Кирилл Бенедиктов: Спорный мир: чего будет стоить договор России с Японией (21.11.2018)

Россия и Япония возобновили обсуждение условий мирного договора, который так и не был заключен после Второй мировой войны. В Сингапуре во время встречи с Владимиром Путиным японский премьер Синдзо Абэ заявил, что готов решить спор на основании Совместной советско-японской декларации 1956 года. Согласно документу, Москва допускает передачу Токио Хабомаи и Шикотана. Абэ заверил Путина, что на этих островах не появятся американские базы. Кирилл Бенедиктов - о цене договора, его условиях и смысле для России. 
У замечательного русского писателя-фантаста Сергея Лукьяненко есть рассказ "Фугу в мундире", написанный еще в 1993 г. Сюжет его строится на том, что в России был проведен референдум по вопросу Курильских островов. На референдум было вынесено три варианта: передать острова под суверенитет Японии; сохранить над островами суверенитет России и передать Россию под суверенитет Японии. Неожиданно народ дружно проголосовал за последний пункт…

Для 1993 г., кстати, не такая уж и фантастика. Время было тяжелое, мутное, кровавое. Танки били прямой наводкой по Верховному Совету РФ, пьяный Ельцин лупил ложкой по лысой голове Аскара Акаева, отчаявшийся народ играл в "русскую рулетку" со спиртом "Рояль", страна, бывшая великая сверхдержава, не узнавала себя. Отдать острова Японии, но не просто, а с нагрузкой в лице всей России – идея вполне в духе тех лет. К счастью, так и оставшаяся на бумаге…

Времена изменились - хочется надеяться, необратимо. Нынешняя Россия совсем не похожа на ту - раненую, слабую, ошарашенную распадом Союза и шоковой терапией ранних 90-х. Страна стала другой, а нерешенные задачи остались теми же.

14 ноября в Сингапуре Владимир Путин и Синдзо Абэ в который раз договорились обсудить мирный договор на основе Декларации 1956 г. И это немедленно вызвало бурю эмоций – как в России, так и в Японии.

В Японии оживились ура-патриоты и активисты борьбы за возвращение северных территорий. Их там много, и они оказывают серьезное влияние на правящие круги. В сентябре этого года, после того как на пленарном заседании ВЭФ Владимир Путин неожиданно предложил Синдзо Абэ заключить мирный договор между Россией и Японией "до конца года без всяких предварительных условий", эти парни забили в набат: Абэ, мол, вот-вот подпишет (если уже не подписал) секретный договор с русскими, а Путин в ходе 22 встреч, которые у них были, убедил его отказаться от претензий на четыре острова – Шикотан, Хабомаи, Кунашир и Итуруп. 

Абэ тогда стоило больших усилий убедить не только противников, но и своих коллег по партии, что это вовсе не так и что он ни на йоту не отошел от позиции японского истеблишмента по этому вопросу: сначала передача четырех островов, потом - мирный договор.

Спустя два месяца тревогу подняли уже в России – после сингапурской встречи Путин сделал заявление о том, что "это все предмет серьезной проработки". Говоря о Декларации 1956 г., президент заметил, что "там в принципе изложена только проблема, что СССР готов передать два острова южной части, но не сказано, на каких основаниях и под чей суверенитет они попадают".

История с суверенитетом островов действительно запутанная.

На Ялтинской мирной конференции в 1945 году Сталин, Рузвельт и Черчилль договорились, что Сахалин и все острова Курильской гряды как советские военные трофеи после победы отойдут к СССР. Так бы оно, вероятно, и случилось, однако Рузвельт умер, когда до конца войны оставалось меньше месяца, и президентом США стал мрачный антикоммунист Гарри Трумэн. Это крайне негативно сказалось на судьбе соглашения между СССР и Японией. 

Проект мирного договора, который страны-союзницы должны были подписать на конференции в Сан-Франциско в сентябре 1951 г., был составлен очень хитро: в нем говорилось, что Япония теряет суверенитет над южной частью Сахалина и Курильскими островами, но о том, что эти территории передаются Советскому Союзу, не упоминалось ни единым словом. Ни СССР, ни его тогдашние союзники Чехословакия и Польша договор не подписали.

"Благодарить" за это следует не только Трумэна – он в такие тонкости, надо полагать, не вникал – но и брата знаменитого разведчика Аллена Даллеса Джона Фостера Даллеса.

Он же, Джон Фостер Даллес, сорвал вторую попытку подписания мирного договора между СССР и Японией, когда во время переговоров в Лондоне в 1955 г. был достигнут компромисс – Шикотан и Хабомаи переходят к Японии, Кунашир и Итуруп остаются советскими. Тогда госсекретарь США Даллес заявил: поскольку по мирному договору в Сан-Франциско Япония отказалась от суверенитета над Курильскими островами, она не имеет права признавать суверенитет Советского Союза над Кунаширом и Итурупом. А если Токио не продолжит требовать возвращения всех четырех островов, добавил Даллес, то США никогда не вернут Японии архипелаг Рюкю.

В итоге вместо мирного договора был подписан паллиатив – Декларация 1956 г., прекращавшая состояние войны между СССР и Японией и предусматривавшая передачу островов Хабомаи и Шикотан Японии сразу после подписания мирного договора.

Декларация — это не договор. Это нечто вроде соглашения о намерениях, а намерения — очень зыбкая материя. Еще более зыбкой материей являются обещания. Строить на таком непрочном фундаменте эффективные и взаимовыгодные отношения невозможно.

Если верить источникам японской газеты "Асахи" в канцелярии премьера, Синдзо Абэ заверил Путина в Сингапуре, что если Японии передадут Хабомаи и Шикотан, то американских военных баз там не будет. Но это лишь слова, а вот договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между Японией и США дает Америке право размещать свои военные базы на всей территории Японии. И договор, в отличие от обещаний, имеет юридическую силу.

Вспомним, как в конце 1980-х годов Гельмут Коль обещал Горбачеву, что в случае объединения Германии НАТО не будет расширяться на восток. И что писали об этом американские эксперты-международники: 

"Русские... говорят, что с ними поступили нечестно, когда Соединенные Штаты стали продвигать НАТО на Восток. При этом они легко забывают эпический характер того времени".

Вряд ли наше время уступает в "эпичности" той эпохе. И вряд ли обещания Синдзо Абэ помешают нашему главному стратегическому противнику превратить "жест доброй воли" - передачу двух островов Японии – в своего рода сэппуку.

К тому же в 2016 г. во время переговоров с секретарем Совета безопасности России Николаем Патрушевым его японский коллега Сётаро Яти откровенно признал: 

"Если острова перейдут Токио, на них будет распространяться договор о гарантиях безопасности между Японией и США".

После этого признания переговоры зашли в тупик. Но если для Синдзо Абэ вопрос Южных Курил – это вопрос его личной политической чести и достоинства (он обещал решить его до истечения своих полномочий в 2021 г.), то зачем эту проблему решать Владимиру Путину, понять сложнее. 

Разумеется, отсутствие мирного договора между Россией и Японией нельзя назвать нормальной ситуацией. Но не очень понятно, что может кардинально измениться, если договор будет подписан, скажем, завтра. Неужели японские инвестиции хлынут на Дальний Восток? Бросьте. Отношения с Китаем на порядок лучше, чем с Японией, возможностей для инвестирования у КНР больше в разы – но что-то китайские инвесторы особо не торопятся "поднимать" Дальний Восток (вывоз леса-кругляка не в счет). Может быть, будет построен туннель, соединяющий Сахалин с Хоккайдо? Но при наличии явных экономических выгод от такого проекта его бы уже давно построили даже без мирного договора. А вдруг случится чудо, и Япония, благодарная нам за возвращенные острова, разорвет договор с США? Посмотрите на "благодарную" Германию, и вам станет ясно, что подобные грезы ничего общего не имеют с жесткой политической реальностью.

А вот ситуация, при которой "спорные" острова находятся под нашей юрисдикцией, несет в себе большой потенциал — как военный, так и политический. Вопреки распространенному заблуждению, Шикотан и Хабомаи – это не просто две голые скалы посреди холодного моря. Это ключи к Дальнему Востоку России.

Много говорится о том, что "возвращение" Японии Шикотана и Хабомаи не меняет статус Охотского моря – оно все равно остается внутренним российским. И это, в общем, так и есть. Но, если на этих маленьких островах (всего 7% от общей площади четырех островов, являющихся яблоками раздора) будут размещены военные базы противника, единственный выход из внутреннего Охотского моря через незамерзающие проливы Екатерины и Фриза окажется под ударом. 

Сейчас Курильские острова – это наш "непотопляемый авианосец" у берегов Японии, могучий оборонительный вал на пути в Охотское море, защищающий его акваторию. На Кунашире и Итурупе размещены мощные противокорабельные комплексы "Бал" и "Бастион", нейтрализующие любые попытки проникновения в Охотское море вражеских АУГ и подводных лодок. Все это очень здорово и впечатляюще – но только до того момента, пока на Шикотане и Хабомаи не появились американские базы. 

Кроме того, наивно предполагать, что японцы остановятся на двух островах. 

Еще в 2013 г. та же влиятельная японская газета "Асахи симбун", которая "слила" информацию об обещании Синдзо Абэ не размещать на северных территориях американские базы, опубликовала любопытную статью о некоем "секретном документе правительства Горбачева". Горбачев якобы создал тайную рабочую группу, которая должна была провести "объективный анализ" вопроса об островах. Выводы этой группы, насчитывавшей "10 специалистов в области международного законодательства и изучения Японии", были неутешительными: Хабомаи и Шикотан должны рассматриваться как "часть острова Хоккайдо" и "должны принадлежать Японии". 

Члены рабочей группы признавали, что по Сан-Францисскому мирному договору 1951 г. у России "больше правовых оснований" на Кунашир и Итуруп, но и там ее позиции тоже не бесспорны. 

"Несмотря на то, что позиции СССР по Итурупу и Кунаширу достаточно сильные, они не абсолютные, их не хватает для окончательного вывода в пользу принадлежности островов Советскому Союзу".

Кто же этот специалист по международному праву? Рейн Мюллерсон, в то время сотрудник советского МИД, а позже первый заместитель министра иностранных дел Эстонии. Удивляться, пожалуй, стоит не тому, что назначенные Горбачевым "специалисты" были готовы отдать Японии все четыре острова – в конце концов, отдал же главный горбачевский дипломат Шеварднадзе США огромный кусок шельфа с неисчерпаемыми запасами нефти! А тому, что их рекомендации не были услышаны.

Но вряд ли стоит сомневаться, что подобные эксперты и сейчас готовы найти юридические основания для любого сокращения российских территорий. Стоит один раз с широкой улыбкой отдать соседям какую-нибудь "Кемску волость", не успеешь оглянуться – и от великой страны останутся рожки да ножки. Россия слишком много страдала от потерь в прошлом, нет никаких резонов умножать эти потери теперь, когда она сильнее и увереннее в себе, чем прежде. Никакие экономические выгоды не сравнятся с чувством гордости за свою страну. Гордиться же страной, которая с легкостью раздает земли, завоеванные предками, сложно.

Поэтому в споре об островах следует руководствоваться известной максимой императора Николая I, выбитой на постаменте памятника Геннадию Невельскому, покорителю Дальнего Востока: "Где раз поднят Русский флаг, он уже спускаться не должен!".
21.11.2018

Кирилл Бенедиктов
Источник: https://ruposters.ru/news/20-11-2018/sporniy-mir




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта