Сергей Креков: Ставка станет больше чем жизнь, если не заморозить стоимость энергоресурсов (Россия: ЖКХ) (17.06.2019)

Что делать, когда население больше не может платить по тарифам ЖКХ?

На вопросы отвечает Сергей Креков – главный народный жилищный инспектор в общероссийском движении "Народный жилищный инспектор".
1.     Ограничение тарифов 15-ю процентами от дохода семьи. Реально ли это воплотить в жизнь?

– Мы исследовали коммунальные тарифы, делали рейтинг комфортности коммунальных тарифов и высчитывали совокупный коммунальный платеж. То есть мы брали однокомнатную квартиру, объем потребляемых ею коммунальных ресурсов и использовали тарифные значения, которые дает Росстат по регионам, и делали оценку. У нас получилось условно – все регионы встали в коридоре от 5 до 15%.

Мы определили, что красная группа – где начинаются серьезные проблемы со способностью населения оплачивать – возникает после 10%. При этом выше 15% - она является порогом. Я считаю, что ее нужно принимать как точку отсечения для выделения субсидий. Сегодня субсидии выделяются от 22%. Так установлено в федеральном законе.

Трудности у населения в выплате коммунальных тарифов начинаются с 10% в среднем, 15%, поэтому 15% можно принять как верхнюю границу.

2.     Расскажите, пожалуйста, какие на сегодняшний день существуют субсидии для малоимущих.

– Субсидии выплачиваются по проценту от дохода – федеральные,     дальше регионы могут устанавливать меньше. Отдельно есть выплаты различным категориям граждан, они индивидуальны. Это инвалиды, пенсионеры, ветераны труда, Великой Отечественной войны, ликвидаторы аварий. У каждой группы своя структура субсидий по оплате коммуналки. Для них это существенные деньги и с точки зрения этих размеров, которые выплачиваются. Проблема состоит в том, что подавляющее большинство, то есть мы говорим про эти 22%, не имеет регионально утвержденных тарифов.

И этим 22% очень сложно получить. Был принят закон о прямых договорах, и была попытка с осени прошлого года массово переводить людей и на эти прямые договоры с тепловыми компаниями, водоканалом. Когда это было централизованно, люди приходили в УК, им оформляли субсидию, и она распространялась на все виды ресурсов. А по прямому договору на каждый вид тарифа нужно получать субсидию у каждой ресурсоснабжающей компании отдельно.

Проблема оказалась в том, что эти компании оказались не готовы к работе с населением.

Органы соцзащиты тоже не понимают, как не запутаться и понять, что это не дважды, не трижды оформляемая субсидия на коммунальные платежи, а одна на разные виды ресурсов.

Нужно учесть, что пока плательщик не оформит субсидию, ему ее никто не засчитает, и платежи будут приходить максимальные.

3.     Можно ли найти путь к балансу между интересами граждан, поставщиков ресурсов и государства?

– Баланс достигается компромиссом. Компромисс достигается путем уступок всех сторон, то есть каждая из сторон делает шаг навстречу другой, ущемляя в чем-то себя и свои интересы. Только так можно достичь подобного соотношения.

Во многом советская экономика содержала в себе фундаментальные дефекты. Один из них, ключевой, – отсутствие конкуренции и крайняя энергонеэффективность.

А современные технологии шли в разрезе снижения энергопотребления, удешевления именно составляющей энергии себестоимости продукции.

И как один из принципов – это развитие конкуренции и повышение стоимости коммунальных тарифов до уровня рыночных, но в таком понимании: «рыночная» приравнивалась к «мировой». Через какое-то время эта концепция стала неактуальной, потому что цены на энергоресурсы стали стремительно падать. Это общемировой тренд – снижение стоимости ресурсов. И, следовательно, формально все переходят как бы в формат Советского Союза. Пока мы оттуда пытались убежать, в это время мир системно туда погружался. Мы, для того чтобы их догнать, поднимали тарифы. И дешевая энергия – это серьезное конкурентное преимущество в сегодняшней ситуации. И именно этого конкурентного преимущества мы лишаем собственную экономику.

В моем понимании мы должны отказаться от концепции поднятия коммунальных тарифов, не потому, что я против коммунальщиков и за население, а потому что концептуально мы все равно туда будем двигаться. У нас низкие тарифы будут не за счет технологий, а за счет ресурсной базы.

Мы двигаемся в эру дешевой энергии. Новая технологическая революция, о которой мы говорим, – роботизация – может быть построена только на дешевой энергии.

В моем понимании нужен такой национальный проект, для которого требуются большие деньги. Как без государственных, так и без частных инвестиций невозможно. То есть мы должны искать возможности, как нам обеспечить функционирование этой системы и зафиксировать тарифы, не допускать их роста.

Как мы можем это обеспечить? Если мы сейчас остановим коммунальные тарифы при инфляционных процессах в коридоре 5-7% , мы за 3 года приведем долю коммунальных платежей к структуре доходов населения к процентам 10 и около. Нам нужно обеспечить жесткое закрепление этих тарифов на 3 года за счет того, что государство разработает механизмы поддержки компаний, поставляющих ресурсы, и предложит программы по вложению в инфраструктуру в рамках нацпроекта с привлечением самих этих компаний.

4.     Расскажите о статистике тарифов по регионам. Сильно ли они отличаются?

– Статистика такая есть. Чем это обусловлено?

Во-первых, разной себестоимостью, то есть в разных регионах разный уровень цен, зарплат. То есть в структуре себестоимости производства ресурсов присутствуют прямые затраты, которые обладают разной величиной.

Обычно возникают вопросы, когда два региона находятся рядом друг с другом, уровень дохода населения у них плюс-минус одинаков, экономически все параметры тоже одинаковы, но при этом тарифы отличаются в два раза один от другого. Предыдущая модель тарифов утверждалась топливными местными региональными РЭКами (Региональные энергетические комиссии). Ограничения по индексации этих тарифов не было, было даже возбуждено несколько уголовных дел о том, что было дано добро на включение затрат, которые не относятся к прямой себестоимости, в тариф. Даже в Москве было возбуждено уголовное дело о том, что в состав тарифа необоснованно были включены статьи, связанные с аудитом и бухгалтерским обслуживанием. Согласно действующим положениям, это недопустимо. Это результат работы РЭКов и результат того, что размер индексации не был ограничен. То есть просто бралась обоснованная экономическая величина, ее надо было доказать и соответственно повышать. А поскольку общая позиция состоит в том, что тарифы на коммунальные услуги нужно приблизить к международным, задание стремительно выполняют без оглядки на доходы населения.

5.     Какие тарифы, на Ваш взгляд, завышены и требуют пересмотра?

– Это индивидуально для региона: у кого-то это отопление, у кого-то вода, у кого-то электроэнергия. Есть конкретный тариф, который выше остальных, и он существенный.

Есть вопросы, когда в ряде регионов размер взносов на капитальный ремонт больше, чем плата за содержание и эксплуатацию. Однозначно в регионах есть завышенные тарифы, с которыми нужно разбираться. Но то, что можно сказать про все эти тарифы, в целом сами модели, которые участвовали в их формировании, не имеют никакого отношения к реальной картине. И сегодняшний уровень тарифов – это история исключительно политической индексации, когда учитывались, с одной стороны, интересы одних и способность оплачивать других. Коммунальные тарифы, как и ЖКХ - система управления многоквартирными домами – стали жертвой политики.

Источник
17.06.2019

Сергей Креков





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта