Кирилл Бенедиктов: Стенограммы Белановского: что на самом деле думает «глубинный народ» (Россия: Общество) (17.04.2019)

Сам Белановский пишет у себя в Фейсбуке: «Я не сразу решился опубликовать стенограммы, чтобы не накалять обстановку. Но потом решил, что хуже уже не будет».
Рейтинги «Единой России» неотвратимо снижаются – и это снижение уже чем-то напоминает уход в пике.

7 апреля в восьми российских районах прошли местные выборы. В четырех из них досрочно избирали новых глав муниципалитетов.

Эта новость не попала бы даже на передовицы региональных СМИ – ну, кому, на самом деле, интересно, как голосовали жители сельского поселения Ушарбай в Забайкалье или Икрянинского района Астраханской области – если бы не одно любопытное обстоятельство. На всех этих выборах поражение потерпела «партия власти», сиречь «Единая Россия».

Все кандидаты от ЕР уступили самовыдвиженцам – причем в некоторых случаях разрыв был колоссальным (например, на выборах главы Калининского сельсовета Михайловского района Амурской области самовыдвиженка Вера Пацук получила 81,85% голосов, а ее конкурент из «Единой России» Галина Позднякова – 13,23%.

На фоне выборов мэра Усть-Илимска, о которых я рассказывал в прошлой своей колонке, местные выборы в небольших, вполне типичных районах России только подтвердили очевидную тенденцию – доверие к «партии власти» у избирателей падает, причем падает стремительно.

Если 31 марта ВЦИОМ фиксировал поддержку ЕР на уровне 35,6, то через неделю ФОМ опубликовал данные, согласно которым за «Единую Россию» были готовы проголосовать только 32% опрошенных.

А чего еще стоило ожидать, если за последний год г-да чиновники и депутаты от «партии власти» из кожи вон лезли, чтобы подчеркнуть, что они – новая аристократия, а избиратели – безмозглое стадо?

Не говоря уже о том, что после выборов президента правительство (во главе с лидером «Единой России» Дмитрием Медведевым) сделало все возможное, чтобы убедить граждан России – концепция «люди – новая нефть» не зловредная выдумка врагов Кремля, а реальная модель взаимоотношений власти и общества.

Но хотел я написать не об очередном провале «Единой России» на местных выборах, а об очень интересных – хотя и крайне неприятных для власти – результатах социологических исследований Сергея Белановского.

Сергей Белановский – известный российский социолог, автор учебников по методам социологических маркетинговых исследований «Методика и техника фокусированного интервью» и «Метод фокус-групп». Разработанный в середине прошлого века в США (впервые – для изучения эффективности рекламы на радио), метод фокус-группы представляет собой групповую дискуссию, в ходе которой выясняется отношение участников к той или иной проблеме. Считается, что этот метод позволяет составить более объективную картину настроений и предпочтений участников опроса, поскольку участники дискуссии, освобождаясь в ходе разговора от идеологических установок, становятся свободными и раскованными в своих ответах и реакциях.

В марте этого года Белановский провел работу с тремя фокус-группами в Москве, Владимире и Гусь-Хрустальном.

В каждой группе было по 10 человек, по 5 мужчин и 5 женщин, без высшего образования, возраст – средний, национальность – русские.

Три группы – конечно, немного, что признает и сам Белановский, оговариваясь, что вопрос этот не зависел от его желания – финансирование исследования было ограниченным. Но математические результаты, предназначенные для количественных исследований, подчеркивает социолог, не применимы к качественным. Поэтому он все же считает полученный результатрепрезентативным.

«Конечно, лучше 6 групп. Маша Волькенштейн писала, что после 6 групп новые высказывания уже не появляются. Я согласен, если речь идет об однородной популяции».

Популяция в данном случае была вполне однородной – то, что в нашумевшей статье В.Ю. Суркова слегка высокомерно было названо «глубинным народом». Различались лишь места, из которых социологический бредень Белановского черпал типичных представителей этого «глубинного народа»: Москва – один из самых благополучных городов страны, Владимир – крепкий «середнячок», Гусь-Хрустальный – депрессивный райцентр, типичный моногород с остановившимся производством (сейчас там работает только один цех некогда знаменитого на весь мир завода).

Тем любопытнее, что очень многие ответы совпадали во всех трех фокус-группах.

Вот что отвечали участники фокус-групп на вопрос, за какие партии они будут голосовать на выборах в Думу в 2021 г.

Москва:

«У меня такой принцип, голосуем за кого угодно, кроме Единой России».

«За любую партию кроме Единой России».

«Я тоже буду голосовать за любую партию кроме Единой России, потому что тоже не вижу ничего хорошего».

«У нас сняли опытного директора школы, которой было за 50, а поставили 29-летнюю футболистку, учителя физкультуры, зато член Единой России. Школа теперь вообще катится неизвестно куда». 

Владимир:

«Я всегда голосовал последние года за Единую Россию. На данный момент, если я пойду голосовать, то уже не за них. Больше склоняюсь к КПРФ. Они противопоставляют себя Единой России».

«Единая Россия уже замучила. Я категорически против этой партии».

«Против Единой России. Меня не устраивает их политика». 

«ЛДПР или КПРФ, но точно не Единая Россия». 

Гусь-Хрустальный:

«Я если пойду, то против всех проголосую. Или испорчу, у нас голосовать не за кого. Ничего не выполнено, ни одна партия. На последних за Единую Россию голосовала, там кандидаты были получше. Но в итоге ничего не сделано».

«Если пойду, то однозначно против Единой, за ЛДПР наверно. Жириновский мне нравится. Может, если бы они были у власти, что-то было бы лучше».

«Я не пойду, раньше голосовал за Единую, но все только хуже становится. Одни обещания, ничего, ни рабочих мест, никакие обещания никто не выполняются, все одно и тоже».

«За ЛДПР, Единую надо вообще убирать, пока они у власти, мы будем жить в нищете, а ЛДПР поют красиво. А Единая Россия ничего не даст сделать, пока будет Путин, ничего не будет хорошего». 

Справедливости ради, надо сказать, что в фокус-группах Владимира и Гусь-Хрустального нашлись люди, которые заявили, что будут голосовать за «Единую Россию». По одному человеку на группу! В Москве и такого одиночки не нашлось, лишь одна женщина призналась, что «если какая-то личность понравится, могу и за «Единую Россию» проголосовать».

Интересно также, что объясняют свою антипатию и недоверие к «партии власти» во всех трех группах приблизительно одинаково:

Москва:

«Ну вот что они хорошего сделали для нас? Я беру свою семью, я не вижу ничего положительного. Чтобы что-то шло от этой партии для народа, населения, и конкретно для нас. Нам запудривают мозги этой Венесуэлой, Сирией. У меня теща живет в 300км от Москвы, так там электричества нет. Кто виноват?»

«За последние годы все очень плохо. Законы, которые принимаются, абсурдны. Пенсионный закон, детские пособия, которые сейчас получают матери. Вы представляете себе, что это такое? Полторы тысячи детское пособие для малоимущих людей. Это минимальный прожиточный уровень, который у нас в стране смешной. Сейчас его повысили до 15 тыс., раньше от был меньше 10 тыс. рублей. Это значит, двое должны зарабатывать 15 тысяч максимум. Я не могу получать, у меня зарплата 30 тыс.» 

«Очень много скандалов связано с этой партией. Коррупция, Навальный. Поймали человека с 3 миллиардами. Вы представляете себе, что такое 3 миллиарда?»

Владимир:

«Они творят что хотят. Нас замечательно отвлекли футболом, но какие законы в это время приняли! Повысили НДС, приняли закон о жилье. Вам приходится покупать новые квартиры за свой счет, если дом решают снести. Это еще не полный список того, что они натворили»

«Они ничего для меня не сделали за двадцать лет. Когда выбирали президента, я хотела проголосовать за Грудинина, но так никуда и не пошла. Было понятно, что будет Единая Россия»

Гусь-Хрустальный:

«Говорят одно, делают другое, мы помогаем всем, кому угодно, Сирии, другим, но только не своей стране. Мы живем на грани нищеты. В странах третьего мира люди так не живут, как мы. За одно ЖКХ их можно всех вышвырнуть, потому что это не выносимо».

«На кой хрен мы Сирии списываем долги, если детям до 3-х лет нашим пособие по 50 рублей в месяц платим? Они должны к нам прислушиваться, и хотя бы нам объяснять, почему они это так сделали? Нам не надо говорить, что делаем так, потому что так правильно. Это всегда будет бунт».

При этом во всех трех группах преобладает мнение, что России нужна парламентская, а не президентская форма правления:

Гусь-Хрустальный:

«Модератор: как вы думаете, в России должна быть парламентская республика или президентская?

Мужчина: Парламентская. Народная.

Все одновременно говорят: Народная».

Владимир:

«Сейчас парламентская».

«Смотря для каких целей. Если для развития, то лучше президентская, а если для благополучия людей – парламентская».

«Президентская уже изжила себя».

Москва

«У нас и квази-демократия и квази-президентская республика. Наш парламент не будет обеспечивать полноценное определение парламентской республики. Я бы хотел, чтоб была парламентская республика». 

«При парламентской системе правления есть больше определенных дискуссий, но в наше время все равно нет никакой разницы. Все поддерживают одинаковое направление. Но, парламентская республика была бы интереснее».

«В нашем случае, разницы нет. Все законы, которые нужны президенту, поддерживает парламент». 

Впрочем, есть и сторонники президентской республики, но они в меньшинстве:

«Я думаю, что президентская. Один человек должен решать. А в парламенте всегда миллион мнений» (Гусь-Хрустальный).

Недоверие к парламенту выливается порой в крайние формы:

«Парламент вообще лишнее звено. В России его быть не должно. Это всего лишь трата государственных денег. Его существование бессмысленно, а законы можно принимать другими способами. Например, через интернет. Зачем тратить такое количество бюджетных средств на людей, которые в этом профессионально не разбираются и принимают абсолютный популизм» (Владимир).

Апофеозом этого недоверия к парламенту является общее (т.е. все участники дискуссии говорили хором) высказывание фокус-группы Гусь-Хрустального:

«Все плохие, все. Всех надо убирать, нет достойных. И законодательство надо менять. Они сидят, их 450 человек, у них зарплата 800 тыс. рублей, а они сидят и размышляют, хватит ли нам 20 тыс.? Надо чтобы от области каждой шли люди в Думу, чтобы понимали, как мы тут живем. Среди нас простых людей тоже есть люди грамотные. Это партия из разных людей должна быть, и чтобы зарплата у них была такая же, как у нас, обычных людей». 

Цитировать стенограммы фокус-групп Белановского можно еще долго, но главное, думаю, уже ясно.

Все три фокус-группы показывают тревожно высокий уровень недоверия избирателей к «партии власти», а стало быть, и к самой власти в целом. 

При этом в наиболее депрессивном регионе (Гусь-Хрустальный) еще сохраняются иллюзии относительно разрешения конфликта между обществом и властью путем создания «честной, народной партии», «чтобы издавали, принимались законы единым народным голосованием» (во Владимире считают, что законы можно принимать «через интернет»).

В Москве участники дискуссии настроены более скептически: «разогнали одних, пришли другие». В столице выход видят в том, чтобы во власть шли люди, которые готовы работать не за деньги, а за идею.

«Политическая работа – это нагрузка, это идея. Вы видели когда-нибудь флагоносца, который получает за это деньги? Он максимум 50 грамм пинка получит. Депутат должен получать столько, сколько получает его избиратель». В Гусь-Хрустальном «50 грамм пинка» считают недостаточной мотивацией и предлагают еще более крутые меры: «лучше сделать, как в Китае – не справился с  полномочиями – пулю в лоб».

Повторю еще раз: качественные методы социологических исследований принципиально отличаются от количественных. Из стенограмм Белановского мы не узнаем, сколько процентов избирателей не будет голосовать за «Единую Россию» или выступает за превращение президентской республики в парламентскую. Но настроения в обществе метод фокус-групп выявляет с надежностью химического реактива.

Сам Белановский пишет у себя в Фейсбуке: «Я не сразу решился опубликовать стенограммы, чтобы не накалять обстановку. Но потом решил, что хуже уже не будет. Обойдется - хорошо, не обойдется - тоже хорошо. Лично я был просто шокирован тем, что услышал. ТАКОГО не ожидал. Видимо, процессы идут очень быстро. Но предсказывать ничего не берусь».

Процессы, которые, на мой взгляд, являются признаком взросления российского общества, обретения им собственной идентичности и осознания собственных интересов, отличных от тех, которые навязывают ему сверху, действительно значительно ускорились – причем катализатором их роста стала реализация той самой концепции «люди – новая нефть», которая привела к пенсионной реформе, повышению НДС и другим крайне непопулярным шагам либерального правительства.

Обратим внимание: у многих опрошенных Белановским в качестве увлечения или хобби указывается «смотрю (или читаю) интернет».

Иными словами – альтернатива телевизору.

По телевизору вам не покажут митинг уволенных Росгвардейцев, у которых государство отбирает квартиры. А в интернете не только покажут, но и сопроводят комментарием:

«Ни что из последних событий не ударило по стабильности сильнее, чем вчерашнее обращение ветеранов ОМОНа, которых с семьями вышвырнули на улицу...» (орфография оригинала – телеграм-канала «После выборов» сохранена).

По телевизору не покажут митинги против превращения Русского Севера в одну большую свалку для производимого Москвой мусора, прокатившиеся по Архангельской области и Республике Коми. А в интернете помимо красочных фотографий еще и процитируют архангельского губернатора, обратившегося к митингующим с прочувственными словами: «Я знаю, что я делаю, и я знаю, что я прав! Я двадцать с лишним лет прожил здесь, у меня здесь дети родились, а всякая шелупонь, которая есть никто и звать никак, пытается меня назвать непонятно кем».

Начиная с лета 2014 г., с первых антироссийских санкций, введенных США «в наказание» за возвращение Крыма, либералы повторяли мантру о том, что «холодильник победит телевизор». Они, как обычно, ошиблись. Колбасные идеалы, сыгравшие роковую роль в последние годы существования СССР, изрядно потускнели за постоветские годы – и если уж что-то и способно преодолеть воздействие государственной пропаганды, то уж никак не холодильник.

А вот интернет – может.

И дело тут не в том, что по телевизору всегда врут, а в интернете нет ничего, кроме правды. Например, Телеграм, с которым уже который месяц пытается безуспешно бороться Роскомнадзор, из независимой информационной площадки все быстрее превращается в конгломерат ангажированных теми или иными властными и финансовыми группами каналов. Одни кланы сводят счеты с другими, выделяя бюджеты анонимным райтерам и аналитикам, а выдается это все за «эксклюзив» и «объективную подачу информации».

Но при всех очевидных минусах интернета, информация, которую можно в нем найти, принципиально отличается от той, что дозированно выделяется потребителям контента федеральных каналов и многообразием позиций, и – в ряде случаев – отсутствием цензуры.

Но было бы, конечно, неуважением к нашим согражданам связывать изменение их электоральных предпочтений только с тем, что они стали черпать информацию не из телевизора, а из интернета.

Потому что ключевым фактором, влияющим на отношение избирателя к политической партии или конкретному политику, всегда является тот результат деятельности этой партии/политика, который можно, грубо говоря, пощупать руками.

И если этот результат избирателя глубоко разочаровывает, то телевизор – или интернет – могут сыграть здесь только второстепенную, хотя и немаловажную, роль.

Источник: https://sevastopol.su/point-of-view/stenogrammy-belanovskogo-chto-na-samom-dele-dumaet-glubinnyy-narod
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
17.04.2019

Кирилл Бенедиктов





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта