Марина Алексинская: Станет ли Нуреев снова "разменной картой" в информационной войне с Россией? (20.02.2018)

После спектакля в Лос-Анжелесе в гримёрную Рудольфа Нуриева вошла Барбара Стрейзанд. "Вы знаете, я приехала издалека, чтобы посмотреть на вас", — произнесла звезда Голливуда в знак своего восхищения. "Но я никогда и не просил вас приезжать", — парировал Нуриев.
Этот случай со слов его очевидца Луиджи Пиньотти, массажиста Рудольфа Нуриева, нередко приводят в пример с целью подчеркнуть грубость, неотесанность артиста. Я же вспомнила о таком, узнав из сообщений ТАСС и РИА-Новостей об анонсе:

В Лондоне представят отрывок из спектакля "Нуреев".

25 февраля на сцене театра Колизей состоится гала-вечер "Иконы русского балета". Организатор — Ensemble Productions, продюсерский центр с лондонским бюро, околорусским направлением и широким профилем: от концертов Владимира Спивакова до гуляний на Масленицу. Кто заказывает музыку для "Икон русского балета", установить чуть сложнее: на афише о бенефициарах — ни слова, пресс-релиз указывает как на спонсора лишь на итальянский бренд по производству сумок ручной работы Fregoli.

В программе гала-вечера: фрагменты из шедевров русской классики, балетов "Баядерка", "Лебединое озеро", "Дон Кихот", "Спящая Красавица" и "Золушка"; работы классиков западной хореографии Ролана Пети, Мориса Бежара, Кеннета МакМиллана; современных хореографов Джона Ноймайера, Джессики Ланг и Уэйна МакГрегора. Центральным событием называют лондонскую премьеру Flashback "многообещающего" (если верить на слово) хореографа Мариинского театра Ильи Живого, знаменательным — мировую премьеру балетного номера "Рыцарь света", посвященного Николаю Рериху. "Это произведение исполнит уникальная балетная семья — сестры Мария Саша и Надя Хан и братья Джулиан и Николас МакКеи. Они по происхождению американцы, но воспитаны на русских балетных традициях и русскими педагогами", — цитируют информагенства Ольгу Балаклеец, главу компании Ensemble Productions. Реверанс в сторону "русских балетных традиций" в контексте замещения таковых на американский фаст-фуд — contemporary dance в Большом театре и мирового тренда на гендерные трансформации не может не вызвать недоумения. Нет ли в том упования, прости Господи, — на "скрепы"?! Что же касается Джулиана МакКея, то этот "парень из Монтаны", солист петербургского Михайловского театра, еще тем хорош, что оказался единственным "нашим" человеком на шоу Victoria’s Secret в Шанхае, выступил с номером под патриотическую песню "Я шагаю по Москве". "Закулисными тайнами самого грандиозного и самого “голого” фэшн-перформанса в мире", танцовщик поделился потом с порталом "собака.ru". Victoria’s Secret, вдруг кто не знает, одна из самых крупных в мире фирм по производству женского нижнего белья, его демонстрация выливается в мегасобытие, собирает тяжеловесов от политики, воротил с Уолл-Стрита и звезд Голливуда; модели компании — отдельная каста в модельном бизнесе, известны еще как "ангелы". Вот так "иконы" и "ангелы" оказываются где-то рядом. Примет участие в гала-вечере Станислав Вегрзин — лауреат Le Prix de Lausanne 2017; солисты Большого театра Владислав Лантратов и Мария Александрова представят дуэт Нуриев—Фонтейн из "нашумевшего" балета "Нуреев" в постановке Кирилла Серебренникова. А это значит, тема "белья", его перетряхивания, получит своё развитие.

"Иконы русского балета" — мероприятие статусное. С вечеринкой — в ресторане отеля Savoy, где останавливались сэр Уинстон Черчилль, Фрэнк Синатра, Одри Хепбёрн… Но даже в страшном сне не представить реакцию Нуриева, знай он, что когда-нибудь окажется на сцене Колизея в отрывке хотя и "мирового события", хотя и от режиссера-бунтаря и сидельца, увы, пока не лондонского, на третьих-седьмых ролях. Эгоцентрист, перфекционист, знающий вкус к помпезным постановкам, не терпящий самозванства, Нуриев не сомневался: он-то и есть та "звезда", вокруг которого вращается весь мир.

Итак, Лондон зажигает "звезды".

Заметим, a propos, Лондон — особая точка на карте геокультуры. "Здесь и сейчас" фиксирует ответы на вызовы времени. Так с 14 ноября по 24 декабря минувшего года в одной из самых престижных галерей, в галерее Саатчи, прошла выставка "Художественный бунт. Постсоветский акционизм". Десант бывшего политтехнолога и бывшего галериста Марата Гельмана, не гальванизировал заказ на "мировую революцию", не получилось; в страстях Игорь Цуканов, продюсер выставки выгнал журналистов с "пропагандистского" телеканала "Вести 24". Нет, ещё не всё человечество готово принять огламуренное оскотинивание как норму искусства и жизни, в проекте contemporary art насущна смена культурных платформ, но — при нарративе процесса "демократизации России". Меняем "Винзавод" на Большой театр. Голый зад парвеню Кулика — на голый, и не только зад артиста всех времен и народов Нуриева.

Для Нуриева Лондон — своего рода трамплин. Родина одного из величайших дуэтов мирового балета, дуэта Рудольф Нуриев—Марго Фонтейн, алхимия которого творила что-то немыслимое. "Принцесса и мужик", "утонченная Марго и Распутин" — критика не скупилась на изобретение метафор, тогда как нечто загадочное и сущностное ускользало как вода сквозь песок. В 1964 году "Лебединое озеро" с Нуриевым и Фонтейн дал венский театр. Публику было не унять. Овации, обмороки, рукоплескания продолжались минут сорок, занавес поднимали восемьдесят девять раз, и этот рекорд уже никем и никогда не будет оспорен… Лондон преподал Нуриеву и науку побеждать. "Едва Марго оставила балет — из интервью артиста, — сразу возникла мысль убрать меня, из личности превратить в ничто. Единственное для чего я им был нужен, так это чтобы выступить в роли грелки для чайника. А потом меня можно и вышвырнуть. Очистить палубу. Привел публику — убирайся восвояси. Поезжай в Америку. Делай аншлаг тем театрам. А потом и там получи пинок. Вон!" Однако, кто старое помянет…

 "Холодная" война продолжает испытывать на прочность идею о том, что культура и политика существуют порознь. И этот миф дорогого стоит. В его капкан и угодил Рудольф Нуриев в тот роковой июньский день 1961-го. "Когда Нуриев оказался на Западе, — слово Нинетт де Валуа, основательницы национального балета Англии, — это было как бомба, брошенная в мир балета".

И не только — балета.

16 июня борт из Парижа совершил посадку в Лондоне с артистами Кировского театра и багажом Нуриева, полным тканями, специально купленными им вместе с художником Симоном Вирсаладзе для партии Ферхада (театр готовил премьеру балета Юрия Григоровича "Легенда о любви"). Пресса Парижа и Лондона уже соревновалась в броскости заголовков. "Прыжок к свободе" — Daily Express, британский таблоид. "Новый Нижинский кричит: “Я хочу быть свободным!”. Русские в Париже пытаются его удержать" — подзаголовок в Daily Mail, британской ежедневной газеты. "Звезда советского балета рвется к свободе" — International Herald Tribune, международная версия The New York Times, парижский выпуск.

Клише "Прыжок в свободу" выбран как стандарт объяснения поступка, "прокрустово ложе".

"Холодная война" стремительно набирала тогда обороты. В 1958-м Нобелевский комитет объявил о присуждении премии по литературе Борису Пастернаку (годом раньше роман "Доктор Живаго" был опубликован на Западе). В 1962-м разразится "Карибский кризис". Нуриев свалился как снег на голову. И стал "разменной картой" для политиков, яблоком раздора в игре спецслужб. КГБ СССР пытался дезавуировать провал, требовал возвращения Нуриева на Родину. В США, вплоть до 70-х годов, Нуриева подозревали в работе на "врага". Слава и популярность — единственный способ защиты. Нуриев ведёт экстравагантный образ жизни. Эскорт фанатов, апартаменты в разных частях света и острова в океане, ужины с баронессой Мари-Элен де Ротшильд, путешествия на яхте с принцессой Иордании Фирьял… "Хорошо вам, — запомнила Алла Осипенко фразу Нуриева при встрече уже в 80-х. — Вам есть куда возвращаться, у вас есть дом".

"Прыжок в свободу" — лейтмотив и "Нуреева", "многожанрового", как определил директор Большого театра Владимир Урин, спектакля. Именно он, в советском прошлом — директор  провинциального театра юного зрителя, настоял, во всяком случае, так пишут газеты, на выкупе из фонда Ричарда Аведона фотографии-ню Нуриева, из-за которой — в полный рост на заднике сцены Большого театра — разгорелся скандал, премьеру перенесли с июля на декабрь месяц. Кто только не аплодировал тогда ёрническим интонациям, с которыми артист МХТ имени Чехова Игорь Верник зачитывал доносы КГБ в ЦК КПСС о "прозападных настроениях" Нуриева, кто только не хихикал над "общением с сомнительными людьми, некоторые из которых — педерасты".

Пройдет совсем немного дней. Российские СМИ подхватят лейтмотив спектакля. Канун Нового года и первая декада января, это время будет ознаменовано "сенсационным" разоблачением. Актер Донатас Банионис, известный по фильмам "Солярис" и "Мертвый сезон", дирижер Саулюс Сондецкис — агенты КГБ, еще в 70-е годы были завербованы с целью выстраивания каналов связи с литовцами, проживающими за границей.

Похоже, в медийном и художественном пространстве тема КГБ — всё равно, что чеховское ружье. Висит-висит на стене, но в "час Х" — "выстрелит".

И такой час пробил.

"Холодная война" переформатирована в "гибридную" войну. Борьба с "советским оккупационным прошлым" — в борьбу с "российским оккупационным настоящим". Истерия вокруг "руки Кремля" выходит за рамки ширм, Россию принуждают вернуться к ограниченному суверенитету. И как это уже было не раз, на авансцену истории снова выходит "дипломатия через культуру".

Кстати, о дипломатии.

Владимир Федоровский — французский писатель русско-украинского происхождения, в прошлом советник Михаила Горбачева в Париже, "слишком высокопоставленный дипломат", пресс-секретарь первой антикоммунистической демократической партии. В личной беседе с Ариан Дольфюс, автором книги "Рудольф Нуреев. Неистовый гений", он рассказал, как Горбачев затеял "еще одну революцию", принес публичное покаяние перед Западом за "допущенные прежде ошибки".

"Речь шла о реабилитации знаменитых перебежчиков, на которых долго показывали пальцем, — цитата из книги. — Нуреев, Солженицын и Сахаров стали приоритетными фигурами нового режима. Ответственные лица КГБ были настроены крайне враждебно к этой реабилитационной политике, и мы организовали у них всё за спиной. Впрочем, это был единственный способ разрушить их систему. Восстановить положительный образ Нуреева значило разбить фанатичные догмы КГБ".

Что восстановит и какую систему разрушит "Нуреев" в рамках гала-вечера "Иконы русского балета"? Достаточно искусно подобранной смеси из искусствоведческих правдоподобий с манком новизны, не без внушительного финансового вливания, конечно, и рецепт желаемого результата будет готов. Дуэт "Нуреев-Фонтейн" за вуалью романтического мифа напомнит Лондону о "диком варваре" у ворот дворца высокого искусства, погрозит "кулаком гэбни", освежит память об СССР как "империи зла".

 P.S. Критерий качества искусства сегодня — деньги. 15 января Следственный комитет завершил рассмотрение уголовного дела о хищении "Седьмой студией" Кирилла Серебренникова бюджетных средств. Сумма ущерба увеличилась с 68 млн. рубл. до 133 млн. рублей. И новость эта не вызвала того резонанса, что принят среди "прогрессивной общественности". Не повторит ли "режиссер с мировым именем" судьбу "художника с мировым именем", что влачит существование — патронами позабытое — то ли в парижской тюрьме, то ли в парижской психушке (казус акции, поджога Банка Франции). Или же тишина — затишье перед бурей? И Колизей станет еще одной площадкой для политических акций. Коллеги по цеху, как это уже было в Большом театре, вый­дут на поклоны в майках с портретами Кирилла Серебренникова и надписью "Свободу режиссёру". Так, чтобы лондонским таблоидам еще было, о чем написать.
20.02.2018

Марина Алексинская
Источник: http://zavtra.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта