Леонид Савин: США: Искусственный интеллект и кибервойна (США) (11.03.2019)

Многие методологии, которые помогают манипулировать общественным сознанием, создавать фейки и делать ложные следы для последующего обвинения непричастной стороны, основаны на технологиях искусственного интеллекта. Если силиконовые гиганты в США фактически установили монополию на социально-политический инжиниринг через социальные сети, боты и различные алгоритмы, то силовые структуры США,  двигаясь в том же направлении, имеют более агрессивные цели. 

Оборонное агентство перспективных технологий DARPA является лидером в этой области.  Так, на следующие пять лет агентство уже выделило два миллиарда долларов на проекты по развитию искусственного интеллекта. 
 
Один из них, запущенный в июле 2018 под названием  Artificial Intelligence Exploration направлен на разработку инструментов третьей волны, которые привносят обоснованность и контекстную осведомленность в технологию, которая может не понимать мир, который она пытается описать. Это основной зонтичный проект DARPA. 
 
Еще один направлен на автоматизацию извлечения научных знаний - он так и называется Automating Scientific Knowledge Extraction - этот инструмент будет автоматически определять местонахождение новых данных и научных ресурсов, анализировать их для получения полезной информации, сравнивать эти результаты с существующими исследованиями, а затем генерировать новые модели.
 
Есть и программы, которые относятся к новому поколению нейротехнологий. Основная идея состоит в создании нейроинтерфейса, с помощью которого можно переводить мысли в текстовый формат, телепатически управлять роботами, например, дронами и т.п. Заявки от научных лабораторий и конструкторских бюро на разработку принимались до 4 марта с.г.
Всего же у DARPA более 20 программ, посвященных искусственному интеллекту и более 60, связанных с кибербезопасностью.
Искусственный интеллект же, в целом, особенно машинное обучение, рассматривается агентством как некий партнер по сотрудничеству, который поможет выявлять промахи и ошибки.
 
И, конечно же, все это реализуется в рамках общей государственной стратегии США. 
 
11 февраля 2019 г. Дональд Трамп подписал указ, согласно которому федеральные агентства, занимающиеся вопросами технологий, должны практически в два раза быстрее реализовывать свои проекты в области искусственного интеллекта. Он получил название Американской Инициативы по Искусственному Интеллекту, и этот документ содержит пять пунктов.
1. Инвестиции в исследования;
2. Запуск ресурсов, работающих на искусственном интеллекте;
3. Утверждение правительственных стандартов по искусственному интеллекту;
4. Подготовка кадров для работы с искусственным интеллектом;
5. Продвижение американских технологий на международный рынок с сохранением преимуществ для США.
 
Из этих тезисов уже видно желание установить монопольное лидерство для США и сделать остальных потребителей клиентами своей продукции.
 
Показательно, что на следующий день после Указа Трампа Министерство обороны США опубликовало собственную стратегию искусственного интеллекта, акцентировав внимание на недавно созданном Объединенном центре искусственного интеллекта (JAIC). Бюджет указанного центра на 2019 г. – 90 млн. долл.
 
Интересно, что американские СМИ спекулируют, будто такое консолидированное решение в отношении ускоренных темпов в развитии программ искусственного интеллекта в США связано с тем, будто Китай стал опережать США в области разработок искусственного интеллекта. Нередко упоминается и Россия, которая тоже стремится достичь преимущества в этой сфере, хотя в США делают акцент на том,  что в России используются западные технологии.
 
В отличие от Белого дома стратегия Пентагона в области искусственного интеллекта основана на концепции «адаптации ориентированного на человека искусственного интеллекта», т.е. говорится о том, что люди играют важную роль в развертывании и использовании «вдумчивого» и «ответственного» использования искусственного интеллекта.
 
Хотя искусственный интеллект можно применять для разных целей, очевидно, что в  США, в первую очередь озабочены вопросами власти и контроля, включая современные методы войны. 
 
И вполне логично, что после выхода двух стратегий с разницей в один день последовала цепная реакция.
 
27 февраля ВМС США распространили пресс-релиз, где сказано, что «информация становится все более популярным оружием среди наших стратегических конкурентов». Поэтому все структуры должны "действовать как полностью интегрированная часть Сообщества по информационным войнам, оптимизируя боевую мощь за счет интеграции элементов  командования и управления, осведомленности о боевом пространстве и интегрированной боевой мощи. Для этого мы должны объединиться со всеми элементами Сообщества по информационным войнам - разведчиками, связистами, криптологами и инженерами в области кибервойн".
 
ВВС США также интенсивно развивают возможности информационных и кибер операций. В недавнем интервью генерал-майор ВВС США, командующим подразделением, отвечающим за обслуживание Киберкомандования Роберт Скиннер сказал, что «информационные операции, электронная война, кибер и разведка, их интеграция, синхронизация и согласование этих функций для выполнения поставленных задач миссии имеют решающее значение для наших способностях проводить информационную войну в нескольких областях. Их нельзя рассматривать отдельно. Поскольку мы продолжаем проводить учения и другие форумы, мы все пришли к пониманию того, что они должны быть синхронизированы, будь то под одним или несколькими руководствами».
 
В НАТО тоже заговорили о необходимости увеличения расходов на кибероперации. При этом вопрос начал подниматься в аккурат сразу же после визита действующего главы Пентагона в штаб-квартиру альянса в Брюсселе 14 февраля.
 
Отдельно следует отметить, что Киберкомандование США имеет совместный проект с Мэрилендским институтом инноваций и безопасности, который носит название DreamPort. Он представляет собой хаб, где различные компании проходят тендерный отбор, участвуют в конкурсах, представляют прототипы своих продуктов в реальном времени - в основном это касается мониторинга и определения киберугроз. Недавно в онлайн игре по определению "плохих парней" приняли участие такие IT фирмы, как Booz Allen Hamilton, IBM, Crowdstrike, Splunk, LogicHub и Jazz Networks. Очевидно, что эти тренинги проходят не только для защиты и поиска своих уязвимостей, но и для хакерских атак, а также вредоносной киберактивности на дистанции. 

Кстати, Crowdstrike известен тем, что один из основателей этой компании (а также член Атлантического совета – мозгового центра НАТО) – бывший гражданин СССР Дмитрий Альперович является, фактически, единственным источником для американских СМИ, который красноречиво рассказывает о «русских хакерах и гибридной войне, которую Кремль ведет против всего мира».
 
А вот США проводят реальные кибератаки, и сами это подтверждают.  Например, та, которую осуществили американские кибервойска против российского Агентства интернет расследований, как написало издание «Вашингтон пост», что является прямым подтверждением о проведенном кибервмешательстве на территорию других государств. Ранее же издание писало, что Кибервойска и АНБ совместно с ФБР, ЦРУ и Министерством внутренней безопасности, создали специальную группу по определению российского влияния на выборы в США и его сдерживания. Естественно, что никаких достоверных доказательств о таком влиянии до сих пор ни у одного из перечисленных ведомств нет.
 
Однако, если  российские тролли существуют в воображении небольшой группы западных авторов и сателлитов Вашингтона, особенно на Украине, в США есть реальные тролли, которые и провоцируют всяческие разбирательства и принятие каких-либо мер против России.
 
Так, недавно Военная коалиция США, группа, состоящая из 32 военных и ветеранских организаций, и состоящая из миллионов членов, направила запрос в Конгресс и федеральные агентства, "чтобы они подтвердили, что на американское общество нападают иностранные противники, и чтобы были приняты незамедлительные меры для нашей защиты." Подобная суета, которая не имеет под собой никакой фактуры, а лишь ссылки на перепечатки в западных СМИ, где также излагается субъективная точка зрения и фантазии Альперовича, и создает иллюзию гражданской поддержки ведущейся кибервойны (и других невоенных действий) США против ряда стран, в первую очередь – России, Китая, Ирана и КНДР.

Источник
11.03.2019

Леонид Савин





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта