Владимир Козин: Соединенные Штаты нарушили 108 раз Договор РСМД (США) (11.03.2019)

Приостановка участия России в ДРСМД, а затем и ее возможный выход из него в ответ на инициативные действия Соединенных Штатов является справедливым, логичным и адекватным зеркальным актом.
С целью информационного прикрытия такого перманентного и долговременного курса на ратифицирование Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 года США  предъявляют необоснованные претензии к российской стороне, обвиняя ее в «нарушении» пяти договоров:  Договора СНВ-3, ДРСМД, ДОВСЕ, Договора по открытому небу и Венского документа 2011 года о мерах доверия. Во всех случаях, как и применительно к ДРСМД, - без конкретных фактов и доказательств.

Российских же претензий к Вашингтону в области нарушения договорных обязательств в области контроля над вооружениями гораздо больше. Они и конкретны, и обоснованы.

Национально-заокеанские особенности нарушения договора

В общей сложности Вашингтон демонстрирует негативное отношение к 12 договорным актам в названной сфере в виде их нарушений, денонсаций, отказа от ратификации или вообще уклоняется от их обсуждения.

Особое беспокойство среди многих специалистов, хорошо знакомых с развитием американского ракетно-ядерного оружия и усилением агрессивной направленности ракетно-ядерных и иных военных стратегий США, вызывает тот факт, что американская сторона продолжает нарушать три важных договорных акта, касающихся ядерного оружия и его сдерживания. Это Договор СНВ-3, Договор о ликвидации РСМД и Договор о нераспространении ядерного оружия.

Несколько лет назад США осуществляли переоборудование 56 ракетных пусковых установок на ПЛАРБ проекта «Огайо» и 41 тяжелом стратегическом бомбардировщике В-52Н под предлогом их использования для доставки неядерных боеприпасов, исключив по названной причине их из учета по Договору СНВ-3. Это дает американской стороне возможность в кратчайшие сроки нарастить потенциал своих стратегических наступательных ядерных сил, увеличив количество боезарядов более чем на 1.200 единиц. Пентагон использовал шахтные пусковые установки МБР под загрузку в них ракет-перехватчиков системы ПРО. Были также переквалифицированы шахтные пусковые установки МБР, предназначенные для обучения, в категорию «учебных шахт», что позволило нарастить их количество с 450 до 454.

Наибольшим нарушениям с американской стороны подвергался Договор о ликвидации РСМД. Российские официальные представители неоднократно говорили о подобных нарушениях, называя при этом три их вида, но не разу не обозначали их общее количество.

В общей сложности с учетом данных, сообщенных в пресс-релизах управления по ПРО Пентагона, отвечающего за разработку, тестирование и развертывание ракет-перехватчиков по всему земному шару, за последние 18 лет, то есть начиная с 2001 года, когда Вашингтон объявил о выходе из Договора по ПРО, Соединенные Штаты 96 раз нарушили ДРСМД. Это происходило и до сих пор происходит при проверке эффективности их глобального противоракетного «щита», когда Пентагон использует в качестве ракет-мишеней ракеты средней и меньшей дальности, запрещенные названным договором.

В данном контексте учитывается последнее испытание, проведенное ВМС США в Тихом океане 11 декабря прошлого года, когда средствами ПРО ими была успешно перехвачена ракета повышенной «средней дальности» с дальностью полета от 3.000 до 5.500 км.

Если же взять за начальную точку отчета 1999 год, то, по данным управления по ПРО министерства обороны США, общее количество таких нарушений составит уже 108 раз. При этом необходимо иметь в виду, что в указанных двух показателях отражено только общее количество испытаний, но без учета перехватываемых ракет, что имеет большее практическое значение.

Если учесть, что в ряде проведенных испытаний предпринимались попытки перехватить групповые ракетные цели, одновременно включающие две и даже пять баллистических и крылатых ракет средней и меньшей дальности, то общее нарушение американской стороной ДРСМД с учетом использованных ракет при таких испытаниях составит за последние 20 лет 117 раз.

Имеется и второй источник такой информации. Это подробный справочный материал исследовательской службы Конгресса США, где на страницах 34-65 из 80 страниц излагаются особенности испытаний американской системы ПРО с привлечением ракет средней и меньшей дальности в качестве ракет-мишеней.

Ответ России адекватен и логичен

Решение Дональда Трампа сначала приостановить выполнение положений ДРСМД со 2 февраля текущего года, а потом и вообще денонсировать его, да еще на фоне такого солидного «багажа» по его нарушениям, вполне оправдывает ответный шаг российской стороны - также приостановить свое участие в нем или выйти из него в случае полного отказа США от его реализации. В этой связи издание соответствующего указа президента России от 4 марта этого года является логичной и адекватной ответной акцией.

Сохраняя на европейском континенте свое тактическое ядерное оружие в виде авиабомб, Соединенные Штаты продолжали нарушать первую статью ДНЯО, которая запрещает ядерным государствам размещать ядерное оружие на территории неядерных стран. Вашингтон необоснованно ввел технические и пространственные ограничения на выполнение им Договора по открытому небу: США долгое время не давали сертификат на цифровое оборудование российским самолетам, осуществляющим инспекционные полеты, и блокировали российским инспекционным группам полеты близ Алеутских островов, а еще раньше - над Аляской и Гавайскими островами, где размещены стратегические средства противоракетной обороны США.

Некоторые важные международные договоренности, например, адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе и Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, Соединенные Штаты отказались ратифицировать. Российские эксперты, связанные с западными исследовательским  центрами, считают, что Вашингтон верен принципам ДВЗЯИ, на что якобы его ориентирует новая ядерная стратегия Трампа 2018 года. Но это -  заведомо искаженная точка зрения, поскольку на стр. 63 этой стратегии исключается возможность ратификации этого договора. Более того, там обозначена вероятность возобновления подземных ядерных испытаний на ядерном полигоне в штате Невада.

Нынешняя американская администрация вышла в одностороннем порядке из Венского соглашения по иранской ядерной программе.

Вашингтон не торопится полностью ликвидировать химическое оружие в соответствии с глобальной Конвенцией о его запрещении.

Еще ранее, в 2002 году, американцы в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО и отказались от его возобновления. По словам Дональда Трампа, проблематика ПРО никогда не будет обсуждаться с другими государствами, кроме союзников США.

Американские контрагенты вообще не желают обсуждать проекты двух международных договоров: Договора о европейской безопасности и Договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, а также распространять положения Соглашения о предотвращении инцидентов в открытом море 1972 года на подводные лодки, находящиеся в подводном положении.

США развязывают новые виды гонки вооружений

На фоне блокирования договоров в области КНВ нынешнее американское военно-политическое руководство продолжает совершенствовать все три элемента «чикагской триады» - объединения в едином механизме ракетно-ядерных, противоракетных и обычных вооружений, который был создан на саммите НАТО в Чикаго в 2012 году.

Начиная с 2025 года, в США поступят первые образцы принципиально новой стратегической ядерной триады, которая будет действовать вплоть до 2095 года. Но антироссийски настроенные российские эксперты считают, что США не создают новую стратегическую ядерную триаду, а лишь модернизируют существующую, но это утверждение не соответствует действительности.

Российское военно-политическое руководство признает факт создания новой стратегической ядерной триады американскими контрагентами. В частности, такая оценка содержалась в докладе об основных направлениях развития военной стратегии, с которым выступил 2 марта этого года в Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации на военно-научной конференции первый заместитель министра обороны России - начальник Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации генерал армии Валерий Герасимов.

Складывается твердое убеждение, что долговременная американская линия, направленная на подрыв системы КНВ, будет продолжена и в последующие годы. Как справедливо отметил 27 февраля 2019 года министр обороны России, генерал армии Сергей Шойгу, подобная линия будет дополняться стремлением США изменить в свою пользу и режим контроля над обычными вооружениями в Европе.

Это создает качественно новую военную опасность, которую Россия обязана учитывать в своей политике по укреплению обороноспособности страны, по развитию российских Вооруженных сил, а также в проведении внешнеполитического курса на международной арене в целом.

Такая опасность проявляется в резком нарушении Вашингтоном баланса между наступательными и оборонительными системами вооружений, а также в развязывании им двух новых видов гонки вооружений: противоракетных и ударных космических.

США хотят сохранять за собой право применения ядерного оружия в первом ударе

США до сих пор не взяли на себя твердого обязательства не размещать новые ядерные и неядерные КРНБ и иные ракеты в Европе. Высказанное генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом в феврале текущего года устное обещание не размещать новые американские ракетные системы на европейском континенте не представляет собой твердого политического обещания. Подобная опасность усиливается повышением вероятности применения американской стороной ядерного оружия, в том числе ядерных боезарядов малой мощности: в целом ядерная стратегия Дональда Трампа предусматривает 14 случаев применения ядерного оружия против шести в ядерной стратегии Обамы.

США по-прежнему сохраняют и сохранят в будущем за собой право применения ядерного оружия в первом ударе, причем такое исключительное право имеет один человек в этой стране - президент. Нынешнее американское военно-политическое руководство подтверждает приверженность стратегии «расширенного ядерного сдерживания», то есть раскрытие «ядерного зонтика» над остальными 28 государствами, входящими в альянс, а также еще над четырьмя внеблоковыми странами. Вашингтон остается верен политике размещения ядерного оружия в качестве средства «передового базирования», а также продолжает выполнять соглашения со своими союзниками по НАТО о проведении «совместных ядерных миссий». Ядерные силы США сохранят повышенную степень боеготовности своих СНВ и ТЯО.

Приостановка участия России в ДРСМД, а затем и ее возможный выход из него в ответ на инициативные действия Соединенных Штатов, о чем было заявлено в президентском указе Владимира Путина 4 марта, является справедливым, логичным и адекватным зеркальным актом. Он продиктован 96 нарушениями этого договора по испытаниям и 117 раз - по использованным ракетам-мишеням средней и меньшей дальности американской стороной, а также приостановкой ее участия в нем со 2 февраля этого года и с весьма вероятным односторонним выходом из него в августе этого года.

Государственный департамент США отреагировал на ответные меры России, объявленные 4 марта, весьма своеобразно. Он вновь обставил ведение переговоров с Москвой по контролю над вооружениями разного рода предварительными условиями, которые при любом варианте должны быть обращены к Вашингтону. 

Источник: https://zvezdaweekly.ru/news/t/201936150-ZMK1i.html
11.03.2019

Владимир Козин





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта