Василий Колташов: Теневой сектор "с самозанятыми и публичными домами" оценили в 20% ВВП (24.02.2019)

По данным Росфинмониторинга, теневой сектор российской экономики в прошлом году увеличился в денежном выражении до 20,7 трлн руб. (плюс 1,8 трлн к уровню 2017 г.), а в процентном – сократился до 20% ВВП. Финразведка не раскрывает методику оценки, известно, что учитывался серый импорт, уход от налоговых и таможенных платежей, "зарплаты в конверте". К теневому сектору принято относить и самозанятых, которых государство пытается мотивировать к обелению новыми налогами.
Несмотря на то, что бизнес в прошлом году "уходил в тень", за последние три года показатель все же сократился на 8%, следует из данных Финмониторинга. Впрочем, если это и произошло, то только в крупном незаконном бизнесе, об этом рассказал в интервью Накануне.RU руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов. Процесс подстегнула борьба с коррупцией в регионах и масштабная смена губернаторов. Что же до незарегистрированных индивидуальных предпринимателей, а таких в России десятки миллионов, то последние решения властей только усугубят процесс.

– Озвученные Росфинмониторингом размеры теневого сектора, по сути – околокриминальных денег – существенны для нашей экономики?

– Смотря что понимать под "теневым сектором". В России закон позволяет стричь людей и клеить обои, но если эти услуги оказывают незарегистрированные юридические лица, то они помещаются в состав теневой экономики. По сути у нас смешиваются наркомафия, публичные дома, скупка краденого вместе и вполне обыденная деятельность людей, не нарушающая Уголовный кодекс.

У нас не принято говорить, что обширность сферы невидимых налоговикам услуг – не очень плохой признак для экономики. Это говорит о том, что экономика жива на микроуровне. Но поскольку чиновники исходят из интересов макроуровня – больших компаний, государственных структур, то они все время пытаются вывести из тени именно микроуровень, причем, исключительно с целью получения налогов.

Проблема в том, что сама эта "тень" создана искусственно, государственная политика огораживания загоняет огромное количество людей занимающихся в общем-то легальной деятельностью, в ту же самую кучу, где находятся мафиози. Затем их начинают выводить, ставя какие-то новые условия и ограничения. Но не надо условий – просто разрешите людям заниматься их работой.

– То есть в случае с микроуровнем вывод из тени – это не налоги, а легализация?

– Да, пора изменить подход к сфере самозанятых, оставить ее в покое и не пытаться получить здесь дополнительные налоги. Как только вы разрешаете людям торговать продуктами – перестанете разгонять бабушек с укропом – вы легализуете мелкую торговлю, даете возможности для ее развития. Если вы эту же бабушку заставляете регистрироваться, вводите для нее налог, то вы загоняете ее в тень.

Что нужно? Во-первых, ввести необлагаемый минимум, было бы хорошо, если бы он составлял 50 тыс. руб., один только этот шаг обелит огромную сферу. Надо понимать, что если мама, сидя с ребенком, умудряемся подрабатывать мелированием волос, то это еще не малый бизнес. Это уровень едва зарабатывающего самозанятого и выводить эту маму из тени – дело бесполезное и глупое. Во-вторых, мотивировать самозанятых за счет создания пенсионной модели: если они зарегистрируются как плательщики, то должны платить не налог, а какую-то сумму, которая гарантирует им приличную пенсию. Так делают в Европейском союзе.

Наше решение по самозанятым лежит в другой плоскости, в нем бабушка, наторговавшая на 5 тыс. руб. – злостный неплательщик и враг российской законности. Единственное, что люди вынесли из эксперимента, надо и дальше укрываться от закона.

– И тем не менее, налог, якобы легализующий самозанятых, может появиться по всей стране уже через год.

– А здесь инициаторам следовало бы посоветоваться с Виктором Януковичем. Расспросить его, как он душил малый бизнес на Украине, меняя "упрощенку" на более сложную схему. Он сделал это в стране с невероятно обширной микроэкономической экосистемой, чем вызвал мощнейший гнев миллионов людей и позволил использовать его в майданной операции. Если агрессивно применять налог на самозанятых, то он вызовет сильнейшее недовольство и в России. Здесь тоже присутствует политика, последствия на Украине были очень жесткими, не думаю, что те, кто пытается провести эту же схему в России – глупые люди, скорее всего, они вредители.

– Если верить Росфинмониторингу, теневой сектор в России сокращается. За счет чего?

– Сокращение теневой сферы может происходить только за счет усилий по изменению качества работы малых и средних предприятий – грубо говоря, стало меньше нелегальных коньячных заводов. На юге России, в Дагестане, десятилетиями работали фирмы, которые нигде не регистрировались. Они просто платили деньги – кто в прокуратуру, кто в полицию, кто в губернаторскую команду. Ситуация развивалась до назначения Васильева губернатором. Такую же картину можно было наблюдать в ряде национальных республик, даже в Москве я знал предприятия, которые работали по такой схеме. Это связано с региональной коррупцией, но из-за решений по смене губернаторов, в чем-то – благодаря борьбе с коррупцией – теневой сектор здесь сокращается.

– Эта тенденция продолжится?

– Только в секторе бизнеса. Теневая сфера самозанятых по предложенным правилам сокращаться не будет. Более того, мы столкнемся с негативными последствиями, если власти не захотят смягчить экономическую политику на нижней ступени надстройки. Произойдет изменение образа мысли людей: сейчас их интересуют только экономические вопросы, но в будущем будет несложно привести их в политику.

Источник: https://www.nakanune.ru/articles/114920/
24.02.2019

Василий Колташов





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта