Игнат Шестаков: Собачий закон: почему государство не защищает россиян от бродячих псов (Россия: Общество) (19.04.2019)

Если верить исследованию соцсетей, проведенному компанией КРОС, о страхе беспризорных собак россияне пишут чаще, чем о возможной войне с Украиной или суверенном интернете в России. «Индекс приживаемости фобии по данной теме рекордный — 2,23. СМИ «не чувствуют» эту тему, в то время как сразу в нескольких крупных регионах (Санкт-Петербург, Красноярский край, Самарская, Московская области) она обсуждалась в соцсетях очень активно», — говорится в пояснительной записке к «Национальному индексу тревожностей». Индекс приживаемости фобии — это отношение ее аудитории в соцмедиа и СМИ. Чем выше значение, тем активней фобия обсуждается. К примеру, для боязни терактов он составляет 0,33, для вреда здоровью от плохой экологии — 0,53.

При этом статистика смертей от нападения собак в России не слишком впечатляющая. По данным Росстата, с 2000 по 2010 год по всей стране от этого погиб 391 человек. Для сравнения: только в 2010году грипп унес жизни 715 россиян.

Самих нападений, естественно, гораздо больше. Кстати, в прошлом году цифра начала расти впервые с 2015 года. В первой половине 2018-го Роспотребнадзор зафиксировал 191,6 тыс. таких ЧП — на 3,8 тыс. больше, чем за тот же период год назад. Опять же для сравнения: по подсчетам МВД, люди совершали разбойные нападения на других людей 5,4 тыс. раз, грабили 38 тыс. раз.

Параллельно начала расти статистика заболевания бешенством как диких, так и домашних животных. Россельхознадзор за первые три месяца 2018 года по стране зафиксировал 940 случаев заболевания домашних и диких животных. Для сравнения: за весь 2017-й их было 1918. Проблема в том, что бешенство остается неизлечимым заболеванием, если сразу после укуса не сделать антирабическую прививку.

Решить проблему беспризорных собак российские политики пытаются с 1999 года. Тогда была предпринята первая попытка издать закон об обращении с животными, в том числе беспризорными. Новый законопроект был внесен в парламент в 2011-м и пролежал там до 2016 года, пока президент не потребовал отправить его на доработку. В итоге после 100 совещаний, 300 поправок и согласования с 28 ведомствами закон все-таки был принят в конце 2018 года.

Проблем у закона в том, что касается беспризорных собак, несколько. К примеру, запрещено выгуливать без намордников и поводков «потенциально опасных собак», если территория выгула не огорожена. Это понятие было введено в принятом зимой законе. А список конкретных пород был представлен только весной. Его составление поручили МВД. Затем, в марте, ведомство обновило список, сократив его с 69 до 13 позиций.

Сделано это было из-за недовольства кинологов. Изначально в МВД решили включить в перечень породы с генетически обусловленными «качествами агрессии и силы». А также «породы, используемые для травли, и аборигенные породы, в которых не велась селекция на лояльность к человеку, в связи с чем особенности их поведения остаются не до конца изученными со стороны кинологической науки, а также гибриды и метисы этих пород собак».

На это глава Национальной российской кинологической ассоциации Электрон Дементьев сказал, что опасность так или иначе представляют все породы собак. Так что сейчас опасными официально считаются 13 пород, в том числе таксы. «Могут быть опасны и диванно-комнатные собаки. Если мы возьмем многолетнюю статистику Санкт-Петербурга, то такса, маленькая собака, стоит на первом месте по числу покусов как людей, так и животных. Уже в течение 15–17 лет», — прокомментировалДементьев.

Также в список попали акбаш, американский бандог, амбульдог, бразильский бульдог, булли кутта, алапахский чистокровный бульдог (отто), бэндог, волко-собачьи гибриды, отдельно выделили волкособов. В МВД не исключают, что это не последняя редакция списка.

Вместе с появлением списка потенциально опасных собак решили судьбу и потенциально неопасных. Закон закрепляет практику ОСВВ, которая предусматривает отлов, стерилизацию, вакцинацию и выпуск здоровых и неопасных животных обратно на улицу.

По мнению сторонников ОСВВ, эта практика решает сразу три проблемы. Во-первых, не дает увеличиваться уличной популяции. Во-вторых, снимает нагрузку с приютов, которых по закону и так обязали пожизненно содержать больных и брошенных животных. И в-третьих, оставшиеся на улице собаки не позволят прийти на это место новым стаям.

Но противников ОСВВ не меньше. Они апеллируют прежде всего к тому, что стерилизация не снижает агрессивности животных. А ответственность за возможное нападение никто не несет: взыскать компенсацию за нанесенный дворовыми псами вред не с кого.

Больше того, принятый закон призван гуманизировать отлов животных. Он запрещает делать это на глазах у детей. И весь процесс должен фиксироваться на камеру. Видимо, чтобы исключить проявление необоснованной жестокости в отношении к «существам, способным испытывать эмоции и физические страдания» (формулировка из закона).Стая бродячих собак насмерть загрызла мужчину в ПодмосковьеПроблема в том, что во многих регионах гуманизировать, похоже, нечего. 12 апреля в Благовещенске стая растерзала девятилетнего мальчика, он до сих пор в реанимации. А во Владимире 26 февраля собаки разорвали одежду и покусали молодого человека, который, по мнению следователей, искал за гаражами «закладку» с наркотиками. После этого он умер от переохлаждения.

Когда стали выяснять, кто несет ответственность за отлов бродячих собак, ни во Владимире, ни в Благовещенске крайних найти не смогли. Во Владимире к поискам подключился даже следственный комитет — безрезультатно. Ответственных за отлов просто нет, и мэрии экстренно учреждают эти структуры.

Есть регионы, где система вроде бы работает, но результаты представителей местной власти не удовлетворяют. Так, Виктор Баринов, зампред думы Магадана, где недавно после нападения псов едва не лишился жизни пятилетний мальчик, фактическипредложил отстреливать собак. По его словам, ОСВВ действенен, когда ситуация взята под контроль. А пока «большинство магаданцев, особенно это касается детей, из-за расплодившихся собак не чувствуют себя в безопасности». Раздражает депутата не только невозможность убивать животных, но и то, что их стерилизуют на бюджетные деньги.

Есть в России регионы, где проблему решают кардинально, не пытаясь, как Баринов, изменить законы. Так, сразу с несколькими муниципалитетами Краснодарского края много лет работает догхантер Виктор Висяцкас. По контрактам на общую сумму в 36 млн рублей, которые он заключил с 2014 по 2018 год, его фирма занималась отловом и содержанием беспризорных собак. Летом 2015 года зоозащитники выяснили, что в пункте передержки животных кормят полиэтиленом. Висяцкаса тогда оштрафовали на 500 тыс. рублей, но он продолжил работать. А уже в этом году полиция Абакана остановила машину, принадлежащую фирме Висяцкаса, в которой было 11 трупов животных. Вскоре работников догхантера полиция отпустила. Информации о расторжении контрактов с ним местными чиновниками «Известиям» найти не удалось. Как и комментариев этих чиновников о работе с живодером.

Источник
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
19.04.2019

Игнат Шестаков





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта