Малек Дудаков: Трамп против ЕС: как США пытаются спасти Европу от самой себя (ЕС - США) (10.06.2019)

США поставили ЕС очередной ультиматум — либо Европа меняет курс оборонной политики и допускает американские компании до проектов, связанных с вооружением, либо ЕС остается "один на один перед лицом таких угроз, как Россия". До этого Трамп требовал увеличить расходы в военный бюджет НАТО, грозил санкциями за дела с Ираном и требовал отказаться от российских ресурсов в пользу американских. С точки зрения Трампа, он спасает Европу. Он не верит ни в ЕС, ни в его будущее. Малек Дудаков — о том, как на самом деле в США относятся к Европе и почему считают ЕС примером худшего глобалистского проекта. 
"Жалкий лузер" против Трампа

Очередной пример твиттерной баталии Дональда Трампа с мэром Лондона Садиком Ханом во время визита американского президента в Великобританию является по-настоящему знаковым. Он очень точно отображает то, как Трамп относится к текущему состоянию дел в Британии (и даже больше — во всей Европе). Но верно и обратное: это отражает и отношение к самому Трампу среди политических элит Старого Света.

Садик Хан, ужасный по всем статьям мэр, глупо вредничает из-за визита президента Соединенных Штатов - страны, которая является самой важной союзницей Соединенного Королевства. Жалкий лузер, которому следует сосредоточиться на преступности в Лондоне, а не на мне, — написал Трамп. 

На заседаниях Атлантического совета — влиятельного либерального внешнеполитического форума стран-членов НАТО — часто можно услышать вопрос: "Почему Трамп так не любит Европу?". Как раз этот вопрос сейчас один из самых актуальных. 

Трамп посетил Лондон в один из судьбоносных моментов для будущего Евросоюза. Правительство Терезы Мэй, которая так и не смогла довести процедуру Brexit до конца, уходит в отставку. Начинается долгая и ожесточенная борьба за место следующего лидера Консервативной партии, читай нового премьер-министра Британии. Большинство участников гонки — популярные в глазах консервативного избирателя "брекзитеры", ярые сторонники Brexit.

Трампа встретили в Великобритании традиционными протестами

Предвыборная кампания проходит на фоне стремительного роста рейтингов партии "Брекзит", сформированной буквально месяц назад под руководством Найджела Фараджа, и либерал-демократов. Последние, в отличие от консерваторов и лейбористов, однозначно выступили за сохранение Британии в Евросоюзе и таким образом смогли аккумулировать вокруг себя многих избирателей-центристов.

Трамп не мог удержаться от комментариев по поводу хаотичной британской политики. Он поддержал Бориса Джонсона в борьбе за пост премьера и призвал консерваторов пригласить Фараджа в свой новый кабинет министров, поручив тому заняться переговорами с Брюсселем.

Трамп хвалит Джонсона и Фараджа

Фарадж, наверное, самый близкий друг Трампа среди всех европейских политиков. Он лично провел одиннадцать выступлений на предвыборных митингах Трампа в разных штатах в 2016 году. Неслучайно, что Фарадж является и известнейшим антагонистом Европейского проекта.

Для администрации Трампа и его советников Китай — главный геополитический соперник США в XXI веке, основной стратегический и торговый противник. Они видят в лице Китая с одной стороны нечестного, а с другой — крайне агрессивного игрока, манипулирующего правилами международного сообщества в свою пользу.

Европа же в глазах действующей администрации в Белом доме — это нечто совсем другое. Плохо организованное сообщество стран, исторически и культурно неоднородных, не способных прийти к консенсусу ни по единому вопросу. А сформированная в Брюсселе бюрократическая машина — худший пример глобалистского проекта, который одновременно и угрожает суверенитету входящих в ЕС стран, и при этом является чуть ли не синонимом неэффективности и нежелания решать реальные и насущные проблемы Европы.

Почему Трамп не любит Европу, а Европа — Трампа

Все, что делает команда Трампа в контексте европейской политики, не стоит считать попыткой "ослабить" Европу или добиться преимуществ для США за счет Старого Света. Скорее это определяется стремлением Трампа спасти Европу, колыбель западной цивилизации, от самой себя.

Подобные настроения в США появились давно. Похожим же образом 70 лет назад Франклин Делано Рузвельт убеждал "ленивых и нелюбопытных" местечковых американцев вступить на сторону Британии в войне с Германией, когда большинство избирателей выступали однозначно против любого участия в очередной европейской бойне. Кстати, символично, что Трамп посетил Британию в дни 75-летия высадки в Нормандии и открытия второго фронта против гитлеровской Германии.

Очевидны идеологические противоречия между взглядами советников Трампа, определяющих его политику, и членов Еврокомиссии в Брюсселе. Евробюрократия видит себя светочем либеральных и прогрессивных ценностей в современном мире, которой одновременно противостоят американский палеоконсерватизм, китайский и российский национализм. Не зря мэр Лондона Садик Хан открыто называет Трампа "вопиющим примером крайне правой угрозы". Не обозначая открыто, угрозы чему, но это и так понятно — угрозы либеральному миропорядку.

Для Трампа же конструкция Евросоюза плоха и со стороны организационной (она, проще говоря, неэффективна), и с цивилизационной. В этом есть свой парадокс: чем больше реформ осуществляется внутри Евросоюза и чем влиятельнее он становится, тем в реальности ситуация становится хуже для самой Европы.

От бесчисленных экономических и "зеленых" регуляций страдает малый бизнес на местах, особенно в странах Восточной Европы. Навязанная из Берлина и Франкфурта монетарная политика вынуждает государства жестко экономить на всем, включая предоставление самых базовых социальных обязательств. Италия или Греция находятся на грани банкротства, ведь они не могут эмитировать свою собственную валюту и таким образом пополнять дефицит бюджета.

Курс на последовательное снижение военных расходов приводит к тому, что лишь семь стран-членов НАТО выполняют требование блока о выделении суммы в 2% от ВВП или более на оборонительные нужды. В то же время Брюссель вовсю создает в какой-то степени "потешную" общеевропейскую армию, которая по-хорошему будет носить характер немецко-французского военного корпуса с неясным уставом и непонятными целями.

Европейские страны по одиночке не могут оставаться серьезными игроками на международной арене — это понимают и в Вашингтоне. Но в администрации Трампа хотели бы видеть Европу союзом реально независимых суверенных стран, со своим законодательством, валютой, армией и прочим, чьим единственным общим местом оставалась бы внешняя политика. Текущий Европейский проект во многом является прямой противоположностью такому взгляду. И неудивительно, что Белый дом открыто поддерживает партии евроскептиков: итальянскую "Лигу", польскую "Право и справедливость", с недавних пор венгерскую "Фидес" и ту же партию "Брекзит".

Цивилизационно образ Евросоюза как предтечи либерального мирового правительства не может не вызывать отвращения в администрации Трампа. Лозунг "Make America great again" во многом означал восстановление американского суверенитета, сдерживаемого международными институтами вроде ООН. Того же самого Трамп хотел бы добиться и для Европы.

К этому добавляются и очевидные каждому экономисту торговые противоречия. Здесь и нерешенная ситуация по экспорту американской сельхозпродукции в Европу, и готовящиеся тарифы на немецкий автопром, французские вина и итальянские сыры.

Евросоюз старается постепенно наращивать поставки сланцевого газа из США, однако его доля до сих пор составляет микроскопические значения в масштабах всего газового спроса Старого Света. 2-3 миллиарда кубометров американского газа в год не могут даже и близко сравниться с теми 700 миллиардами, что подаются в Европу "Газпромом".

Но гораздо важнее исходящая стратегическая угроза со стороны Китая. В Белом доме уверены: участие Европы в масштабной программе "Один пояс — один путь" является фактической капитуляцией перед лицом китайского доминирования в международной политике. 

Не просто так госсекретарь Майк Помпео угрожает европейцам очень большими проблемами в случае, если они одобрят разворачивание сетей 5G на основе оборудования Huawei. Здесь используются самые радикальные примеры: например, Помпео намекает, что в ситуации возможного военного конфликта между США и Китаем эти сети будут попросту отключены по приказу из Пекина.

В своем твите о мэре Лондона Трамп обратил внимание на "эпидемию преступности" в городе. В прошлом похожими словами он определял и ситуацию в Париже — некогда красивом городе, в который американскому президенту больше не хочется возвращаться. Для Трампа в этом заключается квинтэссенция сегодняшней Европы, в прошлом сильной и влиятельной, а теперь угасающей политической силы под гнетом своих собственных заблуждений и внешних угроз. Бюрократизация экономики, бесконтрольная миграция с Ближнего Востока, рост китайского влияния — в Белом доме уверены, что только они могут защитить Европу от всего этого.

Источник
10.06.2019

Малек Дудаков





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта