Татьяна ОКУЛОВА. Фото автора и из фонда музея треста «Гидромонтаж».: Тайна шагающего экскаватора (18.01.2013)

Филипп Тимофеевич Филоненко проработал в тресте «Гидромонтаж» 55 лет. Работал инженером, затем старшим инженером отдела главного механика, главным механиком МСУ-28. С 1979 по 1992 год он был главным механиком треста.
К технике Филиппа Тимофеевича влекло с детства. Когда его родное село Сандата Ростовской области было в 1943 году освобождено от фашистов, он решил сдать на права. Под началом однорукого инструктора мальчишки стаскивали к селу разбитые немецкие автомобили с обочин окрестных дорог (наши свою технику не бросали) в надежде собрать из нескольких трофеев что-то движущееся. Но мама была категорична: надо закончить школу. Филипп не перечил. В седьмом классе было всего 17 человек: 16 девочек и он. Учились по ускоренной программе.
В 1944 году он окончил 9 классов и поступил в Ростовский дорожно-механический техникум. В итоге стал не водителем, а техником-механиком по ремонту и эксплуатации автомобилей, тракторов и дорожных машин, и в декабре 1947 года оказался в Заполярье на строительстве железной дороги, соединявшей две великие сибирские реки Обь и Енисей.
Молодого специалиста назначили на должность механика экскаватора. Говоря современным языком, он был командиром экипажа, состоявшего из 12 человек.
В начале 1949 года его перевели в управление строительства инженером в электромеханический отдел, где начальником был Я.А.Кузнецов. В июле 1951 года Филоненко направили на Сахалин, а в 1953 году он вместе с женой, врачом-отоларингологом, был откомандирован в Монгольскую Народную Республику строить железную дорогу от Улан-Батора до китайской границы. В начале 1955 года, когда строительство шло к завершению, он по семейным обстоятельствам уволился и уехал в Москву, где его ждали жена и дочь, которой было 7 месяцев. И надо было такому случиться - в метро случайно встретил коллегу, который рассказал ему, что есть одна хорошая контора, которая ведёт работы в разных регионах нашей страны и, что самое главное, главным инженером её является Я.А.Кузнецов. Впоследствии эта контора стала называться п/я 646, а потом - «Трест «Гидромонтаж».
Кузнецов, конечно же, сразу узнал Филоненко и предложил ему работу. После оформления документов, которое длилось два с половиной месяца, Филипп Тимофеевич с женой решили, что поедут в Сибирь. Но пришлось задержаться на месяц в Москве, так как главный механик управления М.Д.Подлесных заболел и надо было помочь составить заявки на запасные части на 1956 год. За две недели Филоненко составил заявки, защитил их и готов был выехать в Томск на место основной работы в п/я 140. Но Подлесных посоветовал поехать сперва в командировку, не беря жену и дочь.
Через два дня в транспортном самолете вместе с Филоненко оказались А.С.Пономарёв - заместитель начальника главка и В.Г.Мухин - начальник конторы. Они летели в Томск-7, где директором «Нижней площадки» (так назывался объект) был А.И.Чурин, впоследствии он стал первым заместителем министра Е.П.Славского. По прилёте обнаружилось, что на стадии сдачи объекта п/я 140 выглядел очень плохо: ни одна коммуникация не соответствовала требованиям, вода на площадку в нужном объёме не подавалась.
В течение месяца все трое почти круглые сутки работали на этих коммуникациях: Пономарёв выполнял функции прораба, Мухин был за мастера, а Филоненко - бригадиром по водопонижению, откачке воды из траншей и опрессовке трубопроводов. В его бригаде было 10 военных строителей, которым пришлось почти всё переделывать. После пуска водовода Пономарёв полностью «разогнал» п/я 140, всё руководство было заменено.
Вернувшись из командировки, Филоненко узнал, что начальником управления п/я 646 (ставшего позже п/я М-5095, а затем трестом «Гидромонтаж») назначен Я.А.Кузнецов, а сам он зачислен инженером в отдел главного механика.
Целый год семья скиталась по частным квартирам в Москве. Хозяева непременно требовали предоплату за полгода, но больше трёх месяцев прожить на одном месте не удавалось: на пороге неизменно появлялся милиционер и требовал документ о прописке. Наконец, в 1956 году получили на троих 16-метровую комнату в Селятине во 2-м доме. Тут же её разгородили на три, сделав отдельную кухоньку и прихожку. Первое время пользовались керогазом. За керосином ездили в Апрелевку, потом организовали магазин в Петровском, а в конце 50-х годов в посёлке появился газ. Цистерны были закопаны там, где сейчас 118-й дом, по мере постройки домов к ним делали разводку.
Как только был построен 3-й дом, Филоненко получили две комнаты в трёхкомнатной квартире - почти хоромы, в которых они прожили до сдачи 7-го дома. В 1958 году въехали, уже вчетвером, с маленьким сыном, в трёхкомнатную квартиру.
Филипп Тимофеевич работал в тресте с 1955 по 2010 год. Сначала - в отделе главного механика, затем в 1966 году по инициативе главного инженера треста П.А.Керцмана его назначили главным механиком МСУ-28, через пять лет перевели в отдел главного механика на должность заместителя начальника. В 1979 году он стал главным механиком треста «Гидромонтаж».
Работа требовала постоянных разъездов. Огромное количество техники разных подразделений треста нуждалось в ремонте, надо было составлять заявки на запчасти и защищать их в главке, а потом «выбивать» наряды. Но эти трудности, хоть и требовали немало знаний и нервов, казались «цветочками» в сравнении с командировками на строящиеся объекты. Арзамас и Пенза-19, Новосибирск и Красно- ярск-26, Челябинск и Свердловск, Балхаш и Степногорск и ещё многие и многие стройки, так или иначе связанные с атомной энергетикой. О каждой Филипп Тимофеевич готов рассказывать часами. О людях, о проблемах и их решениях, о том, как по-своему красива природа всех этих мест. Чёрные скалы, зелёная тайга, жёлтые пески...
Пик командировочных нагрузок пришёлся на конец пятидесятых и начало шестидесятых годов. Редкий год удавалось быть с семьёй пять-шесть месяцев, командировки длились по полтора-два месяца, едва заканчивалась одна, как начиналась другая. Это естественно не нравилось супруге Филиппа Тимофеевича, ей было очень тяжело - работа, двое маленьких детей. Работала она тогда в Апрелевке, «разрываясь» между домом и своими пациентами. Однажды она поставила вопрос ребром: или он увольняется, или она разводится. Вряд ли дело действительно дошло бы до развода, но Филоненко всё же решился искать другую работу. Сказал об этом Я.А.Кузнецову. Тот не согласился его отпустить, сам поговорил с его женой. Но от командировок не освободил.
В начале 1961 года Филоненко избрали председателем избирательной комиссии по выборам в местный Совет. Он в душе не очень хотел этим заниматься, но в то же время был доволен: по закону его не могли теперь послать в командировку. Естественно, придя домой, он обрадовал этой новостью свою жену. Но радость была преждевременной.
На следующий день его пригласили на совещание в кабинет к Я.А.Кузнецову, который только что приехал из министерства. Там уже были Н.Ф.Русов, З.Н.Кудин, Жёлудов из ОМТС. Яков Андреевич почти 20 минут объяснял, какие задачи им предстоит выполнить в командировке в Заозёрном, на что надо каждому особенно обратить внимание. В конце беседы спросил: «Всё ясно? Идите, получайте командировочные, и чтоб завтра улетели».
Примерно через две минуты молчания Кудин, обращаясь к Кузнецову, начал загибать пальцы: «По плану отдела я должен закончить проект, до такого-то числа я должен составить план.» Начал загибать третий палец, но Яков Андреевич его перебил: «Товарищ Кудин! Я этот отдел создал, я его могу ликвидировать». Вызвал начальника техотдела В.В.Вальковского:
- Сегодня же освободите товарища Кудина от всех его обязанностей в отделе, он завтра улетает в Заозёрку.
- Слушаюсь, Яков Андреевич, - ответил Вальковский и сразу ушёл.
Филоненко тоже имел задачи по плану работы отдела, об этом он не беспокоился, но как сказать Кузнецову, что он избран председателем участковой избирательной комиссии?! Всё же решился и сказал. Яков Андреевич после этих слов так изменился в лице, что Филипп Тимофеевич даже на Севере его таким не видел. Пригласив к себе секретаря партийного бюро Н.Н.Захарова (он был старшим инженером ОГМ), сказал ему: «Чтобы до конца рабочего дня (оставалось два с половиной часа) на столе у меня лежал протокол общего партийного собрания о переизбрании председателя участковой избирательной комиссии!» - И добавил: «Что, у нас в управлении мало работников, не связанных с производством?»
На следующий день ночным рейсом все улетели в Красноярск, а затем поездом добрались до ст.Зима. Всю дорогу Филоненко сожалел о том, что радость его супруги была столь недолгой.
Работа в командировках была очень напряжённой. Направляли туда в самые критические периоды строек, работать приходилось в буквальном смысле слова «в поте лица», в любую погоду, днём и ночью.
Летом 1965 года Филоненко срочно вылетел на Мангышлак, где велись подводно-технические работы по строительству подводящего канала. В них участвовали МСУ-26 и МСУ-28. Н.Ф.Ярёменко, начальник МСУ-26, имел претензии к работе прорабства МСУ-28 (прорабом был Н.Н.Захаров).


На объекте было два бульдозера, три скреперных лебёдки и шагающий экскаватор, у которого вышел из строя шагающий механизм. Из рабочей силы были 9 водолазов, два бульдозериста, машинист экскаватора и пять рабочих - военных строителей. Механизмы почти все не работали, наряды рабочим-водолазам закрывались не совсем правильно, в прорабстве царили разброд и шатание.
В течение двух дней удалось отремонтировать один бульдозер. Второй требовал длительного ремонта и запасных частей, Ярёменко дал на 6 дней свой бульдозер, работа на дамбе возобновилась. Но как запустить шагающий экскаватор, который выполнял углубление канавы? Управление арендовало его у газовиков, а тех не очень беспокоило, что их экскаватор не работает.
И в это время, как нарочно, объект решил посетить А.И.Чурин, замминистра. Ярёменко убедительно попросил Филоненко сделать так, чтобы работали все механизмы. У Филиппа Тимофеевича было всего несколько часов.
Чтобы не ударить в грязь лицом, Филоненко сказал рабочим соорудить временный широкий настил с поручнями, похожий на лестницу, и установить его на правой дамбе канала (она была почти полностью готова). На левой дамбе находился экскаватор и оба бульдозера. Машинисту экскаватора было дано указание - как увидишь кавалькаду легковых автомобилей, делай операции: заброс ковша в канал, подтягивание ковша и выброс грунта на дамбу. Бульдозеры должны были выполнять планировку вынутого грунта.
Только подготовились, как подъехала автоколонна из 20-25 чёрных «Волг». Первым взошёл на дамбу Чурин, за ним все остальные, человек 40, в том числе Филоненко с Захаровым. Ярёменко доложил, что доработка объекта поручена тресту «Гидромонтаж». Чурин спросил, нет ли отставания по срокам, и получил ответ: «Всё идёт по графику». Глядя на работающий экскаватор, Чурин сказал, что он был в Англии на подобном объекте, и тот стал зоной отдыха для горожан.
Вся компания благополучно укатила. На следующий день позвонил Ярёменко, от всей души благодарил и удивлялся, как удалось запустить шагающий экскаватор. Но Филипп Тимофеевич секрет не выдал. Когда уезжал, всё работало. Правда, потребовалось съездить к газовикам, достать чуть ли не из-под земли запчасти, самим варить и чинить. На это ушло около полутора месяцев, но тайна шагающего экскаватора никем не была раскрыта.
Кроме грандиозных строек атомной промышленности, отдел главного механика курировал всё, что делалось трестом «Гидромонтаж» в Наро-Фоминском районе. Это относится к коровникам в «Таширове» и «Наре», цехам свинокомплекса в Кузнецове и мясоперерабатывающему комбинату в Рудневе и ко многим другим малым и большим стройкам. Можно сказать, что Филоненко в той или иной мере причастен ко всем селятинским домам и коммуникациям - все механизмы были «его». Старожилы помнят, что контейнерных площадок тогда не было, по посёлку ходили мусоровозы. Ходили «как часы», чётко по графику. Выступая на профсоюзном собрании, начальник ЖКО как-то сказал: «Не знаю, как бы мы жили без помощи ОГМ».
В 90-е годы наступил тяжёлый период развала треста. В 1992 году Ф.Т.Филоненко уволили «в связи с достижением пенсионного возраста», предложив перейти инженером по технике безопасности в медсанчасть, но такая «непыльная» должность была этому деятельному человеку не по душе. За два дня он нашёл себе «настоящую» работу и оформил перевод в УМИАТ к В.В.Титову. До 24 мая 2010 года Филипп Тимофеевич работал машинистом насосной станции на водозаборе, КНС-1, КНС-2.
У Ф.Т.Филоненко девять государственных наград. Среди них медали «За трудовую доблесть» (за Зеравшан), «За доблестный труд», «300 лет Российскому флоту», знак «Ветеран атомной энергетики», несколько знаков победителя соцсоревнования и ударника разных пятилеток, много почётных грамот и благодарностей. А ещё - прекрасные дети и внуки, которыми он гордится. И они тоже гордятся своим отцом и дедом.

Зеравшан, 1979. Строительство водовода 1200 мм от реки Аму-Дарья. Ф.Т.Филоненко (четвёртый справа) с рабочими МСУ-29 - участниками конкурса «Лучший по профессии». Третий справа - бульдозерист В.Г.Пухов (ныне живёт в посёлке Селятино).




/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
Статья опубликована в номере от 18.01.2013

Татьяна ОКУЛОВА. Фото автора и из фонда музея треста «Гидромонтаж».





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта