Александр Запольскис: Со сланцами в Америке опять не получается (21.10.2018)

Круп­ней­шие до­быт­чи­ки США за второй квар­тал 2018 года из­рас­хо­до­ва­ли на 2 млрд дол­ла­ров больше, чем добыли.

Меж­ду­на­род­ное энер­ге­ти­че­ское агент­ство тор­же­ствен­но анон­си­ро­ва­ло ны­неш­ний год как важный по­во­рот­ный  момент, на­чи­ная с ко­то­ро­го "вы­со­кие цены и опе­ра­ци­он­ная оп­ти­ми­за­ция  по­ста­вят сектор слан­це­вой нефти в США на путь к до­сти­же­нию  по­ло­жи­тель­но­го де­неж­но­го потока". В пе­ре­во­де на рус­ский это значит выход  слан­це­вой добычи на точку без­убы­точ­но­сти и начало ге­не­ра­ции ре­аль­ной  при­бы­ли.
Надо сказать, к тому было достаточно  оснований. Если в 2013-2014 годах фактическая себестоимость бочки  сланцевой нефти колебалась где-то выше 75-83 долларов, и отрасль  выглядела перспективно только благодаря рыночной цене на уровне 120, то в  первом квартале 2018 себестоимость добычи опустилась до 50 долл/барр.

Этому способствовал целый ряд  обстоятельств. Массовое банкротство добывающих компаний, особенно  запрыгнувших в поезд последними, на пике лицензионных ставок и стоимости  издержек, финансируемых за счет банковских кредитов, создало на рынке  значительный объем дешевых активов. Уже пробитые скважины и подведенная к  ним инфраструктура продавалась едва ли не треть, а местами даже за  четверть цены.

Сокращение объемов предложения позволило  лидерам уже не так опасаться потери рыночной доли и подходить к  эксплуатации скважин более рационально. Менее выгодные массово  консервировались и исключались из процесса содержания. В результате  соотношение расходов к добыче сильно улучшилось.

За пять лет специалисты сумели заметно  удешевить технологию гидроразрыва и повысить процент извлечения, что  также снизило издержки и даже заметно продлило сроки дебета скважин, а  значит и совокупные объемы добычи на один вложенный доллар.

Конечно, оставалась проблема высокой  закредитованности отрасли, но после того как средняя цена марки Brent  поднялась выше 60 долларов, а сланцевая нефть торгуется от нее со  скидкой порядка 10-11 долларов, действительно появились основания  надеяться на возрождение сланцевой отрасли в целом.

Однако исследования, проведенные Wall Street Journal,  показывают, что чуда не случилось. При всех упомянутых выше успехах все  50 крупнейших сланцевых добытчиков США по итогам второго квартала 2018  года имели стабильно отрицательный денежный поток, в сумме на 2 млрд  долларов превышающий совокупные расходы. А общие накопленные за  2010-2014 годы в отрасли убытки в 200 млрд долларов, не сократились, а  продолжают увеличиваться.

Проблем, как выяснилось, три. Первая,  самая главная, - производственные издержки оказались эластичными. Когда  спрос на воду, песок, буровое оборудование и персонал сильно падают, то и  цена предложения тоже значительно опускается. Но стоит спросу начать  расти, как все тут же опять дорожает. В том числе ввиду существенного  лага по времени на появление новых мощностей. В условиях дефицита  предложения, как и пишется в учебниках, рынок становится рынком  продавца, а он тут же старается максимизировать свою прибыль. Тогда как  аналитические модели МЭА опирались на предположение, что цены станут  реагировать с очень большим запозданием.

Далее, все внезапно уперлось в критичную  недостаточность развития транспортной инфраструктуры. В условиях кризиса  не строились не то что новые трубопроводы, но и оказались  законсервированы проекты начатых. В результате рост добычи создал  дефицит пропускной способности. Дело дошло до того, что в местах добычи  производители оказались вынуждены продавать нефть на условиях самовывоза  с существенной дополнительной скидкой, достигающей десяти и более  долларов. А попутный газ зачастую вообще просто сжигался ввиду  невозможности его куда-либо доставить.

Ну и самое интересное. Сланцевая нефть  оказалась неподходящей для большинства американских перерабатывающих  заводов. По своему химическому составу она серьезно отличается от  традиционной для США марки WTI. Что еще больше задирает скидку.

Пока отрасль держится на дешевом долларе,  но его дешевизна стараниями ФРС неуклонно убивается. По мере роста  учетной ставки обслуживание долга становится неподъемным, а банковское  давление на улучшение показателей ужесточается. Иначе возникают  бухгалтерские проблемы уже у самих кредитующих банков. Некоторое время,  эксперты говорят о примерно 16-18 месяцах, добытчики смогут продержаться  за счета расконсервации так называемых незавершенных скважин (DUC),  пробитых ранее, но по экономическим причинам не введенных в  эксплуатацию. Их реанимация стоит многократно дешевле бурения новых, а  также проведения гидроразрыва в старых.

Дальше все будет зависеть от рыночной цены  нефти и объемов ее совокупного предложения. Если она поднимется снова  "за 100", а тем более, если по каким-либо причинам сократится мировой  объем ее добычи (например, начнется обещаемый спад предложения нефти в  Иране и Саудовской Аравии), то американские сланцевики преодолеть точку  безубыточности все-таки сумеют.

Дальше получаемая операционная прибыль  придаст терпения кредиторам и возродит интерес инвесторов, которые  наверняка захотят заработать на строительстве явно дефицитной  транспортной инфраструктуры. 

В противном случае, дорожающий доллар  превратит 200 млрд накопленных долгов (точнее, уже вероятно 220-230  млрд) в неподъемное бремя, способное обрушить не только добывающую  отрасль, но и финансирующий ее сегмент американских банков.

И снова точка перегиба попадает примерно на 2020 год. Как-то слишком много их таких в нем накапливается...
21.10.2018

Запольскис Александр

Источник: https://aftershock.news/?q=node/693020




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта