Алёна Белая: Стратегическое сырье. Нужно ли развивать производство хлопка в России (Россия: технологии) (07.06.2019)


Возможное снижение объемов импорта хлопкового волокна породило идею чиновников производить его внутри страны. Пока хлопчатником засеяны считанные гектары, но в перспективе потребность в хлопке может полностью удовлетворяться собственным производством, уверен Минсельхоз. Эксперты относятся к этому скептично: высокие затраты и климатические ограничения могут затруднить реализацию планов.
Максимальная площадь возделывания хлопчатника в России составляет 220 тыс. га при условии мелиорации, подсчитал Минсельхоз. Этот потенциал следует реализовывать, уверены чиновники. Необходимость развития данного направления агроведомство связывает с политикой стран Средней Азии, которые являются основными поставщиками хлопка в Россию. В последние годы они ведут активное строительство собственных перерабатывающих комбинатов, и вскоре могут сократить продажу сырья на внешние рынки. Между тем потребность российских предприятий в хлопковом волокне оценивается примерно в 70 тыс. т в год, знает партнер практики АПК компании «НЭО Центр» Инна Гольфанд.

Сеять или покупать

С распадом СССР Россия лишилась собственного хлопка, и предприятия текстильной промышленности были вынуждены закупать импортное сырье, говорит замминистра сельского хозяйства Ставропольского края Андрей Олейников. В последние годы импорт стабилизировался на уровне около 250-300 тыс. т. Основными поставщиками нечесаного хлопковолокна являются страны СНГ — Таджикистан (34%), Казахстан (29%), Киргизия (24%) и Узбекистан (11%).

По информации ответственного секретаря комитета по хлопку Союзлегпрома Анны Орозовой, Узбекистан уже сократил экспорт хлопка в виде сырья, поскольку руководство страны поставило задачу увеличить переработку на местных текстильных фабриках и экспортировать уже готовую продукцию. Однако заметного влияния на сырьевое обеспечение российских хлопкопрядильных фабрик это не оказало, так как их потребности сейчас обеспечиваются в основном за счет поставок из Таджикистана, Казахстана, Киргизии, а в последний год и из Азербайджана, экспортный потенциал которого резко вырос.

Однако и в других странах Средней Азии ведется активное строительство перерабатывающих мощностей, известно Гольфанд. Через несколько лет будет крайне сложно экспортировать минимально обработанный хлопок из данных регионов, считает она. Сейчас около 73% российского импорта составляют хлопковое волокно, хлопчатобумажные нитки и пряжа, остальное приходится на ткани, отмечает эксперт «Института комплексных стратегических исследований» (ИКСИ) Надежда Каныгина.

Согласно данным ФТС, импорт хлопковой продукции после некоторого спада в 2015 году последние три года увеличивается. Однако если говорить о ввозе волокна, то его поставки в Россию в стоимостном выражении действительно сократились — с 2015-го примерно в 1,4 раза, а с 2013-го — в 2,1 раза. При этом импорт пряжи, содержащей более 85% хлопковых волокон, вырос — с 2015 года тоже в 1,4 раза. Тем не менее на текущий момент дефицита волокна в России нет, утверждает Орозова. «Трейдеры говорят, что даже не всегда удается продать весь объем на внутреннем рынке», — говорит она.

По мнению управляющего партнера консалтинговой группы «Агроинвестсервис» Дмитрия Потапенко, российская текстильная промышленность в части хлопчатобумажных тканей безвозвратно переориентирована на импортное сырье. Системного и существенного стимула для инвестиций в отечественное производство хлопка-сырца со стороны российских производителей волокна и тканей нет и не будет. А спрос на импортный сырец будет сохраняться до тех пор, пока будет оставаться в рабочем состоянии соответствующее оборудование для его переработки на отечественных предприятиях.

В России в 2018 году, по данным Росстата, собрали примерно 80 т хлопка — это совсем ничего, отмечает Потапенко. Но никакой проблемы в этом эксперт не видит. «Мы даже семена сахарной свеклы не делаем сами, как и генетику сельскохозяйственных птицы и животных. Что уж говорить о хлопке! — восклицает он. — Уже очень много лет это глобальный биржевой товар с очень специфической финансово-экономической моделью производства и оборота, которая в России не может быть локализована». По словам Потапенко, во многих странах хлопок и изделия из него — часть исторического народно-хозяйственного уклада (например, в Китае и Индии традиции и навыки выращивания агрокультуры и ее обработки существуют более 2 тыс. лет), и одного энтузиазма России недостаточно, чтобы эффективно и осмысленно конкурировать с такими производителями.

Доцент по кафедре садоводства, селекции и семеноводства, канд. с.-х. наук Волгоградского государственного аграрного университета (ВолГАУ) Игорь Подковыров, напротив, полагает, что сейчас самое время для того, чтобы подумать о развитии хлопководства в России. «Есть огромный глобальный спрос, поэтому в дальнейшем можно будет поставлять отечественную продукцию и за рубеж, — оптимистичен он. — Мы можем стать экспортерами и диктовать свои условия на мировом рынке, влиять на ценообразование, именно поэтому правительству стоит уделять больше внимания развитию отрасли».

За государственные деньги можно выращивать хоть ананасы в Мурманске, иронизирует Потапенко. «Но если говорить серьезно, то у России просто нет возможности поддерживать хлопководство за счет бюджета в сколь-нибудь существенном для отечественной текстильной промышленности масштабе, — думает он. — И в большинстве случаев господдержка — фактор временный». Стоит учесть и то, что хлопчатник не подразумевает реверсный севооборот. Его нельзя возделывать год-два и бросить, так как его индустриальное производство предполагает инвестиции в системный шлейф сложных и дорогих элементов агротехники и прецизионной, специализированной именно на хлопке-сырце сельхозхимии. Именно поэтому заниматься этой агрокультурой в России бессмысленно, настаивает Потапенко. Объемов мирового производства вполне достаточно для покрытия потребностей и нашей страны. «В условиях глобализации главным является наличие объективно и естественно сформированной цивилизационной экспертизы по поводу использования конкурентного природно-климатического потенциала, — подчеркивает он. — У нас применительно к производству хлопка-сырца этого нет».

Для развития хлопководства в России необходима совокупность нескольких факторов, говорит и гендиректор волгоградской прядильно-ткацкой фабрики «Камышинский текстиль» Александр Борисенко. Среди них экономическая целесообразность, наличие доступной информации по возделыванию хлопчатника, посевной материал, посевная и уборочная техника, приемно-перерабатывающие пункты (заводы по переработке сырца) и государственная поддержка. При потере одного из звеньев нельзя гарантировать успех. Именно поэтому на сегодняшний день перспектива развития хлопковой отрасли не совсем ясна, считает руководитель центра прикладной генетики, селекции и семеноводства хлопчатника ВолГАУ, профессор Ойбек Кимсанбаев. «Перерабатывающие предприятия, в частности текстильные, очень нуждаются в собственной сырьевой базе. Но многих аграриев не радует тот факт, что хлопчатник завтра может войти в список основных агрокультур, возделываемых в стране наряду с пшеницей, кукурузой, подсолнечником, овощами и другими, ведь ему нужна особая поддержка, — говорит он. — Слишком много вопросов и по технологиям, хотя рано или поздно отрасль в России должна начать развиваться».

Пока же хлопководство в России находится на начальной стадии развития. В 2017 году площади хлопчатника не достигли и 80 га. А возделыванием агрокультуры занимались лишь два региона — Волгоградская и Астраханская области. В то же время для нашей страны хлопчатник — это не новая, а забытая агрокультура, уверяет Подковыров. Его пытались выращивать еще до Великой Отечественной войны в южных регионах страны, но поскольку республики Средней Азии давали лучшие результаты, производство было перенесено туда.

Хлопок в мире

Хлопчатник возделывается в 97 странах мира, расположенных в тропической и субтропической зоне, доходя до 36 южной широты и до 48 северной, сообщает Игорь Подковыров из ВолГАУ. По данным Минсельхоза США, в сезоне-2018/19 урожай хлопка-сырца в мире составит более 27,3 млн т. Импортируют хлопковую продукцию 177 стран, а экспортируют 169. «Хлопчатник относят к агрокультурам, которые обеспечивают быстрый экономический рост государств. Самые крупные экономики мира, такие как США, Китай, Индия, достигли своего развития во многом за счет производства и переработки хлопкового волокна. Именно эти страны возглавляют семерку лидеров производителей хлопка-сырца», — говорит Подковыров. Они обеспечивают половину мирового производства волокна. Эти же страны, за исключением США, перерабатывают большую часть выращенного хлопка-сырца на своей территории. Причем объемы потребления больше производства на 13-36%. Крупнейшими импортерами волокна являются Китай, Бангладеш, Вьетнам. Лидируют по экспорту США, которые реализуют более 3 млн т волокна ежегодно.

Не прибыльный бизнес?

Данных о рентабельности выращивания хлопчатника в силу отсутствия до недавнего времени подобного производства в России у Росстата нет. Что касается доходности прядения волокна, то, согласно информации ведомства, в 2017 году она составляла -16%, а в 2018-м повысилась до -0,27%. А вот производство тканей из хлопка является уже доходным бизнесом, хотя уровни этой маржи все еще не самые высокие по отрасли — 8,5-9%, сообщает Каныгина.

Выращивание хлопчатника дает хорошую рентабельность, утверждает гендиректор компании «Русский хлопок» (Астраханская область, занимается выращиванием агрокультуры с 2016 года) Дмитрий Чапаев. Затраты на 1 га, с которого можно получить в среднем до 15 ц волокна, составляют около 32 тыс. руб., а средняя цена «белого золота» достигает 137 тыс. руб./т. «Хлопковое волокно — биржевой товар, в мире оно стоит около $2,1 тыс., при этом за последние три года цена менялась в пределах плюс-минус 10%», — рассказывает топ-менеджер.

Несмотря на то, что в России хлопководство принято считать экономически нецелесообразным, нерентабельным производством, существование (пусть и всего нескольких) хозяйств, занимающихся этим бизнесом и даже наращивающих производство из года в год, по мнению Каныгиной, говорит об обратном. При грамотном подходе, продуманной системе орошения выращивание хлопчатника может быть доходным направлением. К тому же в интересах страны иметь пусть и небольшую, но собственную сырьевую базу. При этом агрокультуру можно выращивать на южных залежных землях, которых достаточно много, а также на засоленных почвах, которые уже непригодны для другого производства», — говорит эксперт.

Нужно помнить, что хлопчатник — стратегическая агрокультура, так как после переработки его используют в химической, легкой промышленности и во множестве других отраслей, обращает внимание Подковыров. «Из хлопка делают ракетное топливо, порох, хлопковыми тканями отделывают кабины космических кораблей, из них шьют парашюты, даже денежные банкноты делают из хлопчатника, — рассказывает ученый. — И заменить хлопок по ряду направлений в рамках существующих технологий пока нельзя».

Хлопковая ткань как в чистом виде, так и в совокупности с другими синтетическими и натуральными материалами используется при пошиве одежды, добавляет Олейников. «На ее производство идут только лишь длинные хлопковые нити, а короткие перерабатываются в средства личной гигиены, среди которых ватные тампоны, палочки, подгузники и многое другое», — знает чиновник. Также, по его словам, хлопок стал использоваться при производстве искусственных кож в машиностроении, а также ряда элементов автомобильных покрышек. При переработке хлопка остаются семена с так называемым подпушком (линтом). Он применяется при выпуске пластмасс, фотобумаги и пленок, лакокрасочных материалов. Кроме того, семена хлопка богаты жирами, поэтому из них производят масло, идущее в пищевую и косметическую промышленность. «Отходы же, получаемые при переработке, такие как жмых и шелуха, добавляют в комбикорм для КРС, содержание в них белка превышает 40%», — рассказывает Олейников.

Развитие хлопководства на территории России сыграет огромную роль в импортозамещении, будет способствовать созданию надежной отечественной сырьевой базы для текстильной, пищевой, фармацевтической, оборонной отраслей, считает Чапаев. По оценке Кимсанбаева, сейчас для внутреннего рынка необходимо хотя бы 45-50 тыс. т хлопкового волокна. Хотя еще в 2000-м его потребление в России составляло 190 тыс. т. Сейчас же площадь возделывания хлопчатника в стране не превышает 250-300 га (на юге России) при среднем сборе с гектара в 20-25 ц хлопка-сырца.

Покупаем больше, чем продаем

Стоимостные объемы российского импорта хлопковой продукции в 11 раз превышают экспорт, обращает внимание Надежда Каныгина из ИКСИ. 87,3% вывоза — это хлопчатобумажные ткани. Большая часть внешних продаж приходится на Белоруссию (41,2%), Украину (23,6%) и Казахстан (16,8%). По данным ФТС, в 2018 году экспорт хлопка в денежном выражении сократился почти на 16% по сравнению с уровнем 2017-го до $53,9 млн. При этом в физическом объеме прошлогоднее падение было даже более существенным — на 30,6%.

Первые опыты

Реальные попытки возродить выращивание хлопчатника в России начали предприниматься относительно недавно. Основные усилия сосредоточены в районах с умеренно-континентальным климатом: в Астраханской, Волгоградской областях, Ставропольском крае, Калмыкии и Дагестане. Это самые перспективные регионы для выращивания хлопка, отмечает Чапаев.

В Волгоградской области развитием хлопководства занимаются не первый год, рассказывает зампредседателя комитета сельского хозяйства Волгоградской области Сергей Чумаков. По словам Кимсанбаева, регион является самой северной точкой мирового хлопкосеяния. «И только в одном из районов региона есть полтора миллиона гектаров незанятых площадей! Из них 150-200 тыс. га пригодны для выращивания хлопчатника», — утверждает он.

В бюджете региона в 2019 году на возмещение аграриям 50% расходов на приобретение машин для уборки и первичной обработки хлопка заложено 8 млн руб. Также предусмотрена компенсация прямых затрат при выращивании, сообщает Чумаков. Некоторые хозяйства области в этом году возьмутся за возделывание хлопчатника. Так, 30 га агрокультурой планирует занять «АПК Райгород».

Наличие же в регионе перерабатывающего предприятия — «Камышинский текстиль» — создает предпосылки для создания в Волгоградской области целого текстильного кластера, считает Чумаков. Есть намерения и возможности занять хлопчатником от 200 до 500 га. Основная трудность в достижении этого результата, по мнению чиновника, заключается в том, что для выращивания агрокультуры необходима специализированная техника, что ведет к дополнительным высоким затратам.

В 2014 году в ВолГАУ был создан Центр прикладной генетики, селекции и семеноводства хлопчатника, где изучаются также агротехнические методы его возделывания. Результатом селекционной работы стало выведение нового ультраскороспелого сорта хлопчатника ПГССХ 1, который успевает вызревать с апреля по сентябрь: от посева до сбора урожая проходит 105 дней, рассказывает Кимсанбаев. Сорт уже успешно выращивается в Узбекистане на площади 497 тыс. га и в Казахстане на 18 тыс. га, добавляет Подковыров. Урожайность этого сорта на светло-каштановых почвах Волгоградской области составляет 20-22 ц/га. Получаемое волокно пригодно для переработки. «Специалисты Камышинского текстильного комбината дали высокую оценку произведенного в Волгоградской области сырья», — утверждает ученый. Впрочем, акцентирует внимание он, в сопредельных регионах, где также ведутся работы по селекции и выращиванию хлопчатника, до настоящего времени не удалось получить товарную продукцию, несмотря на значительные площади сева.

В Волгоградской области также рассматривается вопрос о размещении в регионе пункте приема и первичной переработки хлопкового волокна. Комбинаты принимают именно волокно, оно составляет 36% от всего урожая и требует досушки, очищения от примесей и семян, упаковки в тюки, перечисляет Подковыров. «В самые простые хлопкоочистительные машины могут вложиться даже фермеры, это посильные траты — 100-300 тыс./руб. за единицу техники, — знает он. — Если же говорить о большом цехе, который будет построен с соблюдением всех мер пожарной безопасности, подведением мощных линий электропередач, воды и снабжением прочей инфраструктурой, то он обойдется примерно в 0,5 млрд руб.».

Почвенно-климатические условия Астраханской области тоже позволяют выращивать хлопчатник, при этом качество получаемого волокна не уступает мировым стандартам, рассказывает первый замминистра сельского хозяйства и рыбной промышленности Астраханской области Андрей Тимофеев. В прошлые годы площадь агрокультуры в регионе достигала 500 га. Однако затем отрасль пришла в упадок. В прошлом году хлопчатником было засеяно лишь несколько гектаров в экспериментальных целях. Тем не менее даже существует так называемая «астраханская технология» выращивания агрокультуры, основанная на механизации всех работ, включая сбор урожая, и предусматривающая также капельное или дождевальное орошение, информирует чиновник. В регионе уже районированы продуктивные и скороспелые сорта хлопчатника, способные давать 20-25 ц/га хлопка-сырца IV-V типа («Лиманский», «Михайловский», РХ 146, РХ 150 и другие). Препятствует же развитию отрасли в регионе отсутствие материально-технической базы. «Капиталоемкий характер проектов по хлопководству, включающих реконструкцию и строительство орошаемых участков, приобретение уборочной техники, оборудования по переработке хлопчатника, делает их реализацию силами частного капитала или с помощью финансирования в рамках экономически значимых региональных программ невозможным, — признает Тимофеев. — Необходима реальная федеральная государственная поддержка».

На территории производственной базы компании «Русский хлопок» в Астраханской области в 2020 году планируется открыть хлопкоперерабатывающий завод. Мощность одной секции предприятия составит 1 т/час с возможностью дальнейшего расширения производства до шести секций. Инвестиции в проект оцениваются в 100 млн руб. «Совместно с ВолГАУ и еще одним хлопкопроизводящим хозяйством — КФХ Эдуарда Пака, которое является одним из самых передовых в Волгоградской области по урожайности и качеству волокна, — в этом году хлопчатником засеем суммарно более 100 га в Волгоградской и Астраханской областях, а также Дагестане. Изучение теории и истории возделывания этой агрокультуры в России, а также практический опыт показали, что данный бизнес очень востребован и его нужно только масштабировать», — уверен Чапаев. Сейчас весь полученный компанией урожай хлопка-сырца первично перерабатывается на мощностях, принадлежащих ВолГАУ, на волокно и семена. Основными потребителями продукции являются «Камышинский текстиль» и ярославский комбинат технических тканей «Красный Перекоп».

Пожалуй, самые масштабные планы у Ставропольского края. Власти региона продвигают идею строительства завода по первичной переработке хлопка стоимостью 12 млрд руб. На заводе хлопок будет брикетироваться и очищаться. Также планируется возвести цех по отбеливанию волокна за 0,44 млрд руб. Впоследствии в Буденновском районе будет построена и текстильная фабрика. По информации Андрея Олейникова, предприятие «Терский» планирует создать целую мелиоративную сеть для промышленного возделывания хлопчатника, что позволит увеличить его посевы более чем на 1 тыс. га. Инвестиции могут составить до 7,5 млрд руб., в приобретение специализированной техники будет вложено 2,24 млрд руб. «Экономические показатели в расчете на 1 га в случае принятия мер государственной поддержки, по нашим расчетам, будут следующие: урожайность хлопка-сырца — 50 ц/га, выход волокна — 1,5 т, выручка — 162 тыс. руб., прибыль — 86 тыс. руб., а рентабельность — до 46%», — перечисляет чиновник.

В Калмыкии, по информации местного министерства сельского хозяйства, хлопчатник культивировался с 30-х годов прошлого века. Урожайность его тогда не превышала 5-6 ц/га при возделывании в богарных условиях. Но эксперименты по выращиванию хлопчатника, проведенные Калмыцким НИИ сельского хозяйства в конце 1990-х в восточных районах республики, доказали возможность успешного производства этой агрокультуры. «Так, в совхозах „Красинский“ Лаганского района и „Кормовой“ Яшкульского района в течение двух лет урожайность хлопчатника достигала 15-20 ц/га. Хорошие результаты были получены в совхозе „Володарский“ Приютненского района», — рассказывает замминистра сельского хозяйства Калмыкии Сергей Антонов. Чиновник уверен, что возделывание раннеспелых сортов хлопчатника с соблюдением современных технологий в регионе может быть высокорентабельным. Но прежде необходимо решить целый ряд проблем. В первую очередь по приобретению специализированных машин и орудий, а также хлопкоуборочных комбайнов. Немаловажное значение имеют средства химизации и защиты посевов от вредителей и болезней. Крайне необходима организация научно-исследовательских работ по проблемам возделывания данной агрокультуры», — говорит Антонов.

Проводят опыты по выращиванию хлопчатника и в Крыму. Хотя пока, в условиях острого дефицита водных ресурсов в республике, организация промышленного производства в регионе невозможна, сообщил «Агроинвестору» первый замминистра сельского хозяйства Крыма Владимир Анюхин. Однако на экспериментальных участках «НИИСХ Крыма» с целью экологического сортоиспытания хлопчатник выращивают. Два опытных участка с капельным орошением (0,1 га) и без полива (0,5 га) появились в прошлом году. И, как показали опыты, засушливый климат и участки без орошения — не самый хороший выбор для агрокультуры: хлопчатник остро реагировал на повышение температуры, сбрасывая часть бутонов. Урожайность не превышала 5-6 ц/га.

По мнению члена экспертного совета ассоциации «Афанасий Никитин» Александра Кудели, реализация проектов по выращиванию хлопчатника будет в первую очередь затруднена как раз из-за неразвитых оросительных систем. Земли с орошением теоретически можно сделать в Астраханской области и на Ставрополье. Например, посевы Ставропольского края могли бы снабжаться через Терско-Кумский канал (берет начало с гор Кабардино-Балкарии) и систему Кубани. Есть также незаконченная система Ставропольского канала. «Увы, ключевое слово тут — незаконченная, — обращает внимание Куделя. — Можно было бы черпать воду и из Право-Егорлыкского канала (берет начало у Невинномысска, севернее Кубани), он был построен в 1962 году, имел протяженность 450 км (основное русло, всего — 1150 км) и считался лучшей водоснабдительной системой во всей Европе. Но после строительства ставропольской ГРЭС по нему пустили теплую воду, что привело к разрастанию длинных водорослей, и сейчас канал в нерабочем состоянии». Привести все это в порядок потребует значительных денежных вливаний государства.

Проблемные точки

Пока же федеральной программы по развитию хлопководства не существует. Попытки ее разработки в последние годы предпринимались, но в связи с пока не разрешаемыми вопросами финансирования отрасли она так и не была создана, и сектор до сих пор не входит в число приоритетных направлений развития сельхозпроизводства, рассказывает Сергей Антонов.

Регионы разрабатывают свои документы по поддержке отрасли, такие есть в Волгоградской области и Ставропольском крае, но это не масштабная помощь. Зарубежные фермеры США и Китая получают субсидии на выращивание хлопчатника в размере $1-1,2 тыс./га, в Испании — €1 тыс./га, знает Дмитрий Чапаев. Впрочем, в той же Волгоградской области несвязная поддержка достигает 104 тыс. руб./га, что сопоставимо и даже превышает зарубежные уровни. Постановление о выделении субсидий для производителей хлопкового сырья этим летом могут принять в Дагестане: размер выплат ожидается от 70 тыс. руб. до 140 тыс. руб./га, говорит топ-менеджер.

Условия для развития хлопководства должны создавать и основные потребители волокна, считает Александр Борисенко. «Именно они должны стать локомотивами развития данного производства, — уверен он. — Аграриям должно стать экономически интересно рассматривать хлопчатник в своем севообороте». Для этого нужно привлечь ведущих зарубежных специалистов для разработки технологий возделывания данной агрокультуры на орошении для конкретных почвенно-климатических территорий выбранных площадок выращивания. Результатом работы должна стать «технологическая карта» по производству хлопчатника по выбранному типу орошения для конкретной местности.

Также, по мнению Борисенко, необходимо создать материально-технические станции, на базе которых будут сосредоточены машины для посева и уборки, а также станут работать специалисты, предоставляющие консультации по его возделыванию. Последних, в свою очередь, необходимо обучить в ведущих мировых хозяйствах по выращиванию хлопчатника. Все это должно быть организованно на базе заводов по первичной переработке сырца. «Предприятия выступят заказчиками для сельхозпроизводителей и профинансируют сезонно-полевые работы в части посевного материала, работ по посеву, уборке. В мировой практике заказчики даже предоставляют удобрения и средства защиты», — знает Борисенко. Он уверен, что господдержка может в полную силу заработать только после установления подобных отношений между потребителями и производителями волокна. 

Слабым местом хлопководства в России является и семеноводство. «Селекционные институты вывели сорта, но семеноводством никто не занимается. Это тоже связано с отсутствием техники, мощностей. Фермерам пока нечего предложить», — признает Подковыров. По его информации, ВолГАУ сегодня располагает количеством семян всего на 500-700 га. Площади же хлопчатника должны составлять по всей стране десятки тысяч гектаров, тогда это будет выгодно для экономики и вполне достаточно для снабжения легкой промышленности. Для ускорения процесса развития отрасли и выхода на новый уровень в первую очередь необходимо поддерживать научно-практическую работу по внедрению новых сортов, созданию селекционно-семеноводческих центров и элитных хозяйств, соглашается Кимсанбаев.

Необходимо также решать вопрос с поставкой техники для посева и уборки. Некоторые машиностроительные предприятия взялись в тестовом режиме делать аналоги зарубежной техники. Но есть сложности: например, в южных регионах страны почва плотная и импортные машины не справляются, сталь не выдерживает нагрузки, требуется доработка и адаптация под местные условия, говорит Подковыров.

Новые хлопковые технологии

Учредителю ИЧП «Единство Халикова» (разработка и внедрение новых технологий) Хашимбеку Халикову удалось запатентовать новую технологию возделывания хлопчатника под пленкой, которую он надеется распространять в России. Компания также долго исследовала новые методы борьбы с сорняками и другими вредителями без применения ядохимикатов. «Это даст возможность получать экологически чистую продукцию с высокой урожайностью, но с меньшими расходами», — отмечает он. На балансе предприятия уже шесть патентов на изобретения, призванные вывести хлопководство на качественно новый уровень и сделать отрасль конкурентоспособной на мировом уровне, еще четыре — на очереди. Уже проводилось тестирование данных технологий в Узбекистане, впереди пробы и в России. Ожидается решение Роспатента по возможности применения новой технологии при дефолиации хлопчатника без ядохимикатов, проходит экспертизу уборочный комбайн нового типа. «Спрос на изобретения уже подтвержден коммерческими компаниями во многих странах», — делится Халиков.

Источник
07.06.2019

Алёна Белая





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта