Александр Буренков: Творческое наследие Н.Я. Данилевского и Россия в XXI веке (доклад на 17 ВРНС) (08.11.2013)

Российская политическая элита вот уже более 140 лет располагает историософским трудом Н.Я. Данилевского «Россия и Европа», который должен, наконец-то, быть положен в основу внутренней и внешней политики государства. По прошествии почти что полутора веков с года опубликования книги «Россия и Европа» можно с уверенностью сказать, что если бы царское правительство взяло бы за основу своей внешней и внутренней политики историософские открытия Н.Я. Данилевского и предложенный им конкретный проект политических действий, то Россия избежала бы не только революции 1917 года, но и участия в первой мировой войне, и сегодня ведущей мировой державой были бы не США, а Россия.

Валдайская речь нашего Президента по сути должна открыть широкую дискуссию по всем проблемам, от правильного решения которых зависит будущее страны, в конечном итоге речь идет о том, что «… вопрос обретения и укрепления национальной идентичности действительно носит для России фундаментальный характер». Разрешите обратить внимание на обязательность использования историософии Н.Я. Данилевского для такой дискуссии. Сегодня время конкретных предложений. Что означает сам факт постановки задачи «обретения национальной идентичности»? Это означает, что когда-то мы ее в значительной степени потеряли. Первым на это указал Н.Я. Данилевский в конце XIX века. Эта потеря произошла в результате прививки культурных начал народов западной цивилизации к народному началу русского государствообразующего народа в результате культурной революции, совершенной Петром Первым. Поначалу это коснулось только высших сословий и вылилось в «европейничанье», как болезнь русской души, в трех его формах: в искажении форм быта, в импорте системы западных учреждений, в становлении привычки смотреть на свои дела сквозь призму европейских интересов. Н.Я. Данилевский пользуется категориями «народное начало», «душа народа», «национальный характер», «исторический инстинкт», современными синонимами которых являются «генотип народа», «архетип народа», «культурный и духовный код народа». Н.Я. Данилевский вывел закон непередаваемости народных начал от одного народа к другому, как не передается душа одного человека к другому. Попытка такой пересадки может привести к смерти подопытного народа. Русский народ, достигший в своем историческом движении государственной формы общественного устройства, отстоявший свою политическую независимость, является государствообразующим народом. Россия в конце XIX века вошла в цивилизационную стадию своего развития. Н.Я. Данилевский показал, что у государства две роли: одна по отношению к гражданам состоит в покровительстве чести, свободе и имуществу граждан; другая по отношению к государствобразующему народу состоит в защите и сохранении его народных начал, то есть его культурного и духовного кода. Без выполнения государством этой второй основной функции государствообразующий народ не сможет быть источником созидательной энергии для функционирования своего государства, которое, в конечном итоге, рухнет, если будет игнорировать свое основное предназначение. Объектом управления со стороны государства является как раз сам «культурный и духовный код» государствообразующего народа, а не те или иные конкретные проекты, как это происходит в истории России вот уже 300 лет, а народ используется государством в качестве материала для этих проектов. Именно игнорирование этой особой роли государства и привело уже два раза в XX веке к потрясениям: в 1917 году и 1991. Мы не сможем разработать эффективную национальную стратегию России в XXI веке без выявления причин постоянного драматизма нашей истории.

Только в религиозной сфере деятельности русский народ находится в естественной для себя форме, восстановив институт Патриаршества, сохранив Русскую Православную Церковь подвигом новомучеников. В политической сфере, общественно-экономической, сфере искусства стоит задача поиска и возврата к своим самобытным формам исторического движения. Но только постепенно, не делая резких движений, ценя ту стабильность, которая установилась сегодня после 90-х годов. Решение этой задачи и есть самая настоящая национальная идея, которая приведет к процветанию русского народа, как государствообразующего, и автоматически всех народов России в силу толерантной особенности его национального характера. Толерантность есть естественное состояние русского народа в отличие от народов западной цивилизации.

С этой целью необходимо восстановление нашей истории: Два события, произошедшие в XX веке, требуют своего объяснения: это добровольная сдача власти в феврале 1917 года царским правительством и точно такая же добровольная сдача власти партийно-государственной номенклатурой в 1991 году. Третьего раза Россия может не выдержать. Историософия Н.Я. Данилевского дает нам решение этой задачи. Общим в обоих случаях является то, что непосредственному краху обоих политических режимов предшествовал одинаковый, по сути, процесс либерально-демократических реформ на основе политического опыта народов западной цивилизации, все тот же процесс «европейничания», который, к тому же, опережающими темпами производился в политической сфере, а не в экономической. Но разве может узкая группа людей высшего политического руководства страны разрушить политическое устройство народа, достигшего такого могущественного уровня своей государственности? История показывает, что в России это уже случилось дважды именно потому, что государствообразующий народ, зараженный проказой «западничества», не успел создать свою национальную элиту, по крайней мере, в количестве, достаточном для организации отпора заговорщикам. Национальная элита – это образованная часть народа, которая не только интуитивно чувствует опасность, как простой народ, но и способна даже в мирное время формулировать политическую программу действий.  Блестящим примером такой элиты является английская, которая всегда действует в интересах своего народа, адекватно его национальному характеру.

Поэтому основной задачей национальной стратегии развития является воспитание национальной элиты государствообразующего народа адекватно его «культурному и духовному коду». Как бы ни ругали мы свое время, но историософия Н.Я. Данилевского, примененная к анализу 300-летней истории России, говорит нам, что мы живем с Вами в том самом периоде нашей истории, когда это только и можно сделать, потому что впервые максимально освобождены все общественные творческие силы и гражданского общества и самого государства. Об этом нам говорит сам факт нашего высокого собрания в составе 17-го Всемирного Русского Собора, который в настоящее время стал единственной дискуссионной площадкой, где собираются не только представители гражданского общества, но и государственные деятели самого высокого уровня.

Самое ближайшее время, когда эту задачу можно было бы решить более эффективно – 1960-е года, время неудавшихся «косыгинских» реформ, но которые и провалились как раз в силу отсутствия той свободы, которую мы имеем сегодня, а отсутствие политической воли того руководства говорит нам о его несоответствии понятию национальной элиты.

По всей видимости, количество людей образованных и понимающих суть как мировых процессов, так и задач нашей внутренней политики, достаточно для решения этих задач. За 25 лет реформ сформировался класс руководителей в экономике, местном самоуправлении, здравоохранении, образовании. Это, прежде всего, первые руководители, которые уже привыкли к принятию самостоятельных решений. Порой, в неформальной обстановке можно услышать самые глубокие суждения, а в случае, когда надо публично определить свою гражданскую позицию, они практически все пасуют. Есть очень простой и тревожный ответ на этот вопрос: все они участники хозяйственной деятельности и сидят на банальном крючке у государства, которое поставило их в такие правила, буквальное выполнение которых просто невозможно без вреда своим трудовым коллективам или гражданам. Сегодня любого человека, который в день подписывает кучу юридических документов можно привлечь к административной или даже уголовной ответственности. Предпринимателя за бесконечную борьбу за оптимизацию налогов, директора больницы за подписывание актов выполненных работ по ремонту наперед, так как деньги пришли в конце года, а перенести их на следующий год можно только незаконно; директора школы за акты по школьному питанию; самым битым в этой цепочке является руководитель органа местного самоуправления. Это явление не вдруг, а является продолжением советского периода: людей сажали за приписки плана, нецелевое использование бюджетных средств. Государство обязано создать саму возможность для своих граждан быть законопослушными. Только такой человек может быть по настоящему свободным, а значит претендовать на состояние национальной элиты. Например, в экономике стоит рассмотреть вопрос о переходе на один налог с оборота, а налоговым агентом сделать банки, по аналогии с тем, как предприятия являются налоговыми агентами по сбору подоходного налога.

Но этого недостаточно. Национальная элита может порождаться только всей массой граждански активного народа. Здесь мы тоже имеем большую проблему. В результате 70-летнего социального эксперимента мы имеем сегодня население, совершенное отученное от самостоятельного решения вопросов своего территориального проживания, за исключением, может быть, частного сектора. В советский период государство требовало от человека только хорошо трудиться на своем предприятии, квартиру он получал в порядке очереди, а все вопросы на месте проживания за него решал государственный ЖЭК. Государство совершенно отучило население от права и обязанности решать самостоятельно  ряд жизненно важных для него вопросов. В результате население, приватизировав квартиры, совершенно не спешит объединяться в ТСЖ, а ждет когда государство все за него сделает. Поэтому безусловно положительный 131 закон о местном самоуправлении, чуть ли единственно бесспорный результат реформ, буквально висит в воздухе. Под ним нет территориально объединенного населения, граждански активного, способного справедливо и выбирать, и контролировать свою власть. Настало время с населения спрашивать, но у государства нет на это никакого морального права. Основной проблемой переживаемого исторического периода является  «глухое» недоверие граждан, прежде всего русских, к своему государству. Это недоверие родилось не сегодня, а имеет исторические корни, уходящие вглубь веков к петровской прозападной революции. Для укрепления российской государственности необходимо найти способы преодоления этих негативных процессов, остановить процессы изменения народного характера, вернуть доверие граждан к своему государству. Необходимо вернуть то состояние (по выражению Н.Я. Данилевского) «дисциплинированного энтузиазма масс», который не раз спасал наше Отечество. Не имея возможности из-за времени развернуть стройную систему доказательств, остановлюсь, по сути, только на выводах. Государство должно в ближайшее время найти наиболее адекватный и потому эффективный способ возвращения доверия своих граждан. Россия была сильна общинными формами хозяйствования и территориального проживания. В XIX веке - это крестьянская земледельческая община и русские ремесленные и строительные артели, в XX веке – трудовые коллективы колхозов и предприятий. Что сегодня на самом деле является конечной исторической заменой этих форм народной жизни? Это сохранение общегосударственной собственности на недра и ряд предприятий естественных монополий. Консолидация общества в понятие «Родина», которая ранее осуществлялась владением своей землей по всей территории необъятной страны, может и должна быть заменена получением реальных доходов всеми гражданами страны от эксплуатации того, что находится под землей. Необходимо осуществить естественную замену в сознании граждан объединительного начала нашей российской нации. Этим объединительным началом естественным образом является производное от огромной территории государства российского, освоенного предыдущими поколениями, – ее недра. Сделать это возможно, например, путем введения «счёта гражданина Российской Федерации» от младенца до старика, на который обеспечить поступление доходов от недропользования и минерально-сырьевого комплекса, который в перспективе конечно же должен быть национализирован, хотя бы в форме акционерно-государственной. Расходование средств с данного счёта жестко привязать к расходам на нужды образования, медицины, ремонт жилья и приобретение его и даже на пенсионное обеспечение. Только такой подход сможет вернуть доверие граждан к своему государству, у идеи солидарного общества будет прочная экономическая основа, можно будет говорить о российской гражданской нации с русским государствообразующим ядром. Наполнение этого счета может производиться и за счет перераспределения средств из фондов общественного потребления, что позволит сделать его наполнение существенным.

Государство получит моральное право напомнить своим гражданам об их обязанностях. Только после нахождения путей решения консолидации общества и возвращения доверия граждан описанным выше или другим путем, можно рассчитывать на становление настоящего местного самоуправления с самого низового уровня: многоквартирного дома, улицы. Тогда реально работающий институт муниципальных выборов встанет на твердые ноги. Но надо вспомнить о неудачном опыте российского земства: добившись громадных успехов в благоустроении жизни на местах, местное самоуправление в виде земств не получило развития дальше уездного и губернского уровней. Естественным образом напрашивалась необходимость поднять уровень земского самоуправления до уровня Всероссйского Земского Собора, как высшего законадательного органа власти. Но вместо этого царское правительство в очередной раз пошло по пути импорта западных форм политического устройства: была создана государственная Дума и разрешены политические партии. В результате страна потеряла возможность создания своей самобытной системы политического устройства.

Все политические реформы сегодня должны следовать только после экономических, повышающих благосостояние граждан, и начинаться с самого низшего территориального уровня, приучая население к самостоятельности, к объединению в территориальные общины на месте проживания, начиная с домов и улиц. Только после положительного результата на этом направлении переходить к формированию областных земств, но уже без прямых выборов. Институт прямых выборов должен заканчиваться на муниципальном уровне, а далее должен работать институт представительной демократии, вплоть до уровня Земского Собора, как высшего законодательного органа власти. Условием и гарантом развития самой широкой народной демократии – земств – является переход к унитарной форме государственного устройства России как президентской республики. Президент должен выбираться Земским Собором пожизненно, как Поместный Собор РПЦ выбирает Патриарха. Губернаторы областей выбираться областными земствами по представлению Президента. Политические партии могут оказывать свое влияние через участие в земских выборах (муниципальных). В результате такой конституционной реформы наша страна будет называться Россия. Одинаковость унитарных форм государственного устройства с Украиной, Белоруссией создаст возможность объединения в одно федеративное государство, которое может называться Российской Федерацией.

Статья опубликована в номере от 08.11.2013

Буренков Александр
Директор Института русско-славянских исследований им. Н.Я. Данилевского, главный редактор газеты "Гражданин-созидатель"





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта