Константин Бабкин: Справедливые налоги против социальной несправедливости (Россия: экономика) (31.03.2019)

На прошлой неделе Росстат внезапно порадовал всех оптимистичной новостью: в феврале 2019-го года рост промышленности ускорился до 4,1%, что является максимальным значением для этого периода с 2017-го года. Экономисты удивились такому оптимизму ведомства и стали приводить резоны против: если брать динамику в разных отраслях, то она показывает скорее спад и стагнацию. Но Правительство, видимо, воодушевилось цифрами статистиков, и задалось вопросом: а достаточно ли делятся с государством своими доходами представители этой сферы экономики? Как стало известно СМИ, к середине мая Минэкономики подготовит методику оценки фискальной нагрузки в разных отраслях промышленности. Методика уже вызывает споры между разными ведомствами, однако главный вопрос — цель её применения — остаётся не прояснённым.
Свою оценку не только налоговой нагрузки, но и других условий существования российской промышленности 11 апреля собирается представить Торгово-промышленная палата РФ. Её Совет по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России с начала года проводит выездные заседания в регионах: в январе это была Владимирская область, а 26-го марта члены Совета встречались в Рязани. Положение промышленных предприятий в обоих регионах мало чем отличается, констатировал глава Совета ТПП РФ, президент Ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин — с точки зрения проблем и уровня развития всё примерно одинаково. К сожалению, скорее одинаково плохо, отмечает он.

— И там, и там было когда-то хорошо развито сельское хозяйство и промышленность, в последней была достаточно большая составляющая оборонно-промышленного комплекса. Сейчас везде серьёзное падение уровня производства, уровня жизни, идёт отток населения. Я ещё раз убедился в том, что проблемы общие для всех регионов. Но их решение находится в Москве, как и главная причина — неправильная экономическая политика государства.

«СП»: — А как оценивали ситуацию региональные чиновники, как реагировали на критику со стороны предпринимателей?

— Подход везде примерно одинаковый: они ориентируются на Москву. Нет, они пытаются что-то сделать, расширить региональные меры поддержки промышленности, но и там, и там у них мало для этого инструментов. Во Владимирской области, например, администрация ставит себе задачу добиться бездотационности. Я думаю, что это нереальная и неправильная задача, поскольку сейчас львиная доля налогов (до 80%) уходит в центр. В федеральный бюджет идут поступления от экспорта нефти, газа, металлов, сборы с импорта, НДС, поэтому естественно, что в такой ситуации федеральное правительство должно помогать регионам. Так что я бы на месте владимирского руководства поставил себе обратную задачу: получить максимум дотаций на развитие, вложиться в инфраструктуру, сельское хозяйство, промышленность.

Ту же ошибку допускают власти Рязанской области: на заседании Совета один фермер рассказал, что ему налог подняли в сто раз за прошлый год. Я так понял, что это сознательная политика рязанских властей: поднять налоги, пополнить бюджет (ведь налог на землю идёт в региональную казну). Это латание тришкиного кафтана: левой рукой давить экономическую активность высокими налогами, правой пытаться её подкормить.

Я не увидел готовности у региональных властей добиваться изменения экономической политики в стране. Они на словах соглашаются с нашими предложениями: да, нужен протекционизм, да, нужны дешёвые кредиты и низкие налоги. Это им интересно, но у них для осуществления такой политики нет инструментов, и они не готовы за них бороться.

«СП»: — Если верить Росстату, то в феврале наша промышленность выросла на 4,1% по сравнению с февралём прошлого года, но у экономистов обоснованность этой цифры вызвала сомнение. Доверяете ли вы как промышленник оценкам статистиков?

— Мы опираемся не на Росстат, а на данные Ассоциации «Росспецмаш» — правда, мы видим только сегмент гражданского машиностроения (производство строительно-дорожной техники, сельскохозяйственной, оборудования для пищевого машиностроения). Но это достаточно показательный сегмент, о котором я могу судить объективно. Есть определённые успехи: в прошлом году был рост на 30% в сельхозмашиностроении (производство полуприцепов вообще удвоилось), в первом квартале этого года рост продолжается, хотя и более умеренный — на 4%. Цифры впечатляющие, но я не вижу в этой тенденции устойчивости. Минпромторг оказывает поддержку (субсидирование покупки российской сельхозтехники, элементы поддержки экспорта и НИОКР), а федеральное правительство поднимает НДС; повысились цены на топливо, из-за чего подорожали перевозки; подорожало электричество. К тому же сейчас по инициативе Дмитрия Козака меры поддержки сельхозмашиностроения заморозились, планируется как-то их переформатировать, но как — пока никто не знает.

«СП»: — Правильно ли я понимаю, что вы имеете в виду балльную систему оценки локализации сельхозтранспорта?

— И её в том числе. Причём никто не знает, что за этим должно стоять. Например, ориентация на экспорт - это неправильный критерий оценки эффективности производства. Например, создаётся новое предприятие, у которого ещё небольшой объём продукции и для которого было бы хорошим стартом продавать её местным фермерам, постепенно получить признание, затем двигаться в другие регионы, и потом только через несколько лет с историей успеха выйти на внешние рынки. Так что по критериям, связанным с экспортом, эти молодые и перспективные предприятия поддержку государства не получат.

«СП»: — При изучении разработанных под вашим руководством «Принципов Стратегии экономического развития России до 2025 года» особое внимание привлекает пункт, посвящённый введению прогрессивной шкалы налогообложения. При этом вы сами являетесь тем человеком, который будет платить больше в результате её введения, как и ваши единомышленники в данном вопросе. Скажите, почему вы выступаете за такую, казалось бы, невыгодную для вас меру?

— Потому что это вопиющая несправедливость, когда бедные платят в процентном отношении больше, чем богатые. Поэтому мы предлагаем наименее обеспеченные слои населения вообще освободить от налогов. Да, при этом мы сами будем платить больше. Но давайте проанализируем несырьевое предприятие, на котором работает большое число сотрудников. Если у них будут максимально низкие налоги, то и предприятию-работодателю придётся за них меньше платить, соответственно, оно только выиграет.

Даже в том случае, если налоги будет за себя платить работник, модель будет следующая: формально работодатель начислит ему зарплату без включения в неё НДФЛ, а затем работник сам пойдёт и заплатит кратно меньший налог. Таким образом его реальный доход будет больше, чем сейчас, что опять на пользу и ему, и предприятию.

«СП»: — Но конкретно вы, Константин Бабкин, при таком подходе будете платить больше.

— Конкретно Бабкин, Бережной (гендиректор компании «Ральф Рингер») и Боглаев(гендиректор Череповецкого литейно-механического завода) будут платить больше как физические лица со своих доходов, но наши компании станут сильнее, мощнее, будут твёрже стоять на ногах. Да, мы не будем ездить на «Ламборджини», но при этом наши компании станут более конкурентоспособными. Мне кажется, именно к этому надо стремиться.

«СП»: — В России начался очередной «сезон посадок»: задержаны бывший министр Михаил Абызов, который сейчас находится в СИЗО, задержан ещё один экс-министр, бывший губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев. Как вы с политической точки зрения оцениваете эти события (показательная «борьба с коррупцией», борьба кланов, «подкоп» под кого-нибудь) или, на ваш взгляд, эти дела сугубо экономические?

— Это борьба каких-то бульдогов под ковром, в тонкости которой я не погружён и не знаю, что за этим конфликтом стоит. Но никаких важных тенденций в виде изменения кадровой политики, экономической политики я за этим не вижу. И никаких далеко идущих выводов я бы не стал делать. Ну, посадили Арашуковых — что, из-за этого газ подешевел? Разве подешевеет электричество, если посадят Абызова? Я не вижу в этом борьбы с политикой, заложенной Чубайсом. Да, по самому Чубайсу это бьёт, но созданную им политику пересматривать не собираются. То же самое с отставками губернаторов — это всего лишь симптомы глубокого кризиса, который происходит в стране. И, увы, я пока не вижу, чтобы эти симптомы болезни тела повлияли на решение головы начать курс лечения.

Источник: https://svpressa.ru/blogs/article/228817/
31.03.2019

Бабкин Константин






Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта