Олег Смирнов: "Страдают пилоты, когда кое-кто должен сидеть". Очередной скандал в авиации (Россия: авиация) (08.06.2019)

Расследование катастрофы самолета "Саратовских авиалиний", потерпевшего крушение при выполнении рейса Москва - Орск, привело к отзыву летного сертификата авиакомпании, закрытию двух учебных центров и отзыву летных свидетельств у более чем пяти сотен пилотов. В ходе проверки выяснилось, что Южно-Уральский государственный университет (ЮУрГУ), который окончил погибший при аварии Ан-148 пилот Сергей Гамбарян, не имел сертификата авиационного учебного центра и утвержденной Росавиацией программы подготовки. Генпрокурор РФ Юрий Чайка заявил, что в ходе надзорных проверок были выявлены факты неполного прохождения летным персоналом программ подготовки, отсутствия в образовательных организациях необходимого кадрового и материального обеспечения и многое другое. В связи с этим, по его словам, с 2017 года по результатам принятых прокурорами мер от выполнения полетов были отстранены 550 пилотов, прекращена деятельность двух авиационных учебных центров, а также аннулировано 160 летных свидетельств. ВыпускникиЮУрГУ практиковались в учебно-тренировочном центре ЧелАвиа, а затем созданном на его базе частном профессиональном образовательном учреждении Челябинское летное училище гражданской авиации (ЧЛУГА).
Летчики пытаются обжаловать решение Росавиации, обращаются в суды по всей стране. Они указывают на то, что не предоставляли недостоверные сведения для получения свидетельств пилотов - учились в вузе, получали дипломы, практиковались на тренажерах, летали на воздушных суднах, заключая соответствующие закону договоры с ЧелАвиа и ЧЛУГА. Суды отклоняют иски, ссылаясь на то, что у всех трех структур отсутствовали действующие сертификаты и лицензии на право осуществления образовательной деятельности в области авиации. К тому же для многих пилотов обучение оформлялось как профессиональная переподготовка и стажировка, однако в ходе проверок выяснилось, что свидетельств авиационного персонала они не имели, то есть не были пилотами гражданской авиации, следовательно, не могли переучиваться на новый тип воздушных судов в рамках дополнительного образования, пишет "Коммерсант".

Заслуженный пилот СССР, президент Фонда "Партнер развития гражданской авиации" Олег Смирнов в интервью Накануне.RU назвал это дело скандальным, по, мнению эксперта, вслед за заявлениями генерального прокурора нужно открывать уголовные дела и сажать ответственных за решетку, а сейчас страдают только пилоты, а не те люди, которые выдали им государственные свидетельства.

— Олег Михайлович, как вы прокомментируете скандал вокруг Южно-Уральского государственного университета, центра ЧелАвиа и Челябинского летного училища гражданской авиации, которые, как оказалось, не имели сертификатов и лицензий на право осуществления образовательной деятельности, а также утвержденной Росавиацией программы подготовки - и это выяснилось только в ходе прокурорской проверки из-за катастрофы Ан-148 "Саратовских авиалиний"?


— Тут двоякая ситуация. Если не имеет лицензии администрация училища гражданской авиации и сертификата на такое обучение, то выпускать пилотов они не имеют права, никто не имеет права. Нужны соответствующие сертификационные документы, необходимо в обязательном порядке, чтобы государственная администрация гражданской авиации утвердила программу подготовки. Ни того, ни другого, по заявлению прокурора, там не было. Поэтому они не имели на это права, но тут вступает в силу второе обстоятельство, как всегда - у самолета же два крыла, на одном пилот не может лететь - и здесь также. По всем международным авиационным правилам и по федеральным авиационным правилам Российской Федерации свидетельство пилота коммерческой авиации выдает государство. Вот возникает вопрос - а как это так? С одной стороны, вроде бы, как сейчас заявляет генеральный прокурор, вуз не имеет сертификационных и лицензионных документов, программа не утверждена, а с другой стороны - государство им выдало свидетельство пилотов. Они же в кабину самолета без свидетельства пилотов не могли сесть, правильно? Как это так оказалось - тут надо посмотреть генеральному прокурору, как эта нерешаемая задача была решена?

— То есть тут ответственность на государственных органах?

— Одной рукой государство выдает свидетельства пилотов, а другой - забирает эти сертификаты у большой части пилотов. Отсюда вывод такой - это уголовное дело, это дело скандальное. По представлению генерального прокурора, если он по-настоящему возьмется, там нужно разбираться в государственном регулировании, освобождать от занимаемых должностей и сажать ответственных людей в тюрьму за грубое нарушение российского законодательства.

— А что делать с пилотами?

— Целая партия была отстранена. А ведь они уже набрались опыта, некоторые летают командирами кораблей, а сейчас их лишили профессии. Это лишение профессии. Это крайний случай. Необходимо было бы учитывать это обстоятельство, что у них на руках был государственный документ в виде свидетельства пилота, необходимо было бы выгнать с должностей тех, кто эту картину допустил, кого-то освободить от должности, а кого-то и в тюрьму посадить, потому что просто так такие вещи не делаются, значит, за какие-то деньги делалось. И составить какую-то специальную программу - ту, которой не хватило при их подготовке, как сейчас выясняется, в этом учебном заведении. Составить программу, в которой была бы не только перечисленная подготовка, а главное - практическая. Чтобы пройти проверку, нужно показать себя на тренажере столько-то часов, чтобы на реальном самолете отлетали определенное количество часов, чтобы потом государственный инспектор регулирующего органа гражданской авиации проверил их технику пилотирования и утвердил, что свидетельство Петрова он признает действительным, а вот по Иванову будет принято другое решение.

Из этой громадной группы от силы было бы один-два человека отсеяно, я вас уверяю, а остальные, имея тот опыт, который они уже накопили плюс дополнительный теоретический материал и дополнительные тренировки на тренажерах - были бы признаны действительными. Но этого не было сделано. Нужно же было думать, как поступить, а не разбрасываться кадрами. А получилось - государство выдало свидетельство левой рукой, а правой - забрало. Тогда "левую руку" надо отрубить, если она совершила преступление, этого не происходит. Пилоты правильно жалуются, подают в суды, но суды у нас - вы знаете, какие суды. То, что я вам рассказываю, понятно даже без юридического образования. Не поздно еще это сделать сейчас, нужно восстановить справедливость для этих ребят, которые стали жертвами не собственной некомпетентности - им выдали государственные свидетельства! - а неисправности государственного механизма.

— Подтвердить специальность и качество образования было бы хорошим решением, но что делать, если, как говорят, для многих пилотов обучение оформлялось как профессиональная "переподготовка и стажировка", то есть свидетельств авиационного персонала они не имели и не были пилотами гражданской авиации, следовательно, не могли переучиваться на новый тип воздушных судов в рамках дополнительного образования. Как такое могло произойти?

— Вот это уже грубое нарушение законодательства, и это уже кри-ми-нал. Криминал, который должен получить соответствующую оценку генерального прокурора, должны быть сделаны соответствующие выводы, должны последовать посадки. Опять к этому и придем - пострадать должны не эти ребята, которые стали жертвами, а получат положенное наказание виновники.

— Но что было бы, не выясни это прокуратура? Новые аварии?

— Прокуратура выполнила свою рутинную работу, это ее обязанность, следить за выполнением законодательства. Это обязанность прокуратуры. А если бы она этого не сделала, то не избежать нам и следующей катастрофы - чудес не бывает.

— А что можно говорить в целом и про другие летные училища, это ведь вряд ли единичный случай? Просто из-за катастрофы было расследование, а сколько еще подобных случаев может быть по России?

— За последнее время соответствующие меры предприняты государственными органами регулирования, закрыто несколько десятков учебных центров, что, с одной стороны, хорошо, но с другой - надо было их дотягивать до уровня высоких стандартов, а не ликвидировать возможность получать профессию в этих учебных центрах, в то время, когда пилотов фактически не хватает. Особенно опытных. Но тем не менее меры предприняты, и я думаю, в ближайшее время наблюдаться такие явления не будут.

— Ну да, директор ЧЛУГА Александр Матусевич жалуется в СМИ, что загубили такую хорошую базу, "лучшую в Европе", три ангара забиты самолетами, тренажерами, которые не эксплуатируются, здание рушится...

— Да, да, а почему это делают? Если есть дефицит, надо не закрывать такие базы, а приводить документы в соответствие, дотягивать до стандартов, оказывать госпомощь и продолжать использовать после того, как будут наказаны все виновные.

— А как вы считаете, можно было бы избежать крушения в феврале прошлого года Ан-148 "Саратовских авиалиний", следовавшего из Москвы в Орск, если бы это все всплыло ранее?

— Можно было бы избежать аварии, там не было оснований для того, чтобы закончилось все так плачевно, ни одного основания. Это просто вопрос организации летной работы и вопрос подготовки летного экипажа.

— В России все чаще происходят авиационные происшествия, тут и "Суперджет", и другие катастрофы, по сравнению с остальным миром, безопасность наших полетов сейчас на каком уровне находится?

— Существует методика расчетов безопасности, которая - не буду вас загружать цифрами - исчисляется взаимоотношением количества полетов и количества жертв. По этой шкале мы находимся далеко не на первых местах, а скорее в первых местах с хвоста. Мы в прошлом году перевезли 116 млн, и у нас была одна катастрофа, в этом году у нас уже одна катастрофа. В прошлом году американцы за это же время перевезли 900 млн пассажиров - у них ни одной катастрофы. Повторяющей катастрофы у нас очень серьезный показатель, он требует срочных мер. Одной из мер должно быть укрепление и реорганизация государственной системы регулирования гражданской авиации в России, которая показывает на протяжении уже многих лет свою неэффективность, безответственность и непрофессионализм.

Это все началось после административной реформы, которая была проведена у нас в стране, теперь ответственность размыта, вообще как таковая отсутствует, "спирают" ее друг на друга, концов не найти. Происходит колоссальное вымывание профессионалов. Вместо опытнейших пилотов, инженеров авиационных приходят "эффективные менеджеры" со всеми вытекающими последствиями. Если портной за свою жизнь не сшил ни одного платья - вы к нему не пойдете, а в авиации - пожалуйста, такие непрофессионалы возглавляют отрасль.

Вопиющая неэффективность привела к тому, что Международная организация гражданской авиации (ИКАО), в которой состоит 192 страны мира, включая Россию (обращаю внимание, что состоят там не авиакомпании или аэропорты, а страны, государства), приняло 19 приложение, то есть очередной закон, касающийся всех членов ИКАО - там как раз расписаны задачи государств и государственных органов по обеспечению безопасности полетов. Почти все 192 государства предприняли меры, и вот какие результаты - в прошлом году Европа без катастроф, Америка без катастроф, Китай без катастроф, Финландия без катастроф, Австралия без катастроф, а у нас аварии и катастрофы. Поэтому 19 приложение необходимо принять, там целый перечень обязательств, которые необходимо исполнять для того, чтобы достичь цели повышения уровня безопасности полетов. Эта главная причина катастроф, даже шереметьевской. Это и есть причина - неприятие нашей страной 19 приложения Чикагской конвенции ИКАО. Примите решение, освободите от должности тех министров, которые тормозили решение этой очевидной проблемы, и все заиграет совершенно по-другому.

— Все дело только в этом приложении? Без него, например, в советское время у нас было так же, по сравнению с другими странами, в плане соотношения катастроф и количества пассажиров?

— В советское время был порядок, тут сравнивать даже не стоит. Было министерство гражданской авиации, о котором сейчас сожалеют все авиаторы. И оно исчезло. Руководили там - только профессионалы, работали только специалисты в области авиации, я сам оттрубил в этом министерстве почти десять лет в должности заместителя министра. Попробуй у нас получить свидетельство без должной проверки... Сегодня в положении о министерстве, в государственном документе, нет слова "ответственность" вообще. А вот в министерстве гражданской авиации было прописано, что министр "несет ответственность за …" - и перечень из двадцати или тридцати пунктов. Сейчас такого нет! Все обезличено, никто ни за что не отвечает. Современным министрам и депутатам вы создали рай земной, а не службу. Получать по 600 тыс. зарплату (и это без премий) каждый месяц и ни за что не нести ответственности. Пенсии им дикие, которые в разы отличаются от средней пенсии по стране - рай, развлекайся, ходи по ресторанам и ни за что не отвечай. Поэтому проблемы не только в авиации, экономика рушится, по многим показателям мы аутсайдеры. Они делают вид, что люди что-то решают из чепухи - голосование за название аэропорта именем Николая II, например. Молодежь зомбирована, она и позволяет этому твориться, что же делать - сидеть за компьютером, голосовать за "Единую Россию", а на кухне ругать власть? Не замечают, как превращаются все в унылых рабов, которые будут добывать нефть для Запада и мечтать работать дворниками в Лондоне и Париже.

Источник
08.06.2019

Олег Смирнов





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта