Александр Дугин: Суверенитет на подъёме, а мы разлагаемся (10.03.2018)

Суверенитет – это понятие государственное, очень четкое и определенное. Когда над государством нет никакой другой инстанции, чьи постановления обладали бы обязательным статусом для исполнения. Правитель, который может быть коллективным (совет, парламент, Дума) или индивидуальным (президент, царь). Суверенное государство делает то, что хочет
Другие суверенные государства тоже могут делать то, что хотят. Их можно принудить силой, но не законом.

·      Суверенитет упраздняет идею международного права. Международное право – это система договоров, постоянно меняющихся, между суверенными субъектами. Несколько суверенных государств могут заставить другое суверенное государство что-то делать или не делать. Но это решение силовое, а не правовое. По закону каждый свободен, но при этом никто не свободен от неких обстоятельств, в которых мы находимся. Соответственно, суверенитет одного государства заканчивается там, где вступает в действие суверенитет другого.

·      Мировая модель складывается из этих балансов. Уповать на международное право могут только либералы, которые отрицают суверенитет или, по крайней мере, стремятся к его минимизации.

·      В рамках суверенитета в российской действительности все обстоит довольно хорошо. Путин взял курс на укрепление суверенитета, который был потерян в 90-е годы, и придерживается его. Это его прекрасная черта.

·      В те периоды, когда наши правители укрепляли суверенитет, они покрывали себя славой, когда теряли - позором. Эта мера суверенитета остается в России до сих пор.

·      Но все меняется, если применить принцип идентичности. Идентичность – это состояние народа, народного духа, общества, которое, с одной стороны, транслирует Традицию, сохраняет то, что было раньше. Мы русский, православный народ. Культура в языке, в вере, во множестве маленьких элементов, которые делают русских русскими. С одной стороны, эта идентичность транслируется (имеет связь с прошлым, исторична) и одновременно связана с будущим.

·      Идентичность – это как минимум три человека: отец, мужчина и сын. Идентичность – тождество, то, что передается от отца к сыну.

·      С идентичностью у нас сейчас есть проблемы. Идентичность в нашем обществе болеет, мы на грани того, чтобы ее потерять. Суверенитет у нас укрепляется, а идентичность размывается. К примеру, при Петре мы укрепили суверенитет, но утратили идентичность; при Николае мы обладали огромным суверенитетом и стали восстанавливать идентичность. Процесс возрождения русской философии, Серебряный век – все это было элементами возрождения идентичности. Но что-то сломалось, и мы утратили и идентичность, и суверенитет. Потом большевики постепенно восстановили суверенитет, и совершенно изменили идентичность – потом она все равно «проросла». Где-то она есть, ведь без нее нас бы как русских не было.

·      Сейчас суверенитет на подъеме. Мы отбиваемся, и это хорошо – но при этом мы еще и разлагаемся. Наша идентичность находится в болезненном состоянии – она деградирует. Она не уходит к корням, а просто рассеивается по болотному горизонту потери смыслов. Советские смыслы мы растеряли, монархическая модель выглядит на сегодняшний момент карикатурно (здравомыслящих людей в консервативно-православном направлении очень мало), национализм ущербный и убогий.

·      Этот парадокс определяет время, в которое мы живем. Будем надеяться, на немыслимую внутреннюю мощь русского народа, который в самых тяжелых ситуациях может не просто выживать, но и сохранять свою великую бессмертную русскую душу. Суверенитет взяли – отлично; теперь надо что-то делать с идентичностью.



 
10.03.2018

Дугин Александр
Философ, политолог, социолог. Профессор, лидер Международного Евразийского движения
Источник: http://zavtra.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта