour empêcher le renouvellement du massacre de Sinope). В итоге в Черное море вошла англо-французская эскадра, а правительства стали обсуждать войну с Россией. При этом на далекой периферии внимания газет остался тот факт, что русско-турецкая война длилась уже два месяца: Османская империя объявила войну России еще 4 октября 1853 г. Царские войска уже оккупировали Дунайские княжества; шли бои на Кавказе. Даже на море Синопский бой не был первым. Но именно он стал спусковым крючком для Англии и Франции, решившихся на войну, дабы защитить гибнущую Турцию от «северного монстра», а на самом деле, конечно, чтобы воспрепятствовать конкуренции на море и в восточной торговле.

В этом отношении примечательна карикатура Джона Тенниела «Абердин при исполнении», опубликованная 24 декабря 1853 года в популярнейшем лондонском журнале «Панч». На ней представлен английский премьер-министр лорд Абердин, которого беспокоит карлик Панч, указывая на дерущихся вдали русского мужика и турка. Абердин отвечает: «Я не буду вмешиваться, пока они не закричат об убийстве!..» Версия о «Синопской резне» оказалась как нельзя кстати.

 
Джон Тенниел. Абердин при исполнении. 1853. Джон Тенниел. Абердин при исполнении. 1853.


Почти одновременно конкурент «Панча» – лондонский журнал «Диоген» опубликовал карикатуру Уильяма Филипса на русского царя. Она называлась «Современное чучело», что отсылало к глубинам британской истории. Раскрытие 5 ноября 1605 г. так называемого «Порохового заговора» (Gunpowder Plot), организованного католиками с целью убийства короля Якова I, в Англии отмечают сожжением чучела – guy – по имени главного исполнителя заговора Гая Фокса (Guy Fawkes), который должен был взорвать бочки с порохом, заложенные под зданием парламента. Имя Фокса стало нарицательным, обозначая чучело, сжигаемое в годовщину заговора, а затем чучело вообще. Таким соломенным пугалом представлен Николай I, у которого в одной руке традиционный русский кнут, а другая завершается обрубком в виде части судового кнехта (к которому крепят канаты при швартовке). Шею императора стягивают листки различных ультиматумов, которые он направлял турецкому султану. Несут страшилу французский император Наполеон III и Джон Булль, сатирическая персонификация Англии. Вдали изображен ликующий турок. Вся композиция намекает на излишние военно-морские амбиции российского самодержца, которого с легкостью могут сжечь англо-французские силы – как чучело Гая Фокса на празднике в память о «Пороховом заговоре».

Отметим, кстати, что маска Гая Фокса в наши дни превратилась в интернет-мем и символ протестного движения, в частности, акции «Захвати Уолл-стрит». С 2008 года маска Гая Фокса используется группой активистов «Анонимус», став символом гражданского неповиновения репрессивному государственному аппарату (дизайн маски восходит к иллюстрациям художника Дэвида Ллойда 1982 г., и был заимствован в фильме «V — значит вендетта» 2006 года).

 
Уильям Филипс. Современное чучело. 1953. Уильям Филипс. Современное чучело. 1953.


Любопытно, что собственно сам Синопский бой так и не стал непосредственным предметом для ерничания карикатуристов. Даже в журнале «Диоген», чье название отсылает к имени греческого философа-киника из того самого города Синоп. Все же смеяться политическим оппонентам было не над чем – ведь эта победа дала русскому флоту господство в Черном море. При этом, волна публикаций о русских агрессорах свое дело сделала. В Санкт-Петербург была направлена нота с сообщением о намерении противиться любому посягательству России на целостность Османского государства и требованием немедленно вывести войска из Молдавии и Валахии. Император Николай ответил 9 февраля 1854 г. разрывом дипломатических отношений. И 27–28 марта 1854 г. Франция и Англия объявили России войну, известную впоследствии как Крымская. Эта затяжная война стала катастрофической для военно-политического престижа России, но отрезвляющей для европейской антирусской коалиции.

В общеисторическом плане можно утверждать, что отражение событий Синопского сражения в западной прессе стало едва ли не первым случаем планомерного ведения информационной войны. Пять лет назад мы были свидетелями манипуляций информационными потоками в связи с событиями в Южной Осетии. Впрочем, к подобному можно было привыкнуть за годы Холодной войны. Но именно Крымская война стала первой медийной войной. И главным поводом для развязывания войны, как и ключевым объектом пропагандистских манипуляций стал Синопский триумф российского флота.
01.12.2018

Андрей Россомахин, Денис Хрусталев
Источник: https://art1.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта