Святослав Князев: Сможет ли караван мигрантов войти в США? (21.11.2018)

В Америке вот уже третью неделю не утихает скандал, связанный с так называемым «караваном мигрантов», идущим к границам США из Гондураса, Гватемалы и Сальвадора (на фото). Жители этих стран нескончаемым потоком движутся через территорию Мексики, спасаясь от насилия и голода у себя дома. Сегодня численность этих мигрантов составляет приблизительно 7 тысяч человек.
На днях стало известно, что первые несколько сотен мигрантов из «каравана» прибыли в пограничный город Тихуана. Мексиканские власти, чтобы не допустить беспорядков, взяли «путешественников» под контроль – их рассадили по автобусам, выделили им полицейское сопровождение и передали под контроль сотрудников Национального института миграции. Мигрантам предложили места в приютах, но они отказались от «казенной» крыши над головой. Вместо этого непрошенные гости отправились в прибрежный район, из которого планируют бежать в США. Некоторые из них нарушают общественный порядок. Около двадцати мигрантов успели уже просочиться на территорию Штатов.

Понять этих людей можно. Сальвадор и Гондурас относятся к числу мировых лидеров по количеству убийств. В Сальвадоре за год убивают более 100 человек на каждые 100 тыс. населения. Таким образом, от рук бандитов ежегодно погибает около 0,1% населения государства, что является абсолютным мировым антирекордом.

Криминогенная ситуация в Гондурасе и Гватемале – ненамного лучше. Там на каждые 100 тыс. жителей в год убивают соответственно 57 и 30 человек. Что же касается ВВП (по паритету покупательной способности) на душу населения, считающегося одним из ключевых показателей уровня благосостояния в той или иной стране, то, по оценкам Всемирного банка, три латиноамериканских государства занимают по его размерам позиции со 119-й по 137-ю на планете, наряду с бедными странами Африки и Океании.

Значительное количество выходцев из Гватемалы, Гондураса и Сальвадора в свое время уже смогли бежать из родных мест, и теперь, перебиваясь случайными заработками в США, оказывают материальную помощь своим оставшимся дома близким. Их пример – заразителен. Для многих центральноамериканцев заниматься низкоквалифициованной работой в Штатах действительно лучше, чем получить пулю от гангстера на пороге родного дома или смотреть, как мучаются от голода родные. 

Ловушка для Трампа


С избранием президентом США Дональда Трампа у латиноамериканцев возникла проблема. Действующий хозяин Белого дома шел к своей должности, обещая соотечественникам решить проблему нелегальной миграции. Вскоре после вступления на пост главы государства Трамп действительно подписал «антимигрантские» указы, предусматривающие строительство стены на границе с Мексикой, массовую высылку мигрантов-правонарушителей и сокращение дотаций для административных единиц, недостаточно активно борющихся с миграционной проблемой. Весной и осенью 2018 года Трамп также принял ряд решений, направленных на пресечение переселения в Соединенные Штаты «нелегалов» из-за границы. Однако пока что эффективность всех этих мер весьма сомнительна. За год на американо-мексиканской границе задержали свыше 100 тыс. нелегальных мигрантов, а текущей осенью их численность, по информации СМИ, всего за месяц выросла на 38%.

На этом фоне появление «каравана» в аккурат перед парламентскими выборами в США выглядело более чем подозрительно. По большому счету, это стало для Трампа ловушкой.

Если бы президент никак не отреагировал на «караван», это заставило бы разочароваться в нем и махнуть рукой на выборы представителей его «ядерного» консервативного электората. А жесткая риторика должна была отпугнуть умеренную республиканскую аудиторию. Трамп решил не разочаровывать своих фанатов. Он приказал отправить на границу с Мексикой 15 тыс. военных и запустил «антимигрантскую» рекламу по ТВ. Ловушка сработала. Журналисты начали задаваться вопросами – что будут делать военнослужащие армии США на границе и станут ли они стрелять по мигрантам, если те, например, начнут бросаться камнями. Трамп намекнул на то, что военные получат право защищаться всеми доступными средствами, и сразу же пожалел об этом. Картинка расстрела безоружной толпы из автоматических карабинов вышла, мягко говоря, не очень привлекательной для широкой аудитории. Президенту пришлось оправдываться – мол, метателей камней просто арестуют. Однако и это прозвучало не очень разумно. Зачем отправлять войска, если защищать их от безоружных нелегалов придется сотрудникам пограничной охраны? Рекламу же, в которой представителей «каравана мигрантов» сравнивали с мексиканским преступником Луисом Бракамонтесом, убившим двух американских полицейских в 2014 году, и вовсе отказались транслировать несколько ведущих телеканалов США, посчитавших ролики «расистскими».

С учетом того, как некстати для республиканцев «караван мигрантов» выдвинулся в сторону Штатов, закрадывается невольное подозрение, что к его отправке могли иметь самое непосредственное отношение политические оппоненты Трампа. Однако, как гласит народная мудрость, «не пойман – не вор». К тому же, даже если нечто подобное и имело место, то это все равно не дает вашингтонской администрации никакого морального права отзываться о жителях Центральной Америки пренебрежительно или репрессировать их. Все дело – в истории. Причем, в том числе, в относительно недавней. Ведь то, что происходит сейчас в Гватемале, Гондурасе и Сальвадоре – это порождение политики Белого дома и его «друзей». 

Бизнес на крови


Для начала экскурс в историю. В 1898 году президентом Гватемалы стал Мануэль Хосе Эстрада Кабрера. Он присвоил себе диктаторские полномочия и правил страной вплоть до 1920-го, проводя репрессии против собственных сограждан. Из-за масштабной инфляции население страны при нем погрузилось в нищету. Однако президента это не смущало. Дело в том, что он в своей политике опирался на Соединенные Штаты и завел в страну знаменитую корпорацию United Fruit Company, отдав ей в пользование на крайне выгодных для нее условиях плодороднейшие земли Гватемалы. А когда в 1906 году в стране началось восстание, диктатор заручился поддержкой президента США Теодора Рузвельта, и благополучно усидел в своем кресле. Разругался с американцами президент только под конец своей карьеры, когда отказался передавать Штатам германские активы. И спустя пару лет «непотопляемый президент» был благополучно свергнут.

В 1931 году к власти в Гватемале пришел новый диктатор – генерал Хорхе Убико. Он также проводил массовые репрессии и разрешил помещикам убивать любого постороннего, которого они увидят на своем участке. Убико практически бесплатно передал в пользование United Fruit Company и некоторым другим американским компаниям новые земли. Когда в 1944 году народ не выдержал и сверг диктатора, тот эмигрировал в США, где и прожил до конца своих дней.

В 1951 году президентом Гватемалы был избран участвовавший в свержении диктатора Убико офицер – Хакобо Арбенс. Он стал проводить независимую политику и национализировал земли United Fruit Company. При этом Арбенс выплатил американцам за землю, которую они когда-то получили бесплатно, немалую компенсацию. Однако те, естественно, все равно остались недовольны. Бизнесмены заручились поддержкой двух влиятельных братьев: госсекретаря США Джона Фостера Даллеса и директора ЦРУ Аллена Даллеса. Арбенса сразу же объявили представителем «красной угрозы». В 1953 году американская разведка попыталась устроить в Гватемале государственный переворот, но ей это не удалось. Тогда против страны были введены экономические санкции, а против ее правительства – развернута кампания по дискредитации в ведущих СМИ и международных организациях. В июне 1954 года в Гватемалу вторглись американские наемники, которыми руководило ЦРУ. Территория страны подверглась бомбардировкам. Чтобы спасти мирное население от США и их подручных Арбенс был вынужден подать в отставку. Страну возглавил американский ставленник Карлос Касильо Армас, развернувший масштабные репрессии, отменивший конституцию, лишивший 70% населения избирательного права, передавший нефтяные месторождения страны под разработку компаниями из США и, конечно же, вернувший земли United Fruit Company.

В последующем, в Гватемале правили еще несколько президентов, ориентированных на Вашингтон и передавших управление национальными вооруженными силами Соединенным Штатам Америки.

При них в стране были развернуты еще более масштабные репрессии против оппозиции и геноцид индейского населения, унесший жизни, по самым скромным подсчетам, – 200-300 тыс. человек. Когда индейцев решали не уничтожать физически, проамериканские военные, чтобы унизить и запугать своих жертв, массово насиловали их детей. На месте всем этим процессом руководил Хосе Эфраин Риос Монтт, сначала начальник генерального штаба, а затем – президент Гватемалы. Президент США Рональд Рейган отзывался о нем так: «Президент Риос Монтт – человек большой личной честности и обязательства… Я знаю, что он хочет улучшить качество жизни для всех гватемальцев и укрепить социальную справедливость». Уже будучи пенсионером, Монтт был подвергнут уголовному преследованию в Гватемале и Испании. Он был приговорен к 80 годам лишения свободы. Однако под давлением ультраправых, пообещавших погрузить страну в хаос, конституционный суд отменил приговор. Когда процесс против диктатора возобновился, его стали искусственно затягивать из-за споров о вменяемости Монтта. В конце концов, он умер на 92-м году жизни, так и не ответив за свои деяния. Действующий президент Гватемалы Джимми Эрнесто Моралес Кабрера опирается на людей из окружения Монтта и проводит проамериканскую политику. В 2018 году он посетил США и провел переговоры с Дональдом Трампом, демонстрируя с ним явное согласие по всем основным политическим вопросам.

Соединенные Штаты являются основным экономическим партнером Гватемалы. На них приходится около 40% внешнеторгового оборота страны. При этом 56% населения республики находятся за чертой бедности.

«Банановая республика»


В Гондурасе уже в начале XX века основной политической и экономической силой стали американские сельскохозяйственные компании, плантации которых раскинулись вдоль восточного побережья страны. Бизнесмены из США контролировали около 80% земель, на которых росли бананы. Считается, что именно по отношению к Гондурасу впервые в реальной жизни стали применять придуманное О.Генри определение «банановая республика».

В 1924 году Соединённые Штаты пошли на военное вмешательство во внутренние дела Гондураса, чтобы установить там удобный для Вашингтона порядок. Президенты Тибурсио Кариас Андино и Хуан Мануэль Гальвес Дурон активно сотрудничали, как с официальными властями США, так и с американскими фруктовыми компаниями.

Как только власти Гондураса попытались осуществить аграрную реформу, командующий вооруженными силами Освальдо Энрике Лопес Арельяно, получивший образование в США, устроил в стране военный переворот. Когда он официально занял президентский пост, одним из его ближайших советников стал пиарщик United Fruit Company Томас МакКен.

В дальнейшем в Гондурасе власть неоднократно менялась в результате выборов и военных переворотов, но влияние Вашингтона на страну оставалось практически неизменным.

Согласно оценкам венесуэльского Telesur TV, «США сыграли ключевую роль в установлении правого правительства после государственного переворота в 2009 году при поддержке тогдашнего госсекретаря США Хиллари Клинтон и администрации Обамы». Как сообщают СМИ, к насильственной смене власти имели отношение высокопоставленные сотрудники Госдепа США Томас Шеннон и Джон Негропонте. Члены нового правительства Гондураса с целью «легализации» на международной арене при содействии Конгресса посетили Вашингтон.

В Гондурасе находится американская военная база. По данным New York Times, на территории центральноамериканской страны размещены пять эскадрилий авиации США, находятся американские военные советники и подразделения морской пехоты Соединённых Штатов. Американцы тренируют местный спецназ.

По оценкам оппозиционных политиков, Гондурас превратился в огромную военную базу США, но власти страны это нисколько не смущает.

За чертой бедности сегодня живут около 59% гондурасцев. США – основной внешнеторговый партнер республики. На Штаты приходится более 60% экспорта и около 50% импорта.

Чужое горе?


В Сальвадор американский бизнес начал активно проникать в 80-е – 90-е годы XIX века. В то же самое время Вашингтону на протяжении нескольких десятилетий не удавалось установить полный контроль над страной: к власти в Сальвадоре в первой половине XX столетия приходили и левоцентристы, и правые политики прогерманской ориентации. Его экономика достаточно долго развивалась устойчиво. Однако 1960-е – 1970-е годы на фоне роста популярности в Сальвадоре левых идей, в стране резко активизировались ориентирующиеся на США ультраправые антикоммунистические силы.

В 1980 году в Сальвадоре начался всплеск террора со стороны членов ультраправых эскадронов смерти и национальной гвардии. В марте ими был застрелен католический архиепископ Сан-Сальвадора Оскар Арнульфо Ромеро, в ноябре они убили шестерых оппозиционных политиков, в декабре – изнасиловали, а затем – расстреляли трех монахинь и женщину-адвоката.

В ответ на насилие со стороны ультраправых за оружие взялись члены  левого Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти. В январе 1981 года в Сальвадоре началось всеобщее восстание. Пользуясь поддержкой населения, повстанцы захватили сразу несколько городов и регионов страны. На их сторону начали массово переходить военные. Сотни тысяч людей выражали поддержку левым активистам, участвуя в забастовках и массовых манифестациях.

Но победивший в конце 1980 года на выборах президента США Рональд Рейган, решил играть на стороне ультраправых. Стоявший на демократических позициях посол Роберт Уайт был сразу же отозван из Сальвадора.

Соединенные Штаты начали снабжать находящуюся при власти в стране хунту оружием и направили ей на помощь своих военных советников.

Однако, учитывая отсутствие у проамериканских сил поддержки среди населения, правительству не удалось добиться никаких значимых успехов. Стоило армии и эскадронам смерти вытеснить повстанцев из одного региона, как они занимали другой. Уже в 1987 году объем помощи Вашингтона хунте превысил годовой бюджет Сальвадора. А в 1991 году президент США Джордж Буш снова принял решение о расширении поддержки официального Сан-Сальвадора. Однако и это не помогло проамериканским силам – им пришлось вступать в переговоры с оппонентами. В 1992 году началось перемирие. Стороны договорились об амнистии и земельной реформе. В 1993 году война официально окончилась. На стороне хунты и эскадронов смерти в ней принимали участие 5 тыс. военнослужащих США. Несмотря на то, что они выступали в качестве советников, несколько десятков американских военных и сотрудников ЦРУ в Сальвадоре погибли.

В 2009 году к власти в стране пришли левые силы. Однако разоренная многолетней войной экономика Сальвадора восстанавливается крайне медленно. Роль США по-прежнему очень велика. На Штаты приходится 48% экспорта и 35% импорта страны.

Влияние США на политическую и социально-экономическую ситуацию в странах, из которых к американской границе выдвинулся «караван мигрантов», просто огромно. И попытки переложить все проблемы данных республик на плечи их народов – это свидетельство либо амнезии, либо преступного цинизма вашингтонского руководства.

Благодаря низкой оплате труда местного населения и «шоколадным» условиям для ведения бизнеса американским компаниям, жители США получают на свой стол бананы и кофе по приемлемой цене, менеджеры корпораций – отличные зарплаты, а их владельцы – сверхприбыли. По большому счету, бедные республики вот уже более ста лет кормят те самые Соединённые Штаты, которые учат их демократии, время от времени бомбят, и президенты которых практически не скрывают, что считают латиноамериканцев «людьми второго сорта».

У жителей Гватемалы, Гондураса и Сальвадора, бесспорно, есть полное моральное право выставить личный счет правительству США и всему американскому обществу.

Однако является ли настрой на миграцию конструктивной позицией? И смогут ли народы центральноамериканских республик в полном составе перебраться на территорию США и потребовать себе пожизненное содержание? Это – вряд ли. Куда продуктивнее было бы взяться за голову, договориться между собой о сотрудничестве и гнать со своей территории американский бизнес и военные базы США. А затем – самим диктовать, по каким ценам американские обыватели будут получать гватемальский кофе и сальвадорские бананы. Это будет куда достойнее, чем под прицелом пограничников преодолевать заборы и разбегаться в поисках случайных заработков по американским городам. Достаточно проявить политическую волю, и все обязательно получится. 
 
21.11.2018

Святослав Князев
Источник: http://www.stoletie.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта